Литература народов стран зарубежья | Филологический аспект №1 (45) Январь, 2019

УДК 1751

Дата публикации 31.01.2019

Поэтика необиографизма в романе Питера Акройда «Журнал Виктора Франкенштейна»

Щербакова Анастасия Сергеевна
аспирант кафедры русской и зарубежной литературы, Гуманитарный институт Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого, asshch84@gmail.com

Аннотация: В статье рассматривается поэтика романа, получившего номинацию переписанный, или пересозданный текст как форма интертекстуальности. Это тексты, созданные известными классиками литературы и оригинальные современные произведения, возникшие на основе классического романа. Показана трансформация представлений об авторе и авторстве. Выявлено, что источником произведения П.А. Акройда «Журнал Виктора Франкенштейна» является не только прославленный роман М. Шелли «Франкенштейн или Современный Прометей», но и «Последний человек», образующий вместе с ним дилогию. В этой связи рассматриваются проблемы биографизма, инициированные второй частью дилогии и необиографические жанровые трансформации, характерные для поэтики современного английского романа в целом и романа П. Акройда – в частности. Таким образом, выявляется типологичность модели, заложенной предшествующим произведением, и одновременно подчеркивается индивидуально-авторская вариативность, связанная с развитием поэтики необиографизма в современном романе П. Акройда.
Ключевые слова: автор и авторство, трансдискурсивность, биографизм, необиографизм, дескрипция, десигнация

The poetics of new biografizm in the Peter Ackroyd novel «The Journal of Victor Frankenstein»

Scherbakova Anastasia Sergeyevna
is the postgraduate student at the department of the Russian and foreign literature, Humanitarian institute of V. Novgorod university of Yaroslav the Wise

Abstract: The article is devoted to the poetics of the novel, which received the nomination the rewritten or recreated text as an intertekstuality. The texts are created by the famous classics of literature and the original modern works, which are evolved from the classical novel mean. Transformation of ideas of the author and authorship is shown. "Victor Frankenstein's Magazine" is a source of the work of P.A. Akroyd and the glorified novel by M. Shelley "Frankenstein or Modern Prometheus", but also the "Last person" forming together with a dilogy. The biografizm problems are initiated by the second part of the dilogy and the neobiographic genre transformation characteristic of poetics of the modern English novel in general and the novel by P. Akroyd – in particular. Thus, the tipologic of the model mortgaged by the previous work and author's variability connected with the development of poetics of a neobiografism in the modern novel by P. Akroyd.
Keywords: author, authorship, transdiscursivity, biografism, new biografism, description, designation


Роман Питера Акройда «Журнал Виктора Франкенштейна» (The Casebook of Victor Frankenstein, 2008) остается все еще недостаточно изученным и с точки зрения поэтики пересоздания, и в свете жанрового своеобразия. При обращении к таким текстам, вырастающим на основе прославленного претекста, встает проблема их автора и авторства, то есть атрибуции текста. В момент возникновения романа Мэри Шелли «Виктор Франкенштейн, или Современный Прометей» связь текста с индивидуальностью его создателя не ставилась под сомнение априорно. Однако в наше время формы рефлексии по поводу этой связи изменились. Внимание к биографии и личности автора прослеживается не только во внетекстовых, специально проводимых исследованиях, но и в самом художественном произведении, содержащем непосредственно в тексте пересозданного романа необиографическую составляющую, как об этом свидетельствует «Журнал Виктора Франкенштейна» Питера Акройда.

Питер Акройд смело обнажает прием, не пряча источник и претекст, но тематически обозначая его: в 17-й главе романа современного писателя есть прямой отсыл ко второй части знакового названия произведения М. Шелли – «Современный Прометей». Присутствует в тексте Акройда и видоизмененная цитата из предисловия ко второму изданию романа М. Шели, связанная с историей рождения замысла ее произведения. Условно-биографический автор произведения Акройда, Мэри Шелли признается: «Я придумала историю. <…> Череда образов предстала передо мной». И далее: «В первой картине бледный адепт тайных наук стоит, преклонивши колена, перед лежащим человеком [выделено нами – А.Щ.]; однако это вовсе не человек…», – пишет Акройд [Акройд: 411-412]. По существу, это немаркированная цитата из предисловия М. Шелли: «Глаза мои были закрыты, но каким-то внутренним взором я необычайно ясно увидела бледного адепта тайных наук, склонившегося над созданным им существом [выделено нами – А.Щ.]» [Шелли: 15].

Финский исследователь Укко Ханнинен, как и Хэрольд Блум, приходит к выводу о возникновении «новой комбинации текстов, которые в определенной степени напоминают предшественников, но читаются, вместе с тем, как ни один другой предшествующий текст [перевод наш – А.Щ.]» [Hänninen: 106]. Согласно Мишелю Фуко, в новую эпоху писатель воспринимается автором «чего-то большего, нежели книга, автором теории, традиции, дисциплины, внутри которых, в свою очередь, могут разместиться другие книги и другие авторы. Я сказал бы, одним словом, что такой автор находится в "трансдискурсивной" позиции» [Фуко]. Он поясняет, что «особенность этих авторов состоит в том, что они являются авторами не только своих произведений, своих книг. Они создали нечто большее: возможность и правило образования других текстов. В этом смысле они весьма отличаются, скажем, от автора романа, который, по сути дела, есть всегда лишь автор своего собственного текста» [Фуко]. Создатели «трансдискурсивной» ситуации открывают не только возможности версий, аналогий, но и «пространство для чего-то, отличного от себя и, тем не менее, принадлежащего тому, что они основали» [Фуко]. Это в полной мере подтверждается творческим опытом «переcозданного» П. Акройдом романа «Журнал Виктора Франкенштейна».

В романе Акройда, как и в дилогии М. Шелли, повествование ведется от первого лица. У М. Шелли роман состоит из 24 глав, у Акройда - из 22 глав, которые в отличие от произведения М. Шелли не имеют заглавий. Это можно объяснить усложненностью структуры повествования и сюжетики произведения, насыщенного многообразным и широким культурно-историческим контекстом. Нарративная организация произведения Акройда ретроспективна, в связи с чем, подчеркивая временную дистанцию между умудренным драматическим опытом повествователем и персонажем, переживающем события своих научных изысканий и практических опытов в условно-реальном времени, автор использует прием забегания вперед. В четвертой главе он предупреждает читателя от имени повествователя: «Я не понимал тогда, отчего эти слова оказывают на меня столь сильное действие» [Акройд: 57], или в пятой главе: «тогда мне в голову не приходило…» [Акройд: 78], «…отплывая от Англии, я не предвидел, что мне будет суждено стать самым несчастнейшим из людей» [Акройд: 85].

Важно отметить факт, мимо которого проходят исследователи этого произведения. В основе нового текста лежит не только уже называвшийся роман Мэри Шелли, но и более позднее ее произведение - роман «Последний человек», содержащий биографическую составляющую и образующий вместе с первым романом М. Шелли дилогию.

В «Журнале Виктора Франкенштейна» появляются художественные условно реальные, исторически достоверные персонажи. Они легко узнаваемы в главных героях «романтически преображенных характеров» романа Акройда.  М. Шелли, в которой они фигурировали под именами лорда Раймонда, Адриана, графа Виндзорского – наследного принца прежней династии. Историческая реальность персонажей М. Шелли была завуалирована их вымышленными именами, но на их достоверность намекал аллюзивный отсыл: «В горячих спорах между Адрианом и лордом Раймондом нетрудно уловить дословные отголоски поэмы Шелли "Юлиан и Маддало", навеянные его беседами с Байроном, – пишет А. Елистратова [Елистратова: 8]. Роман Акройда в отличие от претекста насыщен биографически достоверными именами: Мэри Уостонкрафт, Годвин, Байрон, Полидори, описанием самобытных черт их личности, созданных ими произведений. Замаскированные под условными именами персонажи дилогии Мэри Шелли, о которых она упоминала в предисловии к роману о Франкенштейне и которых она замаскированно изображает во второй части дилогии, становятся условно-реальными персонажами романа Акройда. Они наделены уже собственными именами: Перси Биши Шелли, отец М. Шелли, философ Годвин, лорд Байрон, сама М. Шелли (Мэри Уоллстонкрафт), Полидори и др. Современный писатель следует разработанной им поэтике необиографизма, апеллирующей к реальным событиям и персонам, однако не предполагающей абсолютной фактографической, документально подтвержденной достоверности изображаемого.

Таким образом, и в персонажной, и в событийной системе романа Акройда проявляется тенденция, отмеченная М. Фуко, который писал: «Имя собственное и имя автора оказываются расположенными где-то между этими двумя полюсами: дескрипции и десигнации; они, несомненно, имеют определенную связь с тем, что они называют, но связь специфическую: ни целиком по типу десигнации, ни целиком по дескрипции. Однако именно здесь и возникают трудности, характерные уже для имени автора, – связи имени собственного с именуемым индивидом и имени автора с тем, что оно именует, не являются изоморфными друг другу и функционируют различно» [Фуко].

Достоверные имена Мэри Шелли и других упоминаемых в романе писателей, исторических деятелей, деятелей науки, не утрачивая индивидуальности, становятся знаками культуры, исторического времени, научных открытий. В романе Акройда в отличие от произведения М. Шелли отсутствует авторское предисловие, оно заменено риторическим дискурсом, помещенным в само произведение. Имя персонажа Виктора Франкенштейна настолько узнаваемо, что апелляция к автору, его создавшему, в свете изменившегося и описанного выше понимания авторства, уже не требуется. С одной стороны, авторство претекста, легшего в основу нового романа узнаваемо, а с другой, согласно Фуко, оно «имеет и другие функции, помимо указательной»: «До известной степени оно есть эквивалент дескрипции. Когда говорят: "Аристотель", то употребляют слово, которое является эквивалентом одной или, быть может, целой серии определенных дескрипций наподобие таких, как "автор Аналитик", или "основатель онтологии" и т. д.» [Фуко].

Таким образом, в современных необиографических произведениях обнаруживается сочетание реальных фактов культуры, исторически значимых имен и произведений, ученых трудов с картинами художественного воображения, домысленными автором в тех зонах, где достоверные факты не известны. Современная трансформация биографического / автобиографического жанра отразилась в расширении состава терминосферы: можно констатировать одновременное существование синонимического ряда традиционно определившихся номинаций: «беллетризованная биография», «художественная биография», «литературная биография», «романизированная биография», «фактографическая художественная биография». Л. Б. Караева дополняет этот ряд терминологией, появившейся в исследованиях тенденции трансформации этого жанра в ХХ столетии: «новая автобиография» (А. Роб-Грийе), «автофикция» (С. Дубровский), «автография», «отография» (Ж. Деррида), «истории жизни» (Ф. Лежён), «эго-документ» [Караева].

Главным объединяющим признаком необиографического произведения становится внтурижанровое взаимодействие «факта – вымысла». М.В. Дубкова справедливо замечает: «Комплекс постмодернистских идей об отсутствии истины сталкивается с традиционным стремлением биографии к изображению личности и претензией на восстановление истины. В результате этого столкновения рождается синтез – постмодернистская биография, задачей которой ставится воссоздание одной из возможных версий жизни героя» [Дубкова: 4]. Это убеждение постмодернистов в отсутствии истины, вступая во взаимодействие с «памятью жанра» (М. Бахтин) традиционной биографии, открывает возможности самых разнообразных вариативных сочетаний факта и вымысла. В последнее время произошло «стяжение» многообразия номинаций в определение «необиографизм», предложенное В.А. Подорогой [Подорога: 8]. В свой роман Акройд включает изложение реальной творческой истории появления «Франкенштейна» М. Шелли, упоминание источников – немецких готических повестей, истории замужества Мэри и ее взаимоотношений с П.Б. Шелли. Упоминаются и такие реальные люди, как друг Шелли Томас Хогг, написавший по просьбе единственной оставшейся в живых дочери Шелли его биографию, которую он, однако, не закончил. Достоверность в описании биографической истории П.Б. Шелли сочетается с отступлениями от нее: Гарриет Шелли в действительности свела счеты с жизнью, узнав об его увлечении Мэри, дочерью Годвина, Акройд же сообщает читателю, что она, говоря метафорически, «убита горем». Реально-правдиво дается в романе описание добровольного отъезда с Байроном (но не изгнания, как в подлинной биографии!) в Женеву. Черты достоверности присущи и истории знакомства с Шелли, описание бесед Байрона и Шелли, его увлечения физической наукой и электричеством, отношения с Мэри, трагическая гибель в море. Вымышленные эпизоды обладают признаками вероятностного, фикционального, чему способствует аллюзивная окраска описания, содержащая отсылы к поэзии П.Б. Шелли. М.П. Блинова приводит убедительный пример описания походки Шелли через аллюзивную апелляцию в романе «Oда к Западному ветру», цитацию поэмы «Освобожденный Прометей» [Блинова: 12-14], что создает, на наш взгляд, палимпсестную аллюзию, напоминая не только о поэзии П.Б. Шелли, но и о названии романа Мэри Шелли – «Франкенштейн, или Современный Прометей», устанавливая глубинную смысловую связь с его философской, нравственной проблематикой, проблемой Творца и творения, роли воображения и реальности.

Не менее исторически достоверными и вместе с тем художественно-условными оказываются и описания Байрона и Полидори. Описание Байрона дается снижено, оно лишено теплоты и симпатии к поэту. Художественный вымысел используется автором для описания дружеских связей Франкенштейна (художественно-условный, вымышленный персонаж) и Биши (исторически-реальный П.Б.Шелли), посещения Франкенштейном вместе с ним виллы Диодати, знакомства с Мэри Уоллстонкрафт, Годвином и Полидори. Соответствующие эпизоды позволяют связать две сюжетно-фабульные линии романа, придав ему художественную целостность.

Наряду с биографическими составляющими важна и роль новой разновидности необиографизма - биографии места, характерной в целом для поэтики романов Акройда. Писатель, как и в биографиях знаменитых личностей, стирает границы между достоверным историческим фактом, его исследованием и фикциональностью [Дубкова: 110]. Лондон описывается, с одной стороны, исторически и топографически точно, как и маршрут путешествия Франкенштейна через Кельн, Германию. Однако, с другой, – этот город описывает историю английской культуры, живших и живущих в нем людей, которые мыслили, воображали и создавали национальную культуру.

Таким образом, можно констатировать типологичность модели предшествующего текста, и одновременно подчеркнуть индивидуально-авторскую вариативность, связанную с развитием поэтики необиографизма в современном романе.


Список литературы

1. Акройд П. Журнал Виктора Франкентейна. М., «Астрель: КОРПУС», 2010. – 478 с.
2. Блинова М.П. Функции интертекста в биографических романах П.Акройда // Научный журнал КубГАУ №93 (09), Краснодар, КубГАУ, 2013 – 17с. – С. 12–14. [Электронный ресурс]. Режим доступа: URL: http://ej.kubagro.ru/2013/09/pdf/110.pdf
3. Дубкова Мария Владимировна. Трансформация жанра биографии в творчестве Питера Акройда Москва 2015. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.dissercat.com/ content/ angliiskaya-literaturnaya-avtobiografiya-transformatsiya-zhanra-v-xx-veke (дата обращения 12 апреля 2017).
4. Елистратова А. М. Шелли. Франкенштейн, или Современный Прометей: Роман. М.: Худож. Лит, 1989. С. 3–20.
5. Караева Л. Б. Английская литературная автобиография: трансформация жанра в XX веке //монография. ИМЛИ РАН. – Нальчик: Изд–во М. И. В. Котляровых (Полиграфсервис), 2009 – 274 с.
6. Подорога В.А. Предисловие//Авто-био-графия: К вопросу о методе: Тетради по аналитической антропологии. Вып. 1. М.: Логос, 2001–438 с. – С.3–29.
7. Фуко М. Что такое автор? [Электронный ресурс] Режим доступа: URL: http:// ModernLib.ru›books/fuko_mishel/chto_takoe_avtor/ (дата последнего обращения 10 апреля 2018).
8. Шелли М. Франкенштейн, или Современный Прометей; Новеллы; Эссе. М.: Издательство «Э», 2016 – 480 с.
9. Hänninen, Ukko. Rewriting Literary History: Peter Ackroyd and Intertextuality. [Электронный ресурс] Режим доступа: URL:http://ethesis.helsinki.fi/julkaisut/hum/engla/ pg/hanninen/ contents.html].

Расскажите о нас своим друзьям: