Литература народов стран зарубежья | Филологический аспект №01 (57) Январь 2020

УДК 821.111

Дата публикации 31.01.2020

Образ джентльмена в трилогии Эдит Уортон о «старом Нью-Йорке»

Тимошенко Ирина Николаевна
Кандидат филологических наук, доцент Кафедры английского языка в сфере наук о Земле, Факультет иностранных языков, Санкт-Петербургский государственный университет, РФ, г. Санкт-Петербург, timoshenkoirina7@mail.ru

Аннотация: Статья посвящена изучению образа джентльмена, представленного американской писательницей Эдит Уортон в романах «Обитель радости», «Обычай страны» и «Век невинности». Целью данной работы является выявление и анализ характерных черт и особенностей, определяющих понятие «джентльмен» в фешенебельном обществе Нью-Йорка на рубеже XIX-XX веков. В статье также предпринимается попытка выявить отношение Эдит Уортон к традициям, обычаям и условностям «старого Нью-Йорка», которые определяли образ жизни джентльмена в этом обществе.
Ключевые слова: образ джентльмена, «старый Нью-Йорк», социальные условности

The image of gentleman in Edith Wharton’s trilogy about “old New York”

Timoshenko Irina Nickolaevna
PhD in Philology, Associate Professor of The Department of English Language in the sphere of Earth sciences, Faculty of Foreign Languages, Saint Petersburg State University, Russia, Saint Petersburg

Abstract: The article is devoted to the study of gentleman figure, represented by the American writer Edith Wharton in the novels The House of Mirth, The Custom of the Country and The Age of Innocence. The aim of the study is to find out and research the specific features and peculiarities that characterized gentleman in the “old New York” society. The article’s author also attempts to define Edith Wharton’s attitude to the “old New York” traditions, customs and conventions that defined gentleman’s way of living in this society.
Keywords: image of gentleman, old New York, social conventions

В богатом литературном наследии американской писательницы Эдит Уортон (1867-1937) особое место занимают романы «Обитель радости» (1905), «Обычай страны» (1913) и «Век невинности» (1920), которые, формируя своего рода трилогию, повествуют о повседневной жизни фешенебельного общества «старого Нью-Йорка». «Старый Нью-Йорк» или «старая» буржуазия – это довольно узкая социальная прослойка состоятельных людей Америки, обитавшая в почтенных особняках на Вашингтон-сквер и являвшаяся потомками негоциантов колониального времени и первых лет независимости.

В конце девятнадцатого столетия эта небольшая замкнутая группа, ограниченная и социально, и даже географически, начала утрачивать былое могущество под натиском новых общественных сил, а в начале двадцатого века и вовсе прекратила свое существование, уступив место энергичному поколению молодых капиталистов. Эдит Уортон, по праву рождения принадлежавшая к обществу «старого Нью-Йорка» и испытывающая тревогу и сожаление в связи с исчезновением мира добропорядочных буржуа, создает на страницах трилогии целую галерею портретов леди и джентльменов, тщательно изображая все их достоинства и недостатки.

В данной статье мы обратимся к портретам джентльменов, анализируя представленные в трилогии мужские персонажи. В центре нашего внимания оказываются Лоренс Сэлден из «Обители радости», Ральф Марвелл из «Обычая страны» и Ньюленд Арчер из «Века невинности». Все эти герои, помещенные автором в различные жизненные обстоятельства, имеют столько сходных черт, что мы можем говорить о неком собирательном образе джентльмена с присущими ему типичными признаками.

Сразу отметим, что в Америке понятие «джентльмен» не включало в себя такой аспект, как благородное происхождение. Общеизвестно, что Соединенные Штаты не имели наследственной аристократии. Однако, не желая ни в чем отставать от Европы, Америка создала собственное элитарное общество, позаимствовав некоторые черты нравственного кодекса английской аристократии. Таким образом, не знатное происхождение, а воспитание, личные качества, следование определенным правилам поведения и нормам морали являлись отличительными признаками джентльмена в «старом Нью-Йорке». Для выявления и анализа характерных черт и особенностей, присущих джентльмену данного класса, мы обращаемся к романам Эдит Уортон.

Все литературные герои, находящиеся в центре нашего внимания, – это хорошо образованные молодые люди, имеющие юридическое образование и обладающие весьма достойным денежным капиталом, который позволяет им вести свободный образ жизни и лишь время от времени заниматься юридической практикой. В автобиографии «Оглядываясь назад» Эдит Уортон писала: «Практически все молодые люди, с которыми я была знакома, изучали право, однако немногие становились практикующими юристами после окончания колледжа» [3, p. 710].

Общество «старого Нью-Йорка» рассматривало юридическую практику как одно из немногих занятий, достойных представителей собственного класса. Ведь это занятие свидетельствовало о материальном благополучии человека, поскольку работа в юридической конторе предполагала наличие высшего образования, которое было доступно лишь тем, кто имел возможность его оплачивать. И действительно, герои трилогии Эдит Уортон – люди весьма обеспеченные. Лоренс Сэлден, практикующий юрист, имеет достаточно средств и свободного времени для путешествий, посещения светских раутов, приемов, культурных мероприятий. Ральф Марвелл, отучившийся в Гарварде и Оксфорде, где изучал право, отправляется в годичное путешествие по Европе, а затем возвращается в Нью-Йорк, где предается «утонченному безделью» [4, p. 671]. И наконец, Ньюленд Арчер, полагая, что джентльмену следует иметь какое-либо достойное занятие, время от времени появляется в адвокатской конторе, где «рассеянно предается безделью в отведенном ему кабинете» и иногда выполняет незначительные поручения, вовсе не стремясь по-настоящему преуспеть на своем поприще [1, с. 93].

Подобное отношение молодых людей к работе вполне объяснимо. Солидное состояние, которым обладали семьи «старого Нью-Йорка» давало им возможность жить на проценты и вести праздный образ жизни. Изучая этот социальный слой состоятельных людей Америки, исследователь Д. Мейни отмечал: «Это всегда был мир денег, хотя говорить о них в домах “новой аристократии” считалось непростительным грехом» [2, p. 92]. Данное замечание подтверждает и сама Эдит Уортон, вспоминая о том, что одним из первых правил хорошего тона, которым обучала ее мать, было следующее: «Никогда не говори о деньгах и думай о них как можно реже» [3, p. 735].

Стремление к зарабатыванию денег, столь свойственное приходящим на смену «старой буржуазии» представителям нового поколения богатых людей Америки, рассматривается в «старом Нью-Йорке» как признак отсутствия хороших манер и вызывает презрение. Так, Ньюленд Арчер, выбирая юриспруденцию в качестве основной профессиональной деятельности, замечает, что это занятие явно отличается от «грубого стяжательства», унижающего настоящего джентльмена [1, с. 127]. Лоренс Сэлден создает в своих фантазиях Республику Духа – вымышленную страну, гражданство в которой могут получить лишь те, кто способен отказаться от погони за богатством и не думать о деньгах слишком часто. Ральф Марвелл, который вынужден заниматься бизнесом из-за постоянно растущих расходов супруги, в глубине души презирает это занятие.

Неприятие стремления к обогащению объясняется не только наличием солидного капитала, но и присущими обществу «старого Нью-Йорка» качествами. И в первую очередь это обостренное ощущение честности или бесчестья, которое проявляется, прежде всего, в деловой жизни. Эдит Уортон отмечает, что «ценность и значимость “старого Нью-Йорка” заключалась в его неукоснительном следовании высоким стандартам в сфере образования и обучения хорошим манерам, а также безупречной честности в делах и личной жизни» [3, p. 690]. Законы делового мира, направленные, прежде всего, на получение прибыли, явно противоречили моральным стандартам «старого Нью-Йорка» с его старомодной порядочностью и крайней щепетильностью во всех делах. Подтверждением вышесказанному могут служить и наблюдения героя романа «Обычай страны». «Ральф Марвелл знал, что бизнес создал собственную, довольно специфическую, мораль, однако размышления о добровольно взятой на себя ответственности отдельного человека наводили Ральфа на мысль о том, что этот самый человек нисколько не заботился о соблюдении взятых на себя обязательств» [4, p. 793].

Еще одним качеством, характеризующим общество «старого Нью-Йорка» и объясняющим в нем отсутствие страсти наживы, является умеренность, провозглашенная в этом кругу «золотым» правилом. Герои трилогии не видят смысла в зарабатывании и приумножении денежных средств, поскольку имеющееся у них состояние вполне обеспечивает поддержание того образа жизни, который в этом обществе уже на протяжении долгого времени остается неизменным. Хорошая одежда и еда, покупка книг, посещение театров и музеев, регулярные путешествия в Европу – все это непременные атрибуты «старого Нью-Йорка», однако желание большего и стремление к роскоши рассматривается как свидетельство дурного тона.

Хотелось бы также отметить, что для героев трилогии, находящихся в центре нашего внимания, особое значение имеют просвещенность и любовь к искусству. Лоренс Сэлден, в квартире которого стены увешаны старинными литографиями, а полки с книгами занимают пространство до самого потолка, признается, что предпочитает иметь хорошие издания всех любимых книг. Рафинированный эстет и искушенный интеллектуал, Ральф Марвелл, любит литературу и мечтает написать собственную книгу. Ньюленд Арчер готов отказаться от прогулок и приглашений на обед ради чтения книг, а бывая в Париже или Лондоне, он не пропускает ни одной выставки.

Хорошее образование и широкий кругозор, которым обладают молодые люди, позволяют им видеть все недостатки и слабости собственного класса, однако герои склонны снисходительно к ним относиться, поскольку эти недостатки и слабости являются и их неотъемлемой частью.

Персонажи Эдит Уортон с рождения привыкли разделять взгляды и убеждения «старого Нью-Йорка», и им, как и обществу, к которому они принадлежат, свойственны такие черты, как страх перед всем новым и неизведанным, неумолимое желание жить «как принято», а также непоколебимая верность условностям и предрассудкам, определяющим жизнь их круга. В некоторых случаях следование принятым в обществе правилам, которые зачастую выглядят смешными и нелепыми, весьма безобидно. Так, герой романа «Век невинности» считал вполне естественным, что «расчесывать волосы полагается двумя щетками с серебряным верхом и с монограммой из голубой эмали или что в обществе никоим образом нельзя появляться без цветка (предпочтительно гардении) в петлице» (1, с. 9). Однако в ситуациях, когда речь идет о стремлении к любви и личному счастью, а иногда и самой жизни, следование условностям может иметь весьма печальные последствия.

Герой романа «Обитель радости» принимает решение о разрыве отношений с искренне любимой им Лили Барт после посещения ею дома семейной пары в отсутствие в нем хозяйки. Лоренс Сэлден даже не пытается выяснить причины поступка Лили, которая, нарушив приличия, оказывается исключенной из круга избранных, что, в свою очередь, приводит ее к гибели. Герой с горечью вынужден признать, что он сам является пленником «той вязкой трясины предрассудков и предубеждений», которая погубила девушку [5, p. 168].

В силе воздействия социальных правил и норм на жизнь отдельного человека убежден и герой романа «Обычай страны». Ральф Марвелл «был достаточно красноречив в дни его молодости, выступая против условностей собственного класса, однако когда приходило время выказать презрение по отношению к этим самым условностям, они каким-то загадочным образом начинали управлять им, изменяя его жизнь, словно невидимый глазу наследственный ген» [4, p. 911]. Привычка подчиняться общественным условностям лишает героя способности действовать решительно и самостоятельно в условиях нового времени. На фоне энергичных и деятельных представителей «новой» буржуазии Ральф Марвелл выглядит совершенно беспомощным, безвольным и слабым. Не в силах противостоять напору бесстрашных, жестоких и сильных нуворишей, герой безропотно отказывается сначала от жены, затем от ребенка, и наконец, от самой жизни.

Для героя романа «Век невинности» социальные условности играют роль не менее важную, чем «непостижимый страх перед тотемами, которые вершили судьбы его предков много тысяч лет назад» [1, с. 8]. Страшась чувств, которые он испытывает к женщине, несоответствующей нормам морали «старого Нью-Йорка», Ньюленд Арчер поспешно женится на «приличной» девушке, полностью разделяющей взгляды и убеждения его круга. Однако на склоне лет герой с тоской отмечает, что «жизнь его, в сущности, была так пуста» [1, с. 340]. Он признается самому себе в том, что «в его жизни недоставало душевной гармонии», а его юношеское стремление к любви и личному счастью обернулось «всего лишь грустным примером несбывшихся надежд и напрасно растраченных сил» [1, с. 331, 340].

Следует отметить, что отношение Эдит Уортон к героям трилогии, а следовательно к моральным нормам и социальным условностям «старого Нью-Йорка», весьма двойственно. С одной стороны, она критически относится к бездействию, несамостоятельности, нерешительности и слабости джентльменов – качествам, воспитанным в них обществом «старого Нью-Йорка». С другой стороны, писательница испытывает искреннюю симпатию и уважение к лучшим представителям собственного класса с их умением бескорыстно жертвовать личными интересами в пользу долга, общества и других людей, а также «устаревшей порядочностью, не научившейся делать различия между личными и коммерческими отношениями» [4, p. 671]. Вспоминая Нью-Йорк ее юности с нежностью и горечью, Эдит Уортон тщательно выписывает портреты мужских персонажей и представляет читателю образ честного и порядочного джентльмена с прекрасным образованием и хорошими манерами, а также неистребимой верой в силу социальных условностей и полным отсутствием способности к решительным и самостоятельным действиям.


Список литературы

1. Уортон Э. Век невинности. СПб., 1993.– 478 с.
2. Maini D.S. The Spirit of American Literature. New Delhi, 1988. – 222 p.
3. Wharton E. N. A Backward Glance // Wharton E. N. Novellas and Other Writings. N.Y., 1984. – P. 667-1068.
4. Wharton E. N. The Custom of the Country. // Wharton E.. N. Novels. N. Y., 1985. p. 671.
5. Wharton E. N. The House of Mirth. // Wharton E. N. Novels. N.Y., 1985. P. 1- 349

Расскажите о нас своим друзьям: