Литература народов стран зарубежья | Филологический аспект №05 (109) Май 2024

УДК 821.111:82-255

Дата публикации 12.05.2024

Черты постмодернистской литературной пародии в романе Т. Пратчетта «Вещие сестрички»

Осадчая Татьяна Юрьевна
кандидат пед. наук, доцент кафедры теории и практики перевода и зарубежной филологии, Севастопольский государственный университет, РФ, г. Севастополь, osadchaya_ta@mail.ru
Каус Алиса Рудольфовна
студент кафедры теории и практики перевода и зарубежной филологии, Севастопольский государственный университет, РФ, г. Севастополь, jilisa777@gmail.com

Аннотация: В статье выделяются характерные черты постмодернистской литературной пародии в романе Т. Пратчетта «Вещие сестрички», который до настоящего момента не был исследован в подобном ключе, что определяет теоретическую значимость работы. В исследуемом романе прослеживаются следующие черты постмодернистской литературной пародии: пародирование нескольких дискурсов; интертекстуальность, «снисходительная» пародия произведений других авторов и реалий действительности.
Ключевые слова: литературная пародия, постмодернистская пародия, литературоведческий анализ, Т. Пратчетт, «Вещие сестрички».

Characteristics of postmodern literary parody in T. Pratchett’s novel “Wyrd sisters”

Osadchaia Tatiana Iurevna
PhD in Pedagogy, associate professor of Theory and Practice of Translation and Foreign Philology Department, Sevastopol State University, Russia, Sevastopol
Kaus Alsa Rudolfovna
student of Theory and Practice of Translation and Foreign Philology Department, Sevastopol State University, Russia, Sevastopol

Abstract: The article highlights characteristic features of postmodern literary parody in T. Pratchett’s novel “Wyrd Sisters,” which until now has not been studied in a similar vein, which determines the theoretical significance of the work. The novel under study exhibits the following features of postmodern literary parody: parody of several discourses; intertextuality, ‘parody without ridicule’ of other authors’ works and realities of reality.
Keywords: literary parody, postmodern parody, literary analysis, T. Pratchett, “Wyrd sisters”.

Правильная ссылка на статью
Осадчая Т.Ю., Каус А.Р. Черты постмодернистской литературной пародии в романе Т. Пратчетта «Вещие сестрички» // Филологический аспект: международный научно-практический журнал. 2024. № 05 (109). Режим доступа: https://scipress.ru/philology/articles/cherty-postmodernistskoj-literaturnoj-parodii-v-romane-t-pratchetta-veshhie-sestrichki.html (Дата обращения: 12.05.2024)

Пародия как литературный феномен существует уже несколько веков. Каждая эпоха оказывает определенное влияние на данное явление, однако, именно в период постмодернизма пародия приобретает новые уникальные черты и полностью меняет свою направленность и форму.

Изучением постмодернистской литературной пародии занимались и продолжают заниматься как отечественные, так и зарубежные исследователи: В. И. Новиков [1], Г. И. Лушникова [2; 3; 4; 5], В. О. Пигулевский [6], Ю. С. Серенков [7], О. Е. Сысоева [8], С. Дентис [9], Ф. Джемисон [10], Л. Хатчеон [11] и другие.

Постмодернистские авторы стремятся к постоянному расширению диапазона художественных приемов, в произведениях появляется большое количество интертекстуальных связей, разнообразных элементов игры с читателем: «… постмодернистская литература признает связь со всеми другими предшествовавшими ей культурами, прибегает к различным художественным приемам в создании текста. К этому списку относятся такие игровые элементы, как ирония, пародия, интертекст и интертекстуальность, двойной код, «авторская маска», пастиш, «черный юмор» [12, с. 133].

Постмодернистская пародия, в отличие от пародии предыдущих эпох, не содержит жесткой критики. Она направлена, в первую очередь, на устранение элитарности художественного текста, осуществление «диалога» культурных кодов, установление факта приемлемости различных взглядов на мир.

Границы пародии все больше размывается, некоторые ученые даже полагают, что пародия заменяется пастишем [10]. Постмодернистская пародия является более сложной, чем классическая. Она не несет в себе жесткой критики по отношению к объекту пародии, напротив, переосмысливает более ранние произведения и явления и помогает читателю лучше понять их суть. По словам исследователей, «главное отличие постмодернистской иронии и пародии заключается в их имплицитном характере, в отсутствии эксплицитных маркеров, сигнализирующих об этих модусах, что было свойственно литературе прошлого» [5, с. 348].

Актуальность нашего исследования обусловлена, с одной стороны, тем фактом, что феномен постмодернистской пародии был и остается в центре внимания исследователей и требует дальнейшего изучения, с другой стороны, роман Т. Пратчетта «Вещие сестрички» до настоящего времени не был исследован с точки зрения выявления в его художественном пространстве характерных для постмодернистской пародии черт.

Цель данной научной статьи – изучение черт постмодернистской литературной пародии в романе Т. Пратчетта «Вещие сестрички».

Исследуемый роман Т. Пратчетта является ярким примером постмодернистской пародии, которую мы в данной статье рассматриваем не как жанр, а как элемент поэтики или прием.

Принадлежность романа «Вещие сестрички» к жанру фэнтези позволяет автору усилить пародийное начало, поскольку именно фэнтези предоставляет широкое поле для переосмысления различных тем и пародирования прецедентных текстов. Говоря о романах цикла «Плоский мир», исследователи отмечают, что «… пародийное начало, которое положено в основу созданной автором вселенной, определяет тексто- и смыслопорождающие функции интертекстуальных включений» [13, с. 7].

Для исследуемого романа в полной мере характерна одна из черт постмодернистской пародии – пародирование различных дискурсов. Мистический, научный и политический дискурсы являются наиболее интересными из представленных в произведении.

Мистический дискурс пародируется при помощи образов трех ведьм, которые символизируют собой разные эпохи ведовства. Образ Маград Чесногк, которая является самой младшей колдуньей, представляется собой пародию на современные неоязыческие религии (преимущественно на Викку), которые излишне романтизируют ведовство. Она единственная из трех, кто читает гримуары, рисует пентакли и считает нужным взаимодействовать с демонами по всем канонам. Двое других находят ее занятия забавными, ведь для колдовства это все абсолютно неважно. В романе Т. Пратчетта ведьмы не имеют авторитетов, готовы нарушать любые правила и действовать нестандартным способом для достижения своих целей: «“We conjure and abjure thee by means of this –” Granny hardly paused – “sharp and terrible copper stick.” The waters in the boiler rippled gently. “See how we scatter –” Magrat sighed – “rather old washing soda and some extremely hard soap flakes in thy honour. Really Nanny, I don’t think-”. “Silence! Now you, Gytha.” “And I invoke and bind thee with the balding scrubbing brush of Art and the washboard of Protection,” said Nanny, waving it. The wringer attachment fell off. “Honesty is all very well,’ whispered Magrat, wretchedly, “but somehow it isn’t the same”» [15, p. 93]. Интересным моментом здесь является то, что хоть Маград Чесногк и является самой младшей, именно ее колдовство распознается читателем как более каноничное и традиционное. Традиционные взгляды на колдовство в романе сосуществуют наравне с современными и оригинальными.

Пародирование научного дискурса в произведении также связано с образами ведьм. Эсмеральда Ветровоск относится к старшему поколению волшебников, но она не стремится постоянно использовать магию. По ее мнению, любую проблему можно решить с помощью научного метода, придуманного ей самой. Ее ‘headology’ заключается в логическом осмыслении ситуации и поиска рационального решения. Рациональность и мистика сталкиваются во фразе матушки Ветровоск, обращенной к Маград Чесногк: «“You don’t need none of them. […] You need headology. […] Demons don’t care about the outward shape of things”» [15, p. 93-94].

Кроме того, сознательный выбор рациональных решений персонажами романа является пародией на фэнтезийный жанр, который стал очень популярен во второй половине XX века. Т. Пратчетт говорил, что изначально задумывал свой роман как «противоядие фэнтэзи». Примером пародирования данного жанра является следующая фраза: «“[…] go around with axes in their belts, and call themselves names like Timkin Rumbleguts”» [15, p. 224]. Можно предположить, что автор в этом отрывке иронизирует над «Хобитом» Д. Р. Толкина и его персонажем Торином Дубощитом.

Пародирование политического дискурса и реалий политической жизни государства также представлено в романе. Широко освещается проблема жестокости и корыстолюбивости власти, при этом глупость правителей не выставляется как порок, а даже наоборот, показывается, как достоинство. Например, погибший в начале произведения король при жизни думал очень редко: «… managed quiet well for forty years without having to think more than once or twice a day», главные героини, при этом считают его неплохим правителем и говорят, что глупость – хорошее качество для правителя: «You’d have to be a born fool to be a king» [15, p. 22]. Т. Пратчетт проводит аналогию между политическими проблемами выдуманного и реального государства: «“I have no recollection of it at this time”, he murmured» [15, p. 175]. Похожую фразу о политической ситуации сказал президент США Ричард Никсон во время заседания по поводу Уотергейтского скандала.

Интертекстуальность является еще одной чертой постмодернистской литературной пародии, более того, ее основополагающим принципом: «… в связи с тем, что пародия есть реплика в сторону пародируемого объекта, это особый (шутливо-критикующий) ответ в дистантном диалоге культур. Текст пародии обязательно содержит в себе в перевёрнутом, трансформированном виде пародируемый текст. <…> Пародия только и может восприниматься как пародия исключительно на фоне её второго плана – прецедентного текста» [2, с. 87].

Роман «Вещие сестрички» представляет собой пародию, прежде всего, на пьесу У. Шекспира «Макбет». Образные системы в романах схожи, например, образы ‘wyrd sisters’ являются пародией на ‘weird sisters’, трех ведьм из «Макбет», также в обоих романах есть ‘lord’, ‘lady’ и призраки. Романы объединены общей темой – убийство короля. Кроме того, в произведении Т. Пратчетта пародируется стиль Шекспира: «The wind howled. Lightning stabbed at the earth erratically, like an inefficient assassin. Thunder rolled back and forth across the dark, rain-lashed hills. […] As the cauldron bubbled an eldritch voice shrieked: “When shall we three meet again?» [15, p. 5]. На свой вопрос голос получает следующий ответ: «Well I can do next Tuesday» [15, p. 5]. В данном примере высокий стиль контрастирует с обычной современной разговорной речью, контраст высокого и низкого стилей является одним из способов создания пародии.

В «Вещих сестричках» описывается постановка пьесы в театре «The Dysk», название которого представляет собой аллюзию на театр «The Globe» в Лондоне, где ставились пьесы Шекспира. Более того, «The Dysk» отсылает читателя к концепции плоской Земли, представленной в цикле произведений Т. Пратчетта «Discworld». Можно сказать, что в данном случае название театра является автоаллюзией, что также свойственно для постмодернистской литературной пародии. По словам исследователей, с помощью автоаллюзий писатели-постмодернисты выводят художественные образы из статуса вымышленных, таким образом размывая грань между вымыслом и действительностью: «освещая некоторые элементы собственной биографии или вставляя в текст отсылки к другим своим произведениям, автор персонализирует симулякр, иллюзорную реальность своего произведения» [14, с. 371].

 Кроме пародии на «Макбет», роман Т. Пратчетта «Вещие сестрички» содержит интертекстуальные связи c другими прецедентными текстами – пьесами Шекспира «Гамлет», «Король Лир», «Ричард III», «Ромео и Джульетта», «Венецианский купец», пародируя их разные элементы. Поскольку изображаемый в романе Плоский Мир живет по магическим законам, шекспировские темы и сюжеты преломляются согласно законам этого мира, пародируемые персонажи также приобретают специфические черты, что создает комический эффект и дополнительные смыслы.

Важно отметить, что в исследуемом романе интертекстуальность пародии связана с еще одним аспектом постмодернистского текста – двойным кодированием. Говоря о цикле «Плоский мир», исследователи отмечают: «при выборе интертекстуальных включений автор ориентируется не только на массового, но и на эрудированного читателя, в результате чего глубинные уровни интертекста могут оставаться закрытыми для части реципиентов» [13, с. 8].

Интересно отметить, что пародия не всегда означает критику или высмеивание: «… даже самые безупречные объекты (произведения искусства или личности) издавна подвергались и подвергаются пародированию, при этом в них высмеиваются не только слабые черты, но и сильные, которые подаются в трансформированном виде, вывороченными наизнанку. Причем чем лучше, значительнее объект пародирования, тем больший талант требуется от автора пародии, и, если пародия удалась, тем большая его заслуга» [3, с. 103]. Важной чертой постмодернистской пародии является отсутствие жесткой критики прецедентных текстов или реалий, вместо этого появляется так называемая «снисходительная» пародия / ‘parody without ridicule’. Данный термин ввела канадский литературовед Л. Хатчеон. По мнению исследователя, произведения, содержащие снисходительную пародию, отдают дань уважения пародируемому предмету, однако могут критиковать связанные с ним нормы, явления или ситуации: «the modern use of parody, though, does not seem to aim at ridicule or destruction. <…> It is a combination of ‘homage’ and ‘thumbed nose’ that characterizes that peculiar modern kind of parody» [11, p. 202]. Например, в исследуемом романе изображен персонаж, являющийся пародией на знаменитого художника Леонардо да Винчи, который безуспешно пытается создать летающую машину.

Таким образом, можно сделать вывод, что в романе Т. Пратчетта «Вещие сестрички» прослеживаются следующие черты постмодернистской литературной пародии:

  1. пародирование нескольких дискурсов;
  2. интертекстуальность, которая реализуется за счет следующих элементов: пародии на образную систему, сюжет, тематику, стиль повествования прецедентных текстов; автоаллюзии; прием двойного кодирования;
  3. «снисходительная» пародия произведений других авторов и реалий действительности, которая отдает дань уважения пародируемому предмету.

 


Список литературы

1. Новиков В. И. Книга о пародии. М.: Советский писатель, 1989. 552 с.
2. Лушникова Г. И. Специфика интертекстуальных отношений в литературной пародии // Вестник Челябинского государственного университета. 2008. № 26. С. 86–91.
3. Лушникова Г. И. Ироническая картина мира в литературной пародии // Сибирский филологический журнал. 2008а. № 3. С. 101–107.
4. Лушникова Г. И. Лингвостилистические особенности жанровых типов англоязычной литературной пародии // Вестник Томского государственного университета. 2011. № 345. С. 15–21.
5. Лушникова Г. И. Постмодернистский художественный текст и прагматика его перевода // Переводческий дискурс: междисциплинарный подход. Симферополь, 2018. С. 346–351.
6. Пигулевский В. О. От романтизма к постмодернизму. Ростов н/Д: Фолиант, 2002. 418 с.
7. Серенков Ю. С. Пародия в литературе. Опыт культурологического видения феномена // СибСкрипт. 2023. № 25(4). С. 577–586.
8. Сысоева О. Е. Литературная пародия: проблема жанра // Вестник Нижегородского ун-та им. Н.И. Лобачевского. 2013. № 5(1). С. 330–335.
9. Dentith S. Parody. The New Critical Idiom. New York: Routledge, 2000. 224 p.
10. Джемисон Ф. Постмодернизм, или культурная логика позднего капитализма. Москва: Издательство института Гайдара, 2019. 808 с.
11. Hutcheon L. Parody without ridicule: Observation on modern literary parody // Canadian Review of Comparative Literature. 1978. № 5. P. 201-211.
12. Абдулаева Е. А. Универсальные и специфические особенности постмодернистского романа // Вестник Московского государственного лингвистического университета. Гуманитарные науки. 2019. № 12. С. 132–149.
13. Кульков А. Н. Специфика интертекстуальности в цикле романов Т. Пратчетта «Плоский мир»: резюме дис. … канд. фил.наук. Нижний Новгород, 2023. 19 с.
14. Безменова Л. Э., Дюгаева Е. Д. Аллюзивная языковая игра как основной маркер игровой поэтики (на примере романа В. Набокова «Pale Fire») // Мир науки, культуры, образования. 2021. № 1(86). С. 370–372.

Список источников
15. Pratchett T. Wyrd Sisters. London: Corgi, 1989. 401 p.

Расскажите о нас своим друзьям: