Русский язык | Филологический аспект №2 (46) Февраль 2019

УДК 81’374:316.776

Дата публикации 01.02.2019

Языковая единица ЦАРЬ в словаре и тексте

Галушко Алёна Дмитриевна
магистр кафедры русского, славянского и общего языкознания Таврической академии (СП) ФГАОУ ВО «КФУ им. В.И. Вернадского», Симферополь, РФ, alenagalushko@rambler.ru
Научный руководитель Сегал Наталья Александровна
кандидат филологических наук, доцент, доцент кафедры русского, славянского и общего языкознания Таврической академии (СП) ФГАОУ ВО «КФУ им. В.И. Вернадского», Симферополь, РФ, natasha-segal@mail.ru

Аннотация: Статья посвящена описанию языковой единицы царь в лексикографических источниках и медиатекстах. В работе исследуются особенности диахронического описания и современного состояния одного из ключевых слов XX-XXI вв. с учетом его этимологического рисунка и специфики адаптации в современном русском языке. Комплексный анализ позволяет установить лексико-семантическую структуру рассматриваемого слова, выделить ядерные компоненты его значения и специфику реализации в контекстах. Анализ ключевой единицы царь подтверждает широкий синтагматический, парадигматический и эпидигматический потенциал данного слова и особенности его реализации в текстах современных СМИ.
Ключевые слова: медиатекст, ключевая единица, коннотация, семантический компонент, царь

The language unit TSAR in the dictionary and the text

Galushko Alena Dmitrievna
master of the Department of Russian, Slavonic and general linguistics of Taurida Academy (S. p.) "Crimea Federal University V. I. Vernadsky», Simferopol, the Russian Federation
Scientific adviser Segal Natalia Aleksandrovna
сandidate of Philological Sciences, Associate Professor, Associate Professor at the Department of Russian, Slavonic and general linguistics of Taurida Academy (S. p.) "Crimea Federal University V. I. Vernadsky», Simferopol, the Russian Federation

Abstract: The article is devoted to the description of the language unit tsar in lexicographical sources and media texts. The work examines the features of the diachronic description and the current state of one of the keywords of the XX-XXI centuries. taking into account its etymological pattern and the specifics of adaptation in modern Russian. Comprehensive analysis allows us to establish the lexico-semantic structure of the word, to identify the nuclear components of its meaning and the specifics of implementation in contexts. Analysis of the key unit tsar confirms the broad syntagmatic, paradigmatic and epidigmatic potential of this word and features of its implementation in the texts of modern media.
Keywords: media text, key unit, connotation, semantic component, tsar


Исследование выполнено в рамках поддержанного федеральным государственным автономным образовательным учреждением высшего образования «Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского» гранта № ВГ20/2018.

Современный политический мир динамичен и разнообразен. Конфликты государств и политических лидеров, борьба за власть, реформы и революции – все это лишь малая часть событий, происходящих в современных государствах. Являясь зеркалом жизни общества, язык, безусловно, реагирует на все социально-политические события. Так, приметой начала XXI века является как появление новых слов, так и развитие новых значений и коннотаций у слов уже существующих. Особенно ярко это заметно в корпусе общественно-политической лексики, которая призвана отражать социально-политические события. Целью предлагаемой статьи является лексикографический анализ и выявление особенностей контекстной реализации ключевой единицы царь как одного из ценных фрагментов языка политики.

Так, в «Этимологическом словаре современного русского языка» под ред. А.К. Шапошникова утверждается, что слово царь в русском языке впервые возникло в XIII в. и в переводе означало «хан татарский» (1267), с 1627 по 1704 слово активно использовалось и приобрело значение «властитель, государь». Также утверждается, что первоначально единица имела две различные формы цьсарь и црь. При этом цьсарь восходит к готскому kaisar, продолжающему латинское Caesar в классическом произношении.  Первоначально латинское Caesar обозначало cognomen(прозвище) патрицианского рода Юлиев, ставшее со времён Юлия Цезаря и Октавиана Августа титулом римских императоров [9, с. 505]. В «Этимологическом словаре русского языка» Макса Фасмера указывается тот же язык донор, однако возникает предположение о том, что слово было заимствовано из древнеболгарского, а в древнеболгарский, в свою очередь, из сербохорватского ца̏р [8, с. 291]. Таким образом, на начальном этапе развития лексемы можно говорить о двух этимологических вариантах, лежащих в основе развития значений слова царь.

Впервые в русской лексикографической практике слово фиксируется в «Словаре Академии Российской» в следующих значениях: 1. Государь, монархъ, самодержецъ. Ны́нѣ да послу́шаетъ госпо́дь мо́й ца́рь глаго́ловъ раба́ сво­его́. IЦарст. XXVI<…>.  Господи силою твоею возвеселится царь. Псал. ХХ. 2. Названїе сїе прилагается Богу, яко Господу, владыкѣ всяческихъ. Господь силъ, то есть Царь слав. ПсалXXI<…>. 3. Придаётся иногда и животным превосходнѣйшую имѣющимъ передъ прочими силу, способность. Левъ есть царь надъзвѣрями, орелъ надъ птицами [4, с. 612-613]. Таким образом, первая фиксация данной лексемы в лексикографической практике указывает на три доминирующих варианта развития слова: царь – монарх, царь – Бог, царь – превосходящее своих сородичей по определенным параметрам животное. Именно данные признаки в большей или меньшей степени пронизывают историю развития данного слова и находят свое отражение в медиатекстах.

В «Толковом словаре живого великорусского языка» В. И. Даля дано следующее значение лексемы царь: «государь, монарх, верховный правитель земли, народа или государства». Царь земной под Царем небесным ходит, под Богом. Слышите убо, царие, и разумейте, судии конце в земли! Соломон. <…>[1, c. 942]. Значение «придаётся иногда и животным превосходнѣйшую имѣющимъ передъ прочими силу, способность», зафиксированное в «Словаре Академии Российской» третьим, раскрывается посредством иллюстративного материала: Царь зверей или царь-зверь, лев<…>.Царь-змей, сказочная слепая белая змейка, которой все змеи подвластны<…>[1, c. 942]. Кроме того, в словаре появляется новое значение: «одна из игр в карты; детская игра: все, под приговор, кладут руки столбом, кому вверх идёт, тот и царь»<…> [1, c. 942].

В «Толковом словаре русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова фиксируется три значения лексемы, при этом появляется маркированное значение (переносное): 1. Название монархов в некоторых странах. В тот грозный год покойный царь еще Россией со славой правил. Пушкин. <…>2. перен., чего. О ком-нибудь, господствующем в каком-нибудь отношении над кем-чем-нибудь или где-нибудь, превосходящем всех (книжн.). Царь песнопений, неумирающий Омир.П.Гнедич. 3. употр. в сочетании с другими сущ. для обозначения принадлежности к чему-нибудь царскому, указания на превосходство и т.п. Царь-птица (орел). Царь-пушка. Царь-колокол. Царь-девица (лучше всех). Царь-трава (бот.) [7, с. 567].

В «Толковом словаре русского языка» под ред. С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой основное значение слова расширяется, появляется компонент, обозначающий безраздельную власть: 1. Единовластный государь, монарх, а также официальный титул монарха; лицо, носящее этот титул                             [3, с. 871]. Переносное значение, зафиксированное в «Толковом словаре русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова («о ком-нибудь, господствующем в каком-нибудь отношении над кем-чем-нибудь или где-нибудь, превосходящем всех» [7, с. 567]) расщепляется на два значения: 2. перен., чего. Тот, кто безраздельно обладает чем-н., властитель (устар. и книжн.). Ц. своей судьбы, Ц. моей души. 3. перен; кого-чего. О том, кто (что) является первым, лучшим среди кого-чего-н. Дуб - ц. лесов. Лев - ц. зверей.[7, с. 871]. Четвёртое значение, дополняет третье значение, зафиксированное в «Толковом словаре русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова: 4. царь-. В сочетании с другим существительным характеризует кого-что-н. как нечто выдающееся среди других подобных (устар. и раэг.). Ц. -колокол. Ц.-пушка. Ц.-рыба. Ц. -ягода. Ц.-танк (огромный танк, построенный в России в 1916 г.).[7, с. 871].

В «Толковом словаре русского языка» под ред. С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой фиксируются два лексико-семантических варианта слова царь, отражающих все ранее зафиксированные значения: 1. Титул монарха в некоторых странах, а также лицо, носившее этот титул. [Народ:] Венец за ним! он царь! он согласился! Борис наш царь! да здравствует Борис! Пушкин, Борис Годунов. Весть о свержении царя мать Алексея встретила радостными слезами. Ляшко, Рассказ о кандалах. 2. перен.; чего. Тот, кто подчиняет окружающих своему влиянию или превосходит всех в каком-л. отношении. Тебе, Кавказ, — суровый царь земли — Я снова посвящаю стих небрежный. Лермонтов, Аул Бастунджи. Великий Пушкин явился царем — властителем литературного движения. Герцен, Записки одного молодого человека. С одного дерева снялась большая хищная птица. Это был царь ночи — уссурийский филин. Арсеньев, По Уссурийской тайге [3, с. 579].

Таким образом, на уровне лексикографической практики выделяются ядерные компоненты значения слова царь ῾титул монархаʼ, ῾лучший среди другихʼ, отражающие историческое развитие данной единицы. Важно отметить, что и денотативные, и, как покажет дальнейший анализ, коннотативные значения лексемы царь включают в себя интегральные признаки ῾властьʼ, ῾силаʼ, ῾могуществоʼ, имплицитно заложенные на уровне лексикографической практики и эксплицирующиеся в текстах под воздействием контекстного окружения.

При рассмотрении значений слова, необходимо учитывать его деривационный потенциал. Анализ «Нового словообразовательного словаря русского языка» под ред. А. Н. Тихонова позволил нам выявить общий массив производных слова царь (10 единиц): царица, царицын, царёк, царевич, царевна, царство, полцарства, царствие, царский, царски [6, c. 781]. Подчеркнем, что не все лексемы нашли свое отражение в медиатекстах на уровне вторичной номинации, но каждая из них активно используется в современном русском языке.

Рассмотрим реализацию исследуемой единицы в текстах СМИ. Являясь полисемантичной, в медиатекстах данная лексема реализуется посредством различных значений. Так, лексема царь может выступать элементом языковой игры. Приведём следующий пример: «Кролик-царь зверей?» Не надо строить из себя нечто противоположное самому себе, - советует Яценюку директор Центра политического маркетинга Василий Стоякин. – Когда кролик говорит, что он - царь зверей, это вызывает смех. То есть, можно найти промежуточные варианты имиджа, когда он выглядит умным, но не сильным - как ему приятно, наверное, это было бы осознавать. - Возможность выбрать имидж и построить разумную избирательную кампанию у него есть, - продолжает В .Стоякин (http://tymoshenko-vona.com, 14.07.2013). Отметим, что в лексикографических источниках, данное значение лексемы царь имеет нейтральную коннотацию, однако в медиатекстах прослеживается негативная коннотация. Интерпретация лексемы расширяется, приобретая новый оттенок значения. Так, прозвище известного украинского политика Арсения Яценюка (кролик) становится основой для выстраивания языковой игры, где «царём зверей» становится не лев, как принято, а кролик.

Лексема царь в медиатекстах может конкретизироваться приложением, которое указывает на гендерное различие: Кравчук о Януковиче: "Царь-батюшка не может сделать все". Первый президент Украины Леонид Кравчук раскритиковал попытки действующего главы государства "сделать все самому" и призвал его к тесному сотрудничеству с Кабмином и Верховной радой (https://ru.tsn.ua, 17.07.2010). Царь-матушка. Юлия Тимошенко готова на всё ради того, чтобы стать президентом (Эксперт, 25.01.2010). Несмотря на то, что происходит подобное разграничение, сама лексема царь используется в форме мужского рода, что подчеркивает гендерную неравнозначность слова царь и его производных женского рода.

В медиатекстах частотными являются контексты с производными  от слова царь, в частности, со словом царица: А может быть, пассионария «оранжевой революции» просто находится во власти своих амбиций и думает, что ее интерес состоит в том, чтобы бросить Ющенко, а не вставать с ним плечом к плечу в его лобовом противостоянии с Россией? Или, напротив, «царица» со светлой косой - настоящая патриотка, убежденная в том, что для защиты национальных интересов Украины необходимо проявлять такт в общении с Кремлем, а не делать из него врага?(https://inosmi.ru 17.09.2008).  Подчеркнем, что в образе царицы в текстах СМИ может выступать не только известный политик, но и государство. При этом наблюдается позитивная коннотация, исключающая ироничное отношение к высказыванию: Царица этого мира – Русь. Это место, где зародилось цивилизованное человечество (https://cont.ws, 20.05.2018). Таким образом, при реализации лексемы царица прослеживается как негативная, так и позитивная коннотация. В первом контексте царицей становится известная на политической арене Юлия Тимошенко. Во втором контексте царицей выступает Русь, при этом происходит персонификация образа Руси.

Важное место в текстах СМИ занимают прецедентные феномены, апеллирующие к фоновым знаниям адресата. Так, в медиатекстах находит отражение цитата из комедии Леонида Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию»: Очень приятно, царь: Янукович и европейские политики. Виктор Янукович формирует себе имидж азиатского правителя (Сensor.net.ua, 07.02.2012); Очень приятно. Царь. Даже несмотря на определенные фальсификации, 63,7% россиян легитимизируют третий президентский срок Путина (Иносми, 08.03.2012); Очень приятно, царь: Путин заявил, что ему неважно, как его называют. «Люди называют меня по-разному, - сказал Путин в ответ на ремарку журналиста CBS о том, что некоторые называют его царем. - Нет, это мне не подходит. Мне неважно, как меня называют, будь то доброжелатели, друзья или политические оппоненты. Важно, что ты сам должен сделать для интересов страны, которая доверила тебе пост главы российского государства», – заявил Путин, комментируя ремарку журналиста о том, что президента РФ часто называют «царем» (http://fedpress.ru, 25.09.2015). Как показал анализ, в медиатекстах выявляется два значения фразы: 1. Необдуманное, безрассудное действие. 2. Восприятие лидера как политика сильного вне зависимости от различных обстоятельств.

Наиболее активно в текстах СМИ реализуются контексты, построенные на модифицированном значении «единовластный государь монарх», выделяемом в словарях ХХ века первым. Подчеркнем, что в текстах СМИ происходит преобразование лексемы, что связано с современной политической обстановкой на мировой арене. Так, определяются контексты с положительной коннотацией и отрицательной коннотацией слова. Положительная коннотация связана прежде всего с властными полномочиями, которыми политический лидер пользуется в конструктивных целях: Президента Владимира Путина обычно описывают как современного царя России. Выступая публично, он часто играет роль царя-благодетеля для обычных россиян, который делает все возможное, чтобы укрепить нацию и защитить ее от внутренних беспорядков и внешних угроз (https://inosmi.ru, 26.04.2018). В данном контексте ключевая единица царь номинирует современного политического лидера, способного управлять государством, удерживая всё под контролем. Приложение царь-батюшка дополняет значение лексемы, характеризует политика как человека авторитетного, но при этом близкого к народу.

Негативные коннотации, как показал анализ, в медиатекстах являются более частотными и разнообразными, что подтверждают следующие контексты: «Потерявший адекватность царь»: Порошенко напугал украинцев. Украинцы испугались, узнав о перспективе предоставления Петру Порошенко диктаторских полномочий под предлогом введения военного положения. Народ не ожидал такого развития событий (https://www.tvc.ru, 06.12.2018); В УПЦ МП хотели, чтобы «царь» Порошенко сам к ним приехал. Архиереи УПЦ МП посчитали неканоничным ехать на встречу с президентом, потому что «цари и императоры всегда сами ходили к епископам» (https://news.liga.net, 14.11.2018); Президент напрасно решил, что он тут царь и Вашингтон можно не слушать (https://regnum.ru, 08.06.2018).  В представленных контекстах выявляются оттенки значения: «руководитель, неспособный держать что-либо под своим контролем»; «непоследовательный в своих действиях». Ирония проявляется в том, что слабого политика отождествляют с царственными персонами, которые во главе государства ставили церковь, известно, что ранее служила способом влияния на народные массы. В данном контексте ирония граничит с сарказмом, необдуманные действия политического деятеля остро оцениваются другими политиками.

Таким образом, лексема царь является одной из значимых единиц политического дискурса. Сохраняя в себе семантический компонент власть, она способна номинировать современных политических лидеров и государства. Контекстное окружение обусловливает коннотацию данной лексемы, которая способна варьироваться от абсолютно позитивной до ироничной негативной. Перспективой данного исследования является сопоставительный анализ ключевой единицы царь в газетных текстах начала ХХ и начала ХХI веков.


Список литературы

1. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 2001. – Т. 4. – 1152 с.
2. Евгеньева А. П. Словарь русского языка: В 4 т. М., 1984. – Т. 3. – 800 с.
3. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка. М., 1973. – 846 с.
4. Словарь Академии Российской. Спб., 1790. – 664 с.
5. Семенов А. В. Этимологический словарь русского языка. М., 2003. – 704 с.
6. Тихонов А. Н. Словообразовательный словарь русского языка. М., 2008. – Т. 2. – 944 с.
7. Ушаков Д. Н. Толковый словарь русского языка. М., 1945-1940. – Т. 3. – 704 с.
8. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М., 1987. – Т. 4. – 864 с.
9. Шапошников А. К. Этимологический словарь современного русского языка. М., 2010. – Т. 2. – 584 с.

Расскажите о нас своим друзьям: