Русский язык | Филологический аспект №2 (46) Февраль 2019

УДК 81.1751

Дата публикации 07.02.2019

Полезная информация с позиции логического построения смысловых единиц в научном тексте

Тихомирова Лариса Сергеевна
доцент кафедры русского языка и стилистики, Пермский государственный национальный исследовательский университет, г. Пермь, РФ
Овсянникова Светлана Евгеньевна
Старший преподаватель, Пермский государственный национальный исследовательский университет, г. Пермь,РФ

Аннотация: В статье рассматривается вопрос о роли полезной информации в логико-смысловом отношении на примере научного текста. Построение полезной информации в тексте в соответствии с этапами научного изложения представлен в данной статье с учетом когнитивно-дискурсивного подхода, который предполагает исследование текста с позиций когнитивного и дискурсивного анализа одновременно. Полезная информация научного текста – это определенная степень его смыслосодержательной новизны для читателя, которая заключается не только в теме, авторской концепции, в системе авторских оценок предмета изучения, но и в логической имплицитной форме выражения старого (известного читателю) знания. Только в этом случае, по мнению исследователя, можно обеспечить оптимальную информационную насыщенность в научном тексте.
Ключевые слова: научный текст, полезная информация, логико-смысловые отношения в тексте, информационная насыщенность научного текста

Useful information from the position of logical construction of semantic units in the scientific text

Tikhomirova Larisa Sergeevna
PhD in Philology, Docent of Russian language and stylistics, Perm State National Research University, Perm, Russia
Ovsyannikova Svetlana Evgenievna
Senior lecturer, Perm State National Research University, Perm, Russia

Abstract: The article deals with the role of useful information in the logical-semantic relation on the example of a scientific text. Construction of useful information in the text in accordance with the stages of scientific presentation is presented in this article, taking into account the cognitive-discursive approach, which involves the study of the text from the standpoint of cognitive and discursive analysis at the same time. Useful information of a scientific text is a certain degree of its semantic novelty for the reader, which consists not only in the theme, the author's concept, in the system of author's assessments of the subject of study, but also in the logical implicit form of the expression of the old (known to the reader) knowledge. Only in this case, according to the researcher, it is possible to provide optimal information saturation in the scientific text.
Keywords: scientific text, useful information, logical-semantic relations in the text, information saturation of the scientific text


Соответствие содержания текста уровню читательских потребностей определяет мера полезности информации в тексте, которая является составной единицей научного текста. При этом замечено, что можно понять логическую структуру текста, значение сообщаемой информации, но не понять того смысла, который стоит за этим значением, не воспринять подтекста, который и является внутренним стержнем всего содержания. Глубина прочтения текста «вовсе не обязательно коррелирует с логическим анализом поверхностной системы знаний, а больше зависит от эмоциональной тонкости человека, чем от его формального интеллекта...» [5, с. 258]. Поэтому можно сказать, что подтекст напрямую связан с полезностью информации текста [9, с. 64].

Как известно, соответствие / несоответствие поверхностной структуры текста и глубинной структуры содержания должно быть регулируемым. Таким регулятором выступает, на наш взгляд, полезная мера информации, определяемая характером текста, его назначением и предполагаемым адресатом. Ориентация на определенную меру полезной (прагматичной) информации помогает более целесообразно повышать информационную плотность текста и логически структурировать научную мысль. В связи с этим известны два пути повышения информативности текста: интенсивный и экстенсивный. Интенсивный способ повышения информативности текста «связан с процессом свертывания информации за счет сокращения объема текстового пространства при сокращении объема самой информации. Свертывание информации позволяет ту же самую мысль передать более экономичными речевыми средствами» [1, с. 239]. Экстенсивный способ «повышает информативность путем увеличения объема самой информации. Применение его приводит к максимальной детализации изложения, что позволяет глубже проникнуть в сущность явления, раскрыть связи и отношения исследуемого объекта с внешним миром» [1, с. 239].

Таким образом, одна и та же информация может передаваться разными логическими способами, с использованием разного количества языковых знаков для обозначения соответствующих признаков. Дополнительная, поясняющая (экстенсивная) информация, передаваемая уточняющими, присоединительными, повторяющимися конструкциями, может рассматриваться полезной, новой и даже необходимой в учебной или научно-популярной статье. В то же время она может оказаться избыточной, логически неуместной в тексте, рассчитанном на специалиста, и потому утратит свои ценностные качества. Поэтому, чтобы установить меру полезности информации и получить искомое, нужно учитывать целевую заданность сообщения.

Как показывает исследованный материал, по мере формирования научного знания в тексте порождается цепочка фрагментов-текстов, отражающих отдельные этапы познания научного объекта [10]. В этой цепочке текстов, «сопровождающих» развитие основного научного знания, выделяются тексты, отличающиеся друг от друга степенью (уровнем) информативности (полезной информации), а значит, плотностью содержания научного знания. Такое «расслоение» информации в потоке научного знания влияет на полноту и точность научного изложения.

Микротексты, различающиеся внутри текста по уровню содержательности (глубине и полноте), характеризуются разными показателями информативности (или информативного свертывания). Так, например, информация, связанная с каким-либо научным явлением, может быть представлена на разных уровнях свернутости, если сравнить информацию в тех или иных сегментах текстового пространства или, более того, в других научных источниках (в статье журнала, сборника, информационном листке, обзоре и т.д.). Подобное явление (когда одни и те же сведения с разными показателями информативности рассредоточены по всему текстовому пространству или в разных видах текста) названо нами расслоением информационного потока, которое обусловлено информационной потребностью читателя (научной аудиторией) и в результате представлено как «избыточность» информационного потока.

Таким образом, между различающимися по уровню информативности микротекстами/текстами (независимо от того, к числу каких – первичных или вторичных – относится их традиция) нет принципиальной содержательной разницы. Так, статья, краткое сообщение, инструктивный листок могут находиться в одной цепочке текстов, различающихся лишь уровнем информационного свертывания. Поэтому об информативности текста можно говорить лишь в сопоставлении его с другим текстом или текстами, имеющими общий денотат.

Построение полезной информации в тексте в соответствии с этапами научного изложения представлен в данной статье с учетом когнитивно-дискурсивного подхода [4, 8, 11], который предполагает исследование текста с позиций когнитивного и дискурсивного анализа одновременно.

Когнитивно-дискурсивная составляющая применяемого подхода связана с логическими ментальными операциями автора / читателя, которые позволяют не только восстановить все формальные и смысловые связи в структурно-семантическом пространстве текста, но и подойти к его концептуальным структурам, стоящим за отдельными единицами и частями текста, а также за научным текстом в целом. Такой подход позволяет определить алгоритм развертывания / свертывания содержания научного текста, выявить функции стереотипных единиц (терминологических и нетерминологических) в построении научного текста, показать внутритекстовую связь значений, передающих различные типы знаний как внутри одной фиксирующей единицы (фразы), так и между ними в «пространстве» всего научного текста. [5].

Естественно, что определять информативность текста может специалист в данной области знания. Критик должен рассматривать текст в качестве источника информации, в качестве проспективной «модели» развивающегося знания, в качестве средства удовлетворения информационного интереса читателя. Разумеется также, что, анализируя текст, как критик, так и читатель руководствуются не только категорией информативности, но и новизной, глубиной содержания, соответствием целевому назначению и т.д.

Переходя с общенаучного языка на язык лингвистики, следует учесть понимание информации И.Р. Гальпериным, который под этим понятием включает в первую очередь фактологическую (или фактуальную) информацию, подчеркивая при этом, что даже предикативные части не могут полностью передать сообщения, которое содержится в целом тексте, и исходя из этого, выделяет:

содержательно-фактуалъную информацию, которая представляет собой сообщения о фактах, событиях, гипотезах, выдвигаемых учеными, их взглядах, а также различные предположения, возможные решения вопросов и т.п.; эта информация эксплицитна по своей природе;

содержательно-концептуальную информацию, которая сообщает читателю индивидуально-авторское понимание отношений между явлениями, понимание их причинно-следст­венных связей, их значимости в социальной, политической, экономической жизни народа, включая отношения между отдельными индивидуумами; эта информация извлекается из всего произведения, она всегда творчески переосмыслена.

Содержательно-подтекстовую информацию – это скрытая информация, извлекаемая из содержательно-фактуалъной информации благодаря способности единиц языка порождать ассоциативные и коннотативные значения, а также благодаря способности предложений внутри сверхфразового единства приращивать смысл [3, с. 27 – 29].

Содержательно-подтекстовую информацию И.Р. Гальперин считает факультативной [3, с. 28], т.е. необязательной в научном тексте. Однако, как показывают результаты нашего анализа, данный тип информации не может не присутствовать в научном тексте, поскольку самое важное при понимании такого типа текста – это выводные знания, полученные из научного текста, что требует выполнения операции анализа.

На наш взгляд, представленная классификация И.Р. Гальперина свидетельствует о возможности извлекать из текста ту или иную информацию, при этом выстраивая или восстанавливая логическую цепочку рассуждений автора. Таким образом, выделение какого-либо аспекта информации позволяет представить ее в концентрированном и эксплицитном виде.

На основании сказанного можно заключить, что любой текст должен обладать содержательной достаточностью, то есть отвечать какой-то норме изложения информации в соответствии с жанром, стилем, типом речи. Только в этом случае можно говорить о некотором качественном показателе информативности текста – полезности. Полезная информация научного текста – это определенная степень его смыслосодержательной новизны для читателя, которая заключается не только в теме, авторской концепции, в системе авторских оценок предмета изучения, но и в логической имплицитной форме выражения старого (известного читателю) знания. Как правило, понятие «старое» знание является элементом избыточной информации. Но избыточные фразы (что следует признать) – это развернутые смысловые структуры, претендующие на определенную их точность.

 Именно такие фразы порой отсутствуют, например, в учебной, хрестоматийной и даже в энциклопедической научной литературе, поскольку, несмотря на малый научный жанр, в подобных научных статьях содержание обычно характеризуется свернутостью и высокой конденсацией, что в некоторых случаях приводит к логическому «сгущению» научных идей и напряженному восприятию текста. Приведем текст из [7, с. 417]:

 Дурман, род трав, реже кустарников или деревьев сем. пасленовых. Св. 10 видов, преим. в тропиках и субтропиках; в России 3 вида, все ядовиты, декоративны; листья Д. обыкновенного входят в состав противоастматич. лекарств (астматина, астматола); плоды Д. безвредного (индейского) и индийского содержат алкалоид скополамин.   

На наш взгляд, этот небольшой по объему текст насыщен автономными смысловыми «вехами», которые отражаются в четырех сложных синтаксических целых. При этом следует подчеркнуть, что первые три ССЦ являются «обрывочными» смысловыми отрезками, отражающими характеристику вида дурман, его месторасположение и конкретизацию вида в России. Четвертое ССЦ вводит новую дефиницию «обыкновенного» и «безвредного» дурмана, не объясняющую природу их происхождения и связь с предыдущим контекстом. Именно из-за отсутствия смысловых повторов, кроме лексического – (Дурман), – создается высокая содержательная концентрация знания и напряженность восприятия текста.

 Поэтому считаем необходимым выработать – с учетом дидактических задач (например, в учебном, научно-популярном тексте) – объективное отношение к избыточной информации. Здесь целесообразной оказывается даже повторная, синонимическая информация. Например, в параграфе «Общее представление о памяти», начиная с первого предложения, в котором дается определение памяти, и заканчивая последним, уместно употреблены лексические повторы:

1)Впечатления, которые человек получает об окружающем мире..., называют памятью.

2 ) «Без памяти», – писал С.Л. Рубинштейн...

 3) Память лежит в основе способностей человека...

 4) Без памяти невозможно нормальное функционирование ни личности, ни общества.

5)Благодаря своей памяти, ее совершенствованию человек выделился из животного царства...

6) Да и дальнейший прогресс человечества без постоянного улучшения этой функции памяти немыслим.

7) Память можно определить...

8) Разнообразные инстинкты, врожденные и приобретенные ... есть не что иное, как запечатленный, передаваемый по наследству или приобретаемый в процессе жизни опыт.

9) Без постоянного обновления такого опыта ... живые организмы не смогли бы адаптироваться к текущим быстро меняющимся событиям жизни.

10) Не помня о том, что с ними было, организм просто не смог бы совершенствоваться дальше...

11) Память есть у всех живых существ.

12) У дочеловеческих организмов есть только два вида памяти: генетическая и механическая.

13) Первая проявляется в передаче генетическим путем из поколения в поколение жизненно необходимых биологических,  психологических и поведенческих свойств.

14) Вторая выступает в форме способности к научению, к приобретению жизненного опыта...

15) Возможности для запоминания у животных ограничены их органическим устройством.

16) У человека есть речь как мощное средство запоминания...

17) Ему (человеку) нет необходимости полагаться только на свои органические возможности, так как главные средства совершенствования памяти ... находятся вне его и одновременно в его руках...

18) У человека, наконец, есть три вида памяти ... произвольная, логическая и опосредованная.

19) Первая связана с широким волевым контролем запоминания, вторая с употреблением логики, третья – с использованием разнообразных средств запоминания...

20) Более  точно  ...память  человека можно  определить  как психофизиологический и культурный процессы, выполняющие в жизни функции запоминания, сохранения и воспроизведения информации.

21) Эти функции являются для памяти основными.

22) Они (функции) различны не только по своей структуре..., но и потому, что у разных людей развиты неодинаково.

23) Есть люди, которые, например, с трудом запоминают, но неплохо воспроизводят и довольно долго хранят в памяти запомненный ими материал.

24) Это индивиды с развитой долговременной памятью.

25) Есть такие люди, которые, напротив, быстро запоминают, но зато и быстро забывают то, что когда-то запомнили.

26) У них более сильны кратковремнный и оперативный виды памяти. [6, с. 218 – 219].

Интересным в данном контексте является то, что автор не отступает от предмета изучения и в то же время углубляет познание психической функции памяти за счет повторяющихся уточняющих лексических и тематических блоков. В представленном тексте можно выделить 6 ССЦ, которые составляют 6 тематических блоков, раскрывающих сущность поставленного вопроса.

1. ССЦ представляет дефиницию памяти (1,2 предложения).

2. ССЦ передает важность и необходимость памяти в жизнедеятельности человека и живых организмов (3-10 предложения).

3. ССЦ представляет собой сравнение функции памяти у человека и дочеловеческих организмов, в том числе и животных. (11 – 15 предложения).

4. ССЦ выражает средство запоминания (16 – 17 предложения).

5. ССЦ характеризует 3 вида памяти у человека (18 – 19 предложения).

6. ССЦ рассматривает функции памяти у человека. (20 – 26 предложения).

Таким образом, весь параграф учебника без каких-либо отступлений и смысловых «обрывов» посвящен описанию памяти.

Для утверждения научного знания, помимо лексических и смысловых повторов, в научном тексте необходимы как лексические синонимы, так и тематические синонимы, чтобы одно и то же содержание выразить различными средствами. Сравним два фрагмента одного текста:

Воображение это необходимый элемент творческой деятельности человека, выражающийся в построении образа продуктов труда; Творческое воображение предполагает самостоятельное создание новых образов, которые реализуются в оригинальных и ценных продуктах деятельности [2, с. 348]. Эти тексты похоже в плане содержания, но различаются в плане выражения. К употреблению данных лексем нужно относиться осторожно, поскольку именно сходство в определении терминов может привести не столько к углубленному пониманию дефиниции, сколько к непониманию.

Синонимы выражают один и тот же предмет (денотат) различными номинациями. Например, в области психологии:

воображение – фантазия, гипоталамо-лимбическая система – гипотоламус [2. С. 1996].

Таким образом, повторяющаяся лексическая или тематическая информация необходима научному тексту, но в определенной системе изложения, в зависимости от целевых установок автора, научного жанра и типа речи, а также коммуникативных задач. Следует подчеркнуть, что чрезмерное повторение может восприниматься также как недостаток изложения, поскольку снижаются положительные качества текста, и он становится труднодоступным.

Вместе с тем важно: чем тщательнее из языковых средств, выражающих содержание научного текста, устранены элементы избыточности, тем выше семантическая сила содержания текста, тем выше, соответственно, качественные показатели информативности научного текста. Однако полностью устранить элементы неоднозначности, «шероховатости» естественного языка невозможно, поскольку нельзя полностью предусмотреть устранение лексической синонимии и указать все логические ассоциации между словами. Поэтому в хорошем научном тексте средства смысловой избыточности и моменты недостаточности информации скомпенсированы в большей или меньшей степени. И эта «компенсация», на наш взгляд, должна создаваться в тексте постепенно, в процессе выражения основного его содержания. В любом случае текст должен обладать качеством содержательной достаточности. Поэтому в нем должны быть представлены логические переходы краткой и расширенной форм подачи информации. Только в этом случае, по нашему мнению, можно обеспечить оптимальную информационную насыщенность в научном тексте.


Список литературы

1. Валгина Н.С. Теория текста. Москва. 2003. С. 141.
2. Выготский Л.С. Мышление и речь. М.: Лабиринт. 1996. 416с.
3. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. Москва. 1981. 139 с.
4. Котюрова М.П., Тихомирова Л.С., Соловьева Н.В. Идиостилистика научной речи. Пермь: Изд-во « От и До» 1992. С. 393.
5. Лурия А.Р. Язык и сознание. Москва. 1979. 320 с.
6. Немов Р.С. Психология в 3-х кн. Книга 1. Общие основы психологии. М.: Владос, 2003. 688с.
7. Советский Энциклопедический Словарь / Под ред. A.M. Прохорова и др. М. 1987. 417с.
8. Dijk, T.A. The Study of Discourse. In Discourse as Structure and Process: Discourse Studies: A Multidisciplinary Introduction. 1997. Vol. 1: 8-14. (о дискурсе)
9. Gernsbacher, M.A., Hargreaves, D., The privilege of primacy. Experimental Data and cognitive explanations: Pragmatics of word order flexibility. Amsterdam Philadelphia: 1992. рр 83.
10. Givon, T., 1993. Coherence in text, coherence in mind: Pragmatics and Cognition, vol. 1 (2): 171-227.
11. Silverstein, M., Urban, G. The Natural History of Discourse. In Natural Histories of Discourse. Chicago: University of Chicago Press. 1996. Рр. 2-16. (о дискурсе)

Расскажите о нас своим друзьям: