Общая психология, психология личности, история психологии | Мир педагогики и психологии №11 (40) Ноябрь 2019

УДК 159.9

Дата публикации 30.11.2019

Особенности жизнеспособности молодежи с разными уровнями инновационного потенциала личности

Быкова Евгения Сергеевна
старший преподаватель кафедры психологии и педагогики, Новосибирский государственный технический университет, РФ, г. Новосибирск, e.bykova@corp.nstu.ru
Зубарева Надежда Сергеевна
ассистент кафедры психологии и педагогики, Новосибирский государственный технический университет, РФ, г. Новосибирск, zubareva.2011@corp.nstu.ru
Капустина Валерия Анатольевна
канд. психол. наук, доцент, доцент кафедры психологии и педагогики, Новосибирский государственный технический университет, РФ, г. Новосибирск, kapustina@corp.nstu.ru
Матюшина Марина Александровна
ассистент кафедры психологии и педагогики, Новосибирский государственный технический университет, РФ, г. Новосибирск, matyushina@corp.nstu.ru

Аннотация: Данная статья посвящена изучению жизнеспособности молодежи и отражает результаты эмпирического исследования жизнеспособности студентов с низким и высоким уровнем инновационного потенциала личности (N=47). Проблема исследования заключается в отсутствии единой точки зрения на содержание понятий «жизнеспособность», «инновационный потенциал личности» и недостатке изучения жизнеспособности на молодежной выборке. В результате эмпирического исследования обнаружено, что у студентов с высоким уровнем инновационного потенциала личности больше выражены такие характеристики жизнеспособности, как персональная жизнеспособность, межличностная жизнеспособность, самоэффективность, локус контроля, совладание и адаптация по сравнению со студентами с низким уровнем инновационного потенциала.
Ключевые слова: жизнеспособность человека, жизнеспособность молодежи, инновационный потенциал личности, инновативность, студенты, высшее образование

Features of viability of youth with different levels of innovative potential of the person

Bykova Evgenija Sergeevna
senior lecturer, Department of psychology and pedagogy, Novosibirsk state technical University, Russian Federation, Novosibirsk, e.bykova@corp.nstu.ru
Zubareva Nadezhda Sergeevna
assistant of the Department of psychology and pedagogy, Novosibirsk state technical University, Russia, Novosibirsk, zubareva.2011@corp.nstu.ru
Kapustina Valerija Anatol'evna
candidate of psychological Sciences, associate Professor, associate Professor of the Department of psychology and pedagogy, Novosibirsk state technical University, Russia, Novosibirsk, kapustina@corp.nstu.ru
Matjushina Marina Aleksandrovna
assistant of the Department of psychology and pedagogy, Novosibirsk state technical University, Russia, Novosibirsk, matyushina@corp.nstu.ru

Abstract: The article is devoted to the investigation of a resilience of youth and includes the results of empirical research of a resilience of students with high and low level of a personal innovative potential (N=47). The problem of study is an absence of a single point of view on the content of concepts “resilience” and “personal innovative potential” and the lack of study of a resilience of youth. It was found that students with a high level of a personal innovative potential in a comparison with students with a low level of a personal innovative potential have more pronounced such components of a resilience as a personal resilience, relational resilience, self-efficacy, locus of control, coping and adaptation.
Keywords: resilience, resilience of youth, personal innovative potential, innovativeness, students, higher education


Исследование проведено в рамках реализации проекта Новосибирского государственного технического университета №С19-16.

Введение

Проблема жизнеспособности человека в последние годы (2002-2019) привлекает внимание ученых из разных научных областей (психология, философия, педагогика, социология) в связи с переходом на постнеклассическую методологию науки, с одной стороны, и бурным технологическим развитием, повлекшим существенные социальные изменения на уровне общества, культуры, законодательства, с другой стороны. Изучению феномена жизнеспособности посвящены работы как отечественных специалистов (А.В. Махнач, Л.Г. Дикая, А.Л. Журавлев [6, 13, 15], Е.А. Рыльская [17] , А.А. Нестерова [16]), так и зарубежных (M. Ungar, L. Liedenberg [5], S. Southwick, G. Bonanno, A. Masten [6], T. Guoxiu, A. Henao, L.Theron [4]), но при этом единой точки зрения по поводу содержания и структуры данного понятия нет. В то же время имеющиеся исследования жизнеспособности и разработанный для этого инструментарий в основном представлены либо детской (до 18 лет), либо взрослой выборкой (от 30 и старше), при этом молодежная группа остается вне фокуса исследователей.

Проведенный теоретический анализ позволяет нам констатировать определенное расхождение научных представлений о наполнении конструкта «инновационный потенциал личности» (рассмотрение в контекстах инновационного потенциала личности, инновационной культуры личности, инновативности как личностного компонента), при этом в научных источниках присутствует достаточно общий набор черт, свойственных инновационной личности (креативность, коммуникативная компетентность, рефлексивность, склонность к риску, активность, стремление к успеху и т.п.).

Несмотря на достаточно выраженный интерес к инновационности личности среди ученых, мы обнаружили, что единого мнения о компонентах инновативности и способах формирования инновационной личности нет. Если за рубежом сейчас активно развивается направление talent management, суть которого сводится к развитию способностей, в т.ч. творческого потенциала молодежи, и повышению конкурентоспособности выпускников на рынке труда (Collings, Mellahi [1], Chan, Chan, Zhao [2], Farao, Gianecchini [3]), то в России специалисты в основном пытаются в рамках образовательного процесса воздействовать на те или иные личностные черты студентов с целью повышения их инновационного потенциала (Шмелева [19], Загоруля [9, 10]).

Исследованиям жизнеспособности в силу разрозненности представлений о ее структуре и развитии свойственно сосредотачиваться на каком-то одном ее аспекте или определенной выборке (например, жизнеспособность семьи, жизнеспособность группы, жизнеспособность профессионала и т.д.), что требует систематизации и осмысления уже изученных разными гуманитарными науками характеристик жизнеспособности в мультидисциплинарном формате и уточнении специфики содержания, проявления и формирования жизнеспособности в молодежной среде.

Поскольку массовые кросс-культурные исследования детской и молодежной выборки, проведенные центром исследований жизнеспособности (The Resilience Research Centre, Canada, [5]), делают акцент на жизнеспособности в контексте трудной жизненной ситуации, крайне важно рассмотреть структуру жизнеспособности в период обучения в высшей школе. Выявление психологических характеристик жизнеспособности молодежи с разными уровнями инновационного потенциала позволит построить модель жизнеспособности инновационной личности и соотнести ее с имеющимися моделями жизнеспособности взрослого человека (модель А.В. Махнача, модель Е.А. Рыльской) и ребенка в трудной жизненной ситуации (модель М. Унгара (M. Ungar)).

В рамках данного исследования мы рассматриваем инновационный потенциал личности как интегративную характеристику, «отражающую совокупность взаимосвязанных индивидуальных психологических характеристик личности, способствующих генерации и реализации новых идей, базирующихся на открытости и стремлению к новому, толерантности к неопределенности, креативности, готовности к риску и активным действиям» [11].

Методы и методики исследования

Объект исследования – жизнеспособность молодежи.

Предмет исследования - жизнеспособность молодежи с разным инновационным потенциалом.

Гипотеза: жизнеспособность молодежи с высоким уровнем инновационного потенциала личности по сравнению с молодежью с низким уровнем инновационного потенциала имеет большую выраженность персональной и межличностной составляющей, совладания и адаптации, локуса контроля.

Мы полагаем, что студенты, имеющие выраженный инновационный потенциал личности, в силу свойственных им инновативных характеристик в большей степени проявляют способность к контролю своей жизни (локус контроля), поиску и решению проблем (совладание и адаптация), развитию своих навыков и компетенций (персональная жизнеспособность), эффективному взаимодействию с социумом (межличностная жизнеспособность).

Эмпирическая база исследования – Новосибирский государственный технический университет.

Выборку составил 171 студент технических и экономических профилей обучения в возрасте 18-22 лет, из них 94 студента женского пола, 77 студентов мужского пола.

Метод исследования – психологическое тестирование с использованием следующих методик:

1. Тест жизнеспособности человека (автор: А.В. Махнач) [14].

2. Тест жизнеспособности взрослого человека «ARM» (автор: М. Унгар) [5].

3. Методика изучения особенностей проявления инновационного потенциала личности (авторы: Ю.А. Власенко, В.К. Калина) [7].

4. Методика самооценки инновативных качеств (авторы: Н. М. Лебедева, А.Н. Татарко) [12].

5. Самооценка творческих характеристик личности (автор: Ф.Е. Вильямс, адаптация Е.Е. Туник) [18].

Для проверки гипотезы вся выборка была разделена на 3 подгруппы по уровню инновационного потенциала личности (высокий, средний, низкий) на основании методики изучения особенностей проявления инновационного потенциала личности (далее – ИПЛ). Таким образом, в группе с высоким уровнем ИПЛ оказалось 23 человека, в группе со средним уровнем – 124 человека, в группе с низким уровнем – 24 человека.

Дальнейший анализ проводился на выборке, состоявшей из 47 человек, попавших в подгруппы с высоким и низким уровнем инновационного потенциала личности. Математическая обработка данных проводилась с применением U-критерия различий Манна-Уитни.

Результаты и их интерпретация

Рассмотрим полученные результаты.

Прежде, чем перейти к проверке гипотезы, определим, как проявляется самооценка инновативности и творческих характеристик у студентов с высоким и низким уровнями инновационного потенциала личности.

Результаты сравнительного анализа двух групп испытуемых (с высоким и низкими уровнями инновационного потенциала личности) показывают значимые различия по всем шкалам методики «Самооценка инновативных качеств», что отражено в таблице 1.

Таблица 1. Значимые различия по шкалам методики «Самооценка инновативных качеств» у студентов с низким и высоким уровнем ИПЛ. 

Наименование шкалы

Суммарное значение рангов (низкий уровень ИПЛ, N=24)

Суммарное значение рангов (высокий уровень ИПЛ, N=23)

Значение U-критерия

p-level

Креативность

472,0

656,0

172,0

0.03

Риск ради успеха

394,5

733,5

94,5

0.001

Ориентация на будущее

381,5

746,5

81,5

0.001

Индекс инновативности

382,0

746,0

82,0

0.001

Как видно из таблицы 1, у испытуемых с высоким уровнем ИПЛ показатели по шкалам «Креативность», «Риск ради успеха», «Ориентация на будущее», «Общий индекс инновативности» значимо выше, чем у испытуемых с низким уровнем ИПЛ. Представленные данные позволяют сделать вывод о том, что испытуемых с высоким уровнем ИПЛ можно отнести к инноваторам, то есть эти люди внутренне готовы к восприятию нового, к преодолению сопротивления нововведениям, готовы создавать принципиально новые идеи и решения, готовы вкладываться в решение задач как материально, так и психологически.

Анализ значимых различий по методике «Самооценка творческих характеристик» показал, что у испытуемых с высоким уровнем инновационного потенциала показатели по шкалам «Любознательность», «Воображение», «Сложность», «Склонность к риску» и суммарная оценка творческих характеристик значимо выше, чем у испытуемых с низким уровнем инновационного потенциала. Данные представлены в таблице 2.

Таблица 2. Значимые различия по шкалам методики «Самооценка творческих характеристик» у студентов с низким и высоким уровнем ИПЛ. 

Наименование шкалы

Суммарное значение рангов (низкий уровень ИПЛ, N=24)

Суммарное значение рангов (высокий уровень ИПЛ, N=23)

Значение U-критерия

p-level

Любознательность

450,0

678,0

150,0

0.01

Воображение

459,0

669,0

159,0

0.01

Сложность

390,0

738,0

90,0

0.0001

Склонность к риску

454,5

673,5

154,5

0.01

Суммарная оценка творческих характеристик

403,5

724,5

103,5

0.001

Полученные результаты означают, что испытуемые с высоким уровнем ИПЛ по сравнению с испытуемыми с низким уровнем ИПЛ оценивают себя в целом более творческими, они больше заинтересованы в получении новой информации, больше склонны к риску, в большей степени готовы разобраться в сложных проблемах, способны к построению новых образов путем переработки психических компонентов, приобретенных в прошлом.

Изучим различия между группами с высоким и низким инновационным потенциалом по результатам методик «Жизнеспособность человека» А.В. Махнача и методики жизнеспособности взрослого человека «ARM».

Таблица 3. Значимые различия по шкалам методик «Жизнеспособность человека» и «Жизнеспособность взрослого человека» (ARM) у студентов с низким и высоким уровнем ИПЛ. 

Наименование шкалы

Суммарное значение рангов (низкий уровень ИПЛ, N=24)

Суммарное значение рангов (высокий уровень ИПЛ, N=23)

Значение U-критерия

p-level

Самоэффективность

450,5

677,5

150,5

0.01

Локус контроля

442,0

686,0

142,0

0.01

Совладание и адаптация

419,5

708,5

119,5

0.001

Духовность

673,0

455,0

179,0

0.04

Персональная жизнеспособность

446,0

682,0

146,0

0.01

Межличностная жизнеспособность

396,0

732,0

96,0

0.0001

У испытуемых с высоким уровнем инновационного потенциала показатели по шкалам «Самоэффективность», «Локус контроля» и «Совладание и адаптация» (методика «Жизнеспособность человека» А.В. Махнача) значимо выше, чем у испытуемых с низким уровнем инновационного потенциала. Это означает, что студенты с высоким уровнем инновационного потенциала лучше понимают свои возможности и способности, они готовы ставить перед собой трудные задачи, преодолевать их, несмотря на все сложности, готовы находить смысл в активном решении задач и готовы брать ответственность за свою жизнь.

У испытуемых с высоким уровнем инновационного потенциала показатели по шкалам «Персональная жизнеспособность» и «Межличностная жизнеспособность» (методика «ARM») значимо выше, чем у испытуемых с низким уровнем инновационного потенциала, то есть студенты с высоким инновационным потенциалом умеют проявлять свои способности и навыки в разных жизненных ситуациях, готовы активно поддерживать отношения с близкими, склонны делиться с ними своими переживаниями, что может способствовать эффективному совладанию с возникающими у них трудностями.

У испытуемых с низким уровнем инновационного потенциала показатели по шкале «Духовность» (методика «Жизнеспособность человека» А.В. Махнача) значимо выше, чем у испытуемых с высоким уровнем инновационного потенциала. Это означает, что испытуемые с низким уровнем инновационного потенциала личности в большей степени, чем испытуемые с высоким инновационным потенциалом, стремятся найти в вере опору, стремятся действовать в рамках собственных и общественных духовно-нравственных ценностей.  Вероятно, это обусловлено тем, что они испытывают сложности в ориентации в новом информационном пространстве, в адекватной оценке новой обстановки, нуждаются в неких ориентирах, которые смогут дать шаблоны действий, что может дать им духовная жизнь.

Заключение

В результате исследования выдвинутая гипотеза о преобладании у студентов с высоким уровнем инновационного потенциала личности по сравнению со студентами с низким уровнем инновационного потенциала личности таких характеристик жизнеспособности, как совладание и адаптация, локус контроля, персональные и межличностные компоненты жизнеспособности, была подтверждена. Было обнаружено, что студенты с высоким уровнем инновационного потенциала личности лучше понимают свои возможности и способности, готовы ставить перед собой трудные задачи, преодолевать их, несмотря на сложности, готовы находить смысл в активном решении задач и брать ответственность за свою жизнь, умеют проявлять свои способности и навыки в разных жизненных ситуациях, готовы активно поддерживать отношения с близкими, склонны делиться с ними своими переживаниями.


Список литературы

1. Collings D.G. and Mellahi, K. Strategic Talent Management: A review and research agenda, Human Resource Management Review. – 2009. – Vol. 19. - № 4. – p. 304–313.
2. Chan D.W., Chan, L., Zhao, Y. Twenty-five years of gifted education research in Hong Kong 1984-2008: What lessons have we learned? Educational Research Journal. – 2009. - Vol. 24. - № 1. – p. 135-164.
3. Farao C., Gianecchini M. University Talent Management: an experimental design to enhance students' employability. WOA Organizing between reality and appearance in times of change. Pisa, 2017: University of Pisa. URL: https://www.researchgate.net/publication/313720556 (Дата обращения: 25.05.2019)
4. Guoxiu T., Henao A., Theron L. Pathways to Resilience: Formal Service and Informal Support Use Patterns among Youth in Challenging Social Ecologies: final technical report, 2015. - 227 p.
5. Ungar M. The Social Ecology of Resilience: A Handbook of Theory and Practice, 2012. – URL: DOI 10.1007/978-1-4614-0586-3_2 (Дата обращения: 01.08.2019)
6. Southwick S., Bonanno G., Masten A. (2014) Resilience definitions, theory, and challenges: interdisciplinary perspectives. European Journal of Psychotraumatology. - 2014. - № 5. – URL: http://dx.doi.org/10.3402/ejpt.v5.25338 (Дата обращения: 07.06.2019)
7. Власенко Ю.А. Психологический анализ инновационного потенциала личности // Ученые записки. –1999. - Т. 2. - №12. – С. 99-104.
8. Жизнеспособность человека: индивидуальные, профессиональные и социальные аспекты / Отв. ред. А. В. Махнач, Л. Г. Дикая. – М.: ИП РАН, 2016. - 755 с.
9. Загоруля Т.Б. Актуализация личности студентов как носителей инновационной культуры: теория и практика: дис. ... д-ра пед. наук. Екатеринбург, Российский государственный профессионально-педагогический университет, 2017. – 410 с.
10. Загоруля Т.Б. Личность как носитель инновационной культуры. Историческая и социально-образовательная мысль. – 2014. - №4. – С. 107-112.
11. Капустина В.А., Быкова Е.С. Типологический подход в исследовании структуры инновационного потенциала личности // Психолог. – 2019. – № 4. – С. 14 - 26. DOI: 10.25136/2409-8701.2019.4.30548 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=30548 (Дата обращения: 01.11.2019)
12. Лебедева Н. М., Татарко А.Н. Методика исследования отношения личности к инновациям // Альманах современной науки и образования. – 2009. - № 4 (23): в 2-х ч., ч. II. – С. 89-96.
13. Махнач А.В. Жизнеспособность человека: измерение и операционализация термина // Психологические исследования проблем современного российского общества. - 2013. – С. 95-108.
14. Махнач А.В. Жизнеспособность человека и семьи. Социально-психологическая парадигма.- М.: Когито-центр, 2016. – 279 с.
15. Махнач А.В. Жизнеспособность человека как предмет изучения в психологической науке. Психологический журнал. – 2017. - Т. 38. - №4. – С. 5–16.
16. Нестерова А.А. Социально-психологическая концепция жизнеспособности молодежи в ситуации потери работы: дис. ... д-ра психол. наук. М.: Рос. гос. социал. ун-т, 2011.- 525 с.
17. Рыльская Е.А. Психология жизнеспособности личности: дис. ... д-ра психол. наук. - Ярославль, Ярославский гос. педагог. ун-т им. К.Д. Ушинского. – 2014. – 446 с.
18. Туник Е.Е. Модифицированные креативные тесты Вильямса. – СПб.: Речь, 2003. – 96 с.
19. Шмелева Е.А. Развитие инновационного потенциала личности в научно-образовательной среде педагогического вуза: автореф. дис. ... д-ра психол. наук. - Нижний Новгород, Нижегор. гос. архитектур.-строит. ун-т. – 2013. – 51 с.

Расскажите о нас своим друзьям: