Германские языки | Филологический аспект №09 (101) Сентябрь 2023

УДК 811.111

Дата публикации 30.09.2023

Функции повторов в диалогической коммуникации (на материале английского языка)

Воробьева Елена Николаевна
канд. филол. наук, доцент, доцент кафедры русского и иностранных языков, Вологодский институт права и экономики ФСИН России, РФ, г. Вологда, helenvorobyova@mail.ru

Аннотация: В статье рассматриваются различные функции повторов на материале разговорной речи героев драматических произведений. Автор представляет опыт анализа функционального содержания эмоциональных конструкций на основе дублирования элементов состава предложения в контексте реплик диалога. Особое внимание уделяется роли повторов в эмоциональном воздействии на партнера по коммуникации, апелляции к чувствам и когнитивной сфере его личности. Новизна исследования состоит в попытке проанализировать функции повтора, традиционно выделяемой в риторических и стилистических описаниях фигуры речи, в диалогическом общении.
Ключевые слова: повтор, параллельные конструкции, экспрессивность, эмфаза, фатическая функция языка.

Functions of repetitions in dialogic communication (based on the material of the English language)

Vorobyova Yelena Nickolaevna
Cand. Sci. (Philology), Docent, Associate Professor at the Department of Russian and Foreign Languages, Vologda Institute of Law and Economics of the Federal Penitentiary Service, Russia, Vologda

Abstract: The article discusses the various functions of repetitions based on the material of the spoken speech of the characters of dramatic works. The author presents the experience of analyzing the functional content of emotional constructions based on the duplication of elements of the sentence composition in the context of dialogue replicas. Special attention is paid to the role of repetitions in the emotional impact on the communication partner, in the appeal to feelings and the cognitive sphere of his personality. The novelty of the research consists in an attempt to analyze the functions of repetition, the figure of speech traditionally distinguished in rhetorical and stylistic descriptions in dialogical communication.
Keywords: repetition, parallel constructions, expressiveness, emphasis, phatic function of the language.

Правильная ссылка на статью
Воробьева Е.Н. Функции повторов в диалогической коммуникации (на материале английского языка) // Филологический аспект: международный научно-практический журнал. 2023. № 09 (101). Режим доступа: https://scipress.ru/philology/articles/funktsii-povtorov-v-dialogicheskoj-kommunikatsii-na-materiale-anglijskogo-yazyka.html (Дата обращения: 30.09.2023)

Термин «повтор» в стилистических описаниях понимается достаточно широко и включает в себя как простой лексический повтор в смежных и дистантных структурах текста, так и синтаксический параллелизм, нередко осложненный различными видами лексического дублирования. И.В. Арнольд отмечает, что функции повтора и та дополнительная информация, которую он несет, могут быть весьма разнообразны. …. Повтор может выполнять и несколько функций одновременно» [1, с. 246]. Повтор традиционно определяется как на уровне предложения, так и более крупных единиц текста. Поэтому, прежде всего, среди различных функций повтора отмечается его роль в обеспечении связности текста. В контексте распространённых предложений и длинных абзацев идентичное синтаксическое начало ряда предложений создаёт симметрию, облегчает восприятие и выражает личностное отношение автора к предмету и адресату, стремление создать наиболее благоприятные условия для приёма информации [2, с. 113].

Лексические и синтаксические повторы рассматриваются как средства, увеличивающее экспрессивность и эмоциональность текста. Языковеды определяют повтор как средство эмфазы, эмоционального воздействия. Различные виды повтора способствуют усилению эмоциональной выразительности текста.  А.В. Михалчева, описывая функции синтаксических приемов экспрессивности в публицистическом тексте, отмечает, что повтор используется для акцентуации внимания читателя на наиболее важной информации, интенсификации авторской точки зрения, усиления воздействующего эффекта на реципиента письменного текста [3].

Повтор часто отмечается как характерная черта авторского стиля отдельных писателей. Так, синтаксический повтор признается довольно распространенным выразительным средством в творчестве Э. Хэмингуэя, главной функцией которого является функция усиления [4].

И.Р. Гальперин предлагает разделять повтор как проявление эмоциональности в речи и как стилистический прием. Отмечается, что использование повторов в речи указывает на сильную эмоциональную взволнованность участника общения. Вместе с этим, используемый как стилистический прием, повтор может быть достаточно полифункциональным. Во-первых, это логическое усиление (logical emphаsis), когда автор фиксирует внимание читателя на ключевых словах в предложении. Главной и первейшей стилистической функцией повтора, по мнению И.Р.  Гальперина, является интенсификация высказывания. Также, по утверждению профессора И.Р.  Гальперина, не стоит недооценивать и роль повторов в оформлении ритмического рисунка высказывания [5, с. 211-213].

 Объектом исследования послужила устная речь героев произведений известных американских писателей-драматургов. Предметом исследования явились функции повторов в диалогической коммуникации. Во-первых, дублирование элементов в речевой цепи может быть следствием реализации контактоустанавливающей, фатической языковой функции. Чистым случаем выражения фатической функции языка является дублирование обращений, содержащих призыв к собеседнику с целью привлечения его внимания. Многократное повторение способствует более эффективной реализации данной функции. Герой пьесы Артура Миллера «Суровое испытание» преподобный Сэмюэл Пэррис с тревогой обращается к своей дочери, которая впадает в беспамятство и ведет себя неадекватно после обвинения в колдовстве ее двоюродной сестры Эбигейл.

1) PARRIS: What happened? What are you doing to her? Betty! [He rushes to the bed, crying], “Betty, Betty!” / ПЭРИС: Что случилось? Что ты собираешься с ней делать? Бетти! [Он бросается к кровати c криком] “Бетти, Бетти!” (Здесь и далее перевод автора статьи - Е.В.) (Arthur Miller, All My Sons)

Дублирование междометий при заполнении пауз в речи также является традиционным примером реализации фатической функции:

2) JIM: Well, well, well, well — [He places the glass piece on the table, then raises his arms and stretches.] Look how big my shadow is when I stretch! / ДЖИМ: Так, так, так, так — [Он ставит осколок стекла на стол, затем поднимает руки и потягивается.] Посмотри, какая большая у меня тень, когда я потягиваюсь! (Tennessee Williams, The Glass Menagerie)

 В следующем примере дублирование междометий является формулой вежливости, попыткой героя заполнить неловкую паузу, скрыть смущение от неприятных воспоминаний и поддержать девушку, имеющую физическую особенность.

3) JIM: I never heard any clumping. LAURA [wincing at the recollection]: To me it sounded like thunder! JIM: Well, well, well, I never even noticed. / ДЖИМ: Я никогда не слышал никакого топота. ЛОРА (вздрагивая при воспоминании): Для меня это звучало как гром среди ясного неба! ДЖИМ: Ну-у-у, а я ничего такого не замечал. (Tennessee Williams, The Glass Menagerie)

Еще одной функцией повторов в речи является интенсификация. И.И. Туранский отмечает повтор как один из синтаксических способов интенсификации высказывания на уровнях текста, предложения и словосочетания [6]. Интенсификатор very сам по себе призван усиливать качественные характеристики объекта. Его дублирование способствует еще большей количественной интенсификации.

4) BlANCHE: I think of myself as a very, very rich woman! But I have been foolish—casting my pearls before swine! / Бланш: Я считаю себя очень, очень богатой женщиной! Но я была глупа — метала бисер перед свиньями! (Tennessee Williams, A Streetcar Named Desire)

 В разговорном стиле речи слова yes, no, please часто повторяются с целью эмоционального усиления. В следующем примере обращает на себя внимание двойное отрицание с функцией усиления, призванное убедить собеседника в отсутствии негативных последствий шуточного поединка между хозяином (Эдди) и его юным гостем (Рудольфо). 

5) RODOLPHO: No, no, he didn’t hurt me. [To Eddie with a certain gleam and a smile]: I was only surprised. / РОДОЛЬФО: Нет, нет, он не причинил мне вреда. (Обращаясь к Эдди с каким-то блеском в глазах и улыбкой): Я был только удивлен. (Arthur Miller, A View from the  Bridge)

 Повтор в речи довольно часто отражает взволнованность участников общения и является индикатором эмоционального напряжения. Данное утверждение справедливо и для примеров, приведенных выше. Однако степень эмоционального настроя может быть значительно более высокой, а характер эмоционального состояния со всей очевидностью определяется не только речевой ситуацией, но и дополнительными маркерами, свидетельствующими о взволнованном состоянии участников общения. Повторы могут передавать широкий спектр эмоций. В четвертом примере на сильное эмоциональное возбуждение героини указывают повторения союза but, и вопросительного местоимения what, а также графические средства (многоточия). Авторское описание поведения Сильвии и ее эмоционального состояния позволяет специфицировать эмоцию (страх, отчаяние).

 6) SYLVIA: But... but what... what... [Gripping her head; his uncertainty terrifying her]: What will become of us! / СИЛЬВИЯ: Но... но что... что... [Хватается за голову; его неуверенность пугает ее]: Что с нами будет! (Arthur Miller, Broken Glass)

В седьмом примере повтор с экспликацией дополнительного элемента в структуру атрибутивного словосочетания помогает передать горечь, обиду и безысходность главного героя в экспрессивной форме, воздействуя на чувства собеседника. Восклицательные предложения в структуре реплики служат дополнительными маркерами эмоциональности.  

7) KELLER: … I’m a dead man, I’m an old dead man, nothing’s mine. Well, talk to me! — what do you want to do! / КЕЛЛЕР: Я покойник, я старый покойник, мне ничего не принадлежит. Ну, поговори со мной! — что ты хочешь сделать?! (Arthur Miller, All My Sons)

В восьмом примере двукратный повтор аналогичного вида помогает выразить положительные эмоции героя – радость и гордость:

8) It’s lucky I’m a rich man, it sure is lucky, well, I’m a rich man, Brick, yep, I’m a mighty rich man. (Tennessee Williams, Baby Doll Tiger Tail)

Следующий пример демонстрирует нервозное состояние героини пьесы «Трамвай «Желание»» Бланш, смущенной неожиданным приходом молодого человека, с которым у нее произошла размолвка. Уязвленная, она рассуждает о вкусовых качествах ликера, которым, видимо, не желает угощать своего нежданного гостя и старается убедить его в непривлекательности напитка. Дублирование эпитета sweet, который в данном контексте приобретает отрицательные оценочные коннотации, с присоединением интенсификаторов (частицы so и повторяющегося наречия terribly), а также повторение liqueur в серии восклицательных предложений позволяют реализовать интенции героини  в экспрессивной форме.

9) BLANCHE: …. I wonder if this stuff ought to be mixed with something? Ummm, it’s sweet, so sweet! It’s terribly, terribly sweet! Why, it’s a liqueur, I believe! Yes, that’s what it is, a liqueur! / БЛАНШ: …Интересно, следует ли этот напиток с чем-нибудь смешать? Мммм, сладкий, очень сладкий! Он ужасно, ужасно сладкий! Да ведь это, по-моему, ликер! Да, вот что это такое, ликер! (Tennessee Williams, Street Car Named Desire)

Одной из функций коммуникации является воздействие на чувства собеседника и апелляция к когнитивной сфере его личности, что определяет аргументативный дискурс, являющийся «составной частью общения, целью которого становится обоснование или опровержение некоторого положения» [7, с. 95].  В реплике, приведенной ниже, отмечаются как эпифорические повторения с модификацией структуры (Look what happens! That’s what happens! You go lay down and see what happens to you! That’s what’ll happen.), так и параллельные конструкции в последовательных предложениях (They’ll steal your bottle! They’ll cut your hair! They’ll murder your children! They’ll eat you alive.) с дублированием позиции подлежащего и вспомогательного глагола.  Симметричное расположение фиксирует внимание собеседника на ключевой информации и служит средством речевой экспрессии. Однотипность синтаксической структуры облегчает восприятие ее ключевых повторяющихся компонентов и помогает говорящему доказать свою зрения.

DODGE. I don’t wanna lay down for a while! Every time I lay down something happens! (Whips off his cap, points at his head.) Look what happens! That’s what happens! (Pulls his cap back on.) You go lay down and see what happens to you! See how you like it! They’ll steal your bottle! They’ll cut your hair! They’ll murder your children! That’s what’ll happen. They’ll eat you alive. / ДОДЖ: Я не хочу опять ложиться! Каждый раз, когда я ложусь, что-то происходит! (Срывает с себя кепку, указывает на свою голову.) Посмотрите, что происходит! Вот что происходит! (Снова надевает кепку.) Иди приляг и посмотри, что с тобой будет! Посмотрим, как тебе это понравится! Они украдут твою бутылку! Они подстригут тебе волосы! Они убьют твоих детей! Вот, что произойдет. Они съедят тебя живьем. (Sam Sheppard, Buried Child).

Проведенный анализ практического материала показал, что функции различных видов повтора в речи героев драматургических произведений сводятся к следующим функциям. В основе реализации всех частных стилистических функций находится функция эмоционального усиления. Дублирование слов yes / no, а также междометия well способствует более эффективной реализации контактоустанавливающей функции. Часто повтор в речи героев драматургических произведений используется для интенсификации мыслей и чувств говорящего, что можно наблюдать во всех представленных примерах. Повтор может выражать широкий спектр положительных и отрицательных эмоций. Он помогает передать эмоциональный спектр переживаний персонажей в экспрессивной форме, воздействуя на чувства речевого партнера, а также на его когнитивную сферу, входя в комплекс средств речевой аргументации.  


Список литературы

1. Арнольд И.В. Стилистика. Современный английский язык: учебник для вузов. Изд-е 8-е. М.: Флинта; Наука, 2006. 384 с.
2. Смакотина Т.М. Экспрессивный синтаксис в англоязычном математическом дискурсе // Универсальное и культурно-специфичное в языках и литературе: сборник статей участников I международной научной конференции. Курган, 2012. С. 106-116.
3. Михалчева А.В. Функционально-синтаксические особенности создания экспрессивности публицистического текста современных англоязычных изданий (на материале журналов National Geographic и The Economist): дис. ... кандидата филологических наук: 10.02.04. Москва, 2022. 354 с.
4. Поддубская О.Н. Синтаксические особенности индивидуального стиля Э. Хемингуэя // Наука и мир. 2014. № 12-2 (16). URL: https://www.elibrary.ru/download/elibrary_22703330_49929482.pdf (дата обращения: 22.09.2023).
5. Galperin I.R. Stylistics = Стилистика английского языка: учебник для ин-тов и фак. иностр. яз. Москва: URSS, 2022. 336 p.
6. Туранский И.И. Семантическая категория интенсивности в английском языке / И. И. Туранский. М.: Высш. шк., 1990. 172 с.
7. Гудкова К. В. Перспективы изучения аргументации: аргументация как апелляция к когнитивной базе собеседника // Вестник РХГА. 2006. С. 93-101.

Расскажите о нас своим друзьям: