Языки народов Российской Федерации | Филологический аспект №11 (55) Ноябрь 2019

УДК 811.511.142

Дата публикации 30.11.2019

Система символов в хантыйских личных песнях и удмуртских народных песнях

Соловар Валентина Николаевна
д. филол. наук, главный научный сотрудник БУ «Обско-угорский институт прикладных исследований и разработок» РФ, г. Ханты-Мансийск, solovarv@mail.ru

Аннотация: В статье анализируются символы личных и народных песен хантыйского и удмуртского народов. Сопоставлению подвергнуты три подсистемы символов песен: символы чисел, символы животных, символы птиц. Подсистемы символов представляют различающиеся архетипы песенной культуры этих этносов.
Ключевые слова: система символов, личная песня, народная песня, удмурты, ханты, растительная символика, символика чисел, анималистический символизм, cемантика

The system of symbols in Khanty personal songs and Udmurt folk songs

Solovar Valentina Nikolaevna
PhD, Associate Professor Ob-Ugric Institute of Applied Researches and Development, Russia, Khanty-Mansiysk

Abstract: The article analyzes the symbols of personal and folk songs of the Khanty and Udmurt peoples. Three subsystems of symbols of songs are subjected to comparison: symbols of numbers, symbols of animals, symbols of birds. Subsystems of symbols represent different archetypes of song culture of these ethnic groups.
Keywords: symbol system, personal song, folk song, Udmurts, Khanty, plant symbolism, symbolism of numbers, animalistic symbolism, semantics

Впервые выявлены символы личных песен хантов. Установлена степень общности трех подсистем символов хантыйских личных песен и удмуртских народных песен, что позволяет судить как о сходстве, так и отличиях в рассмотренной символике. Описаны подсистемы символов, являющихся ведущими в системе символов обоих из рассматриваемых этносов на проанализированном материале: нумерологическая, анималистическая, орнитологическая. Сопоставлена семантика главных символов подсистем.

Результаты исследования могут быть использованы для изучения систем символов других этносов.

При анализе материала использованы методы математической статистики, семантического и факторного анализа и описательный.

В настоящей статье сопоставим три системы символов песен хантыйского и удмуртского этносов. Для сопоставления использованы результаты изучения системы символов удмуртских народных песен В. А. Глуховым, Н. Н. Глуховой [1, c. 198-243]. Хантыйские песни привлекали к себе некоторое внимание фольклористов и музыковедов на протяжении многих лет. Фонографические записи хантыйских песен, сделанные в 1930-е годы В. К. Штейницем и другими собирателями, хранятся в Фонограммархиве Института русской литературы (Пушкинский дом) РАН, и ныне они доступны для лингвистического и этномузыкологического изучения [2]. Имеющиеся работы по проблематике хантыйских песен и их языка посвящены, в основном, анализу песен медвежьего праздника, собственно обрядовых песен, относящихся к глубокой архаике культуры обско-угорских народов. Поэтике подобных обрядовых песен посвящены работы исследователей [3, c. 23-25, c. 36], [4, c. 121-152], [5], [6]. В более поздней работе А. А. Гриневич исследуются наиболее характерные приемы поэтики обрядовых песен медвежьего праздника. Священные песни медвежьего праздника описываются автором с точки зрения их структуры (типизированные грамматико-синтаксические структуры – формулы) и формальных композиционных особенностей построения песен (повторяемость, осуществляющаяся на разных уровнях текста, вариативность и параллелизм, ритмика [7].

Для анализа хантыйских песен использованы личные песни. Личные песни хантов, манси и других народов Сибири, представляют собой феномен, хорошо известный в общей фольклористике и в изучении фольклора народов Сибири. Как справедливо отмечает З. В. Венстен-Тагрина, она выполняет функцию этносоциальной идентификации и самоидентификации [8, с. 3].

Личная песня является песней, cозданной человеком либо для самого себя, либо для членов своей семьи, поэтому человек выражает в ней свои переживания и свои чувства: радость, горе, удовлетворение, тревоги. Нами проанализировано 102 песни из четырех опубликованных сборников: «Сказки, песни хантов полноватского приобья» (41 песня), «Поющая женщина из Эхт югана (25 песен), «Если моя песня-сказка дальше пойдет» (вып. 1) (9 песен), «Если моя песня-сказка дальше пойдет» (вып. 2), (27 песен) [9], [10], [11], [12].

Системный анализ текстов показал, что символы хантыйских песен можно представить несколькими подсистемами, включающими растительную символику, cимволику чисел, анималистический символизм, символизм птиц, цветовую символику. В данной статье рассмотрим подробно символику числа, животных и птиц. На основании количественных подсчетов последовательность частотности упоминания символов представим в таблице 1.

Таблица 1. Рейтинг количества упоминаний видов символов в хантыйских личных песнях

Виды символов

Количество упоминаний

Вероятность

1.

Числа

316

0,434

2.

Животные

133

0,182

3

Рыбы

85

0,116

4

Растения

66

0,090

5.

Птицы

64

0,088

6.

Цвета

63

0,086

          Суммы

727

1,000

Пять общих подсистем символов песен, выявленных В. А. Глуховым, Н. Н. Глуховой для финно-угров Урало-Поволжья актуальны и для личных песен хантов, однако порядок расположения системы символов в обско-угорских языках будет несколько перестраиваться. Выявленная упомянутыми авторами система дополняется нами системой символов рыб, так как она является для хантов третьей по значимости системой в иерархии подсистем.

В анализируемых хантыйских песнях на первом месте по частоте использования находятся числительные. Имена числительные как символы становятся характеристикой качества. В описываемых песнях встречается 316 упоминаний 28 числительных. Эти данные зафиксированы в таблице 1. Доминирующими числительными в песнях являются три, пять, два (42,9%). Ко второй группе относим семь, шесть, четыре, (28,9%). К третьей группе относим один и десять (10,3%). Все остальные числительные (№ 9-28) дополняют количество упоминаний числительных до 100 % (17,9%).

Таблица 2. Результаты анализа упоминаний чисел в хантыйских личных песнях

Число (числительное)

Кол-во упоминаний

Вероятность

Число

Кол-во упоминаний

Вероятность

1

Три

51

0,161

16

Восемь

3

0, 009

2

Пять

45

0,142

17

Девятьсот

2

0, 006

3

Семь

36

0,113

18

Девятнадцать

2

0, 006

4

Два

40

0,126

19

Двадцать пять

2

0,006

5

Четыре

27

0,085

20

Четырнадцать

1

0,003

6

Шесть

29

0,091

21

Пятьдесят

1

0,003

7

Один

18

0,056

22

Двести

1

0,003

8

Десять

15

0,047

23

Двадцать

3

0,009

9

Триста

7

0,022

24

Семнадцать

1

0,003

10

Пятьсот

5

0,015

25

Пятнадцать

1

0,003

11

Сто

6

0,018

26

Семьсот

1

0,003

12

Девять

4

0, 012

27

Четыреста

1

0,003

13

Одиннадцать

3

0, 009

28

Тридцать

2

0,006

14

Восемнадцать

3

0, 009

 

 

 

 

15

Тысяча

3

0, 009

Суммы

316

1,000

Числительные в хантыйских песнях чаще используются в прямом значении. Проанализируем семантику наиболее распространенных числительных и приведем примеры их использования в текстах песен. 

Числительное три обозначает в личной песне полноту и гармоничность, оно используется при перечислении количества людей: хөԓәм ики, хөԓәм эви, хөԓәм пух,  хөԓәм йай, хөԓәм ӑњхи и т.д., например:

Хөԓәм пух ԓєԓтәм, пухәӈ өхԓыйєм…

‘Нарты, в которые посажены три сына’;

Хөԓмийєм ӑњхи тєԓәӈ хот эвәԓт…

‘Из дома полного, в котором три невесты’;

Числительное хөԓәм обозначает нужное для поездки количество оленей:

Хөԓәм йэӈк хопты кирәм өхԓыйємә,

Хөԓәм хăлэв хө, хөԓәм хоптыйємә

‘Нарты с тремя очень белыми оленями,

Три оленя моих цвета чайки’.

Число хөԓәм обозначает количество природных объектов: хөԓәм ԓор ‘три озера’, хөԓәм хӑш њуԓ ‘три мыса с тальником’, хөԓәм сӑӈхәм ‘три яра’, хөԓәм йиӈк ‘три воды’, например:

Мэњ нє вєншәӈ хөԓәм сӑӈхәм,

Cӑӈхәм мўӈ тӑйииәԓтэв

‘Три яра с лицом невесты

Есть у нас яр’.

Число хөԓәм связано духовным миром, с духами-покровителями: Хөԓәм төрәм пух хот сўӈийємән ‘Три духа-покровителя в углу дома’.

Числительное вэт ‘пять’ также используется в значении «гармоничность, полнота,» при описании членов семьи: Вэт пухийєм ‘Пять моих сыночков’, Вэт эвийэ ‘Пять дочек’, Вэт Рантымөп тєԓаӈ хотыйєм ‘Полный дом из пяти Рандымовых’; имеет значение «полноценность» при описании руки: Вэтыйэн ԓўйпи ԓўйәӈ йош ‘Рука с пятью пальцами’; при описании пространства, освоенного человеком: Вэт мўв сўӈ, Вэтыйэн нырпи нырәӈ ощ, Вэтыйэн йитпи йитәӈ ар хот.

Приведем примеры из песен:

Мăийэн тăйәм вэт эвийєм    ‘Пять дочерей, которых я родила,

Вэт мўв сўӈа атыйэн мăнтэԓ.В пятьуголков земли пусть разъедутся’;

Число ԓапәт ‘семь’в хантыйской культуре является священным. Оно встречается в языческой культуре при упоминании о богах:

Ԓапәт төрәм ортәм мўва

Ики мӑныийәԓтаԓ…

‘На землю, разделенную семью богами, мужчина едет’;

Число ԓапәт сочетается с числом хөт символизирует благодать, божественный промысел, количество богов; упоминается также в сочетании с солнцем, как божественным светилом:

Хăтԓыйэн мăнты ԓапәт йăм щир,

Хăтԓыйэн мăнты хөт йăм щир…;

‘Семь хороших путей движения солнца,

Шесть хороших путей движения солнца’.

Число ԓапәт символизирует гармоничное состояние человека:

Ԓапәт лөӈхањщәп сыйпи өхәԓа

Ма па ԓєԓљийэԓәмємийә;

‘На нарты с семью колокольчиками

Я садилась… ’.

Число ԓапәт символизирует необычно большие размеры предметов:

Ԓаптыйэн сөрпи кўԓ йэӈкийэ ‘В семь слоев толстый лед’; Ин ԓаптыйэн ԓӑԓпи вөн сӑран хоп ‘Большая зырянская лодка с семью опругами’.

Число кӑт, кӑтән cвязано с полнотой: Кӑтыйэн тухԓәп тухԓәӈ ар вой ‘Много птиц с двумя крылами’. Например:

Кӑтыйэн йўхпи оԓтәм хота             В дом, построенный из двух частей,

Ма па ԓӑӈиийәԓмємийэ.                  Я тоже заходил;

Нувийэн сӑӈхәм хонӈийэва             К светлому песчаному яру

Кӑтыйэн тухԓәп тухԓәӈ ар вой       Много птиц с двумя крылами

Аԓӈа йухтыийәԓтэԓ.                        Утром прилетают.

Таблица 3.Символика чисел в хантыйских личных песнях

Название символа

Семантика

1-я группа подсистемы символов

Три

Полнота, нужное количество; гармония; количество людей, родственников, предметов, природных объектов; количество духов-охранителей.

Пять

Гармоничность, полнота; полноценность; пространство, освоенное человеком; количество предметов.

Два

 

Полнота, достаток; количество сыновей; количество рук (парность); количество крыльев, части дома

2-я группа подсистемы символов

Семь

Предмет большого размера; количество богов; количество природных объектов; божественная сила.

Шесть

Удовлетворение, гармония; освоенное пространство; количество духов-охранителей; количество предметов; большой размер предмета.

Четыре

Полнота: число невесток, девушек; предметов; сомонимов

 

 

3-я группа подсистемы символов

Один

Единичность, одинаковый размер, возраст.

Десять

Полнота: количество пальцев; количество девушек, лошадей; большой размер лодки;

4-я группа подсистемы символов

Триста

Большая длина невода

Пятьсот

Большая длина деревьев, бревен, невода.

Сто

Большое количество людей; животных; земель; большой размер предмета

Девять

Небольшое количество животных

Одиннадцать

Количество детей

Восемнадцать

Большое количество сосен

Тысяча

Полнота, ,большое количество

Восемь

Большая толщина льда;

Девятьсот

Большое количество людей

Девятнадцать

Большое количество сосен

Двадцать пять

Количество лет

Тридцать

Большая мощность техники

Четырнадцать

Количество лет

Пятьдесят

Количество белок; полнота

Двести

Количество белок; полнота

Двадцать

Количество лошадей

Семнадцать

Количество лет совместной жизни;

Пятнадцать

Большой размер предмета.

Семьсот

Большая длина невода.

Четыреста

Большое количество оленей

Символы чисел в удмуртских народных песнях в рейтинге количества упоминаний видов символов занимают четвертое место [1, с. 199, с. 230-237]. Главными символами в удмуртских песнях являются числительные от одного до трех. Числа два и три в языковой картине песен хантыйского и удмуртского народов являются более частотно употребляемыми символами. На четвертом месте в удмуртских и на третьем месте в хантыйских песнях по частотности упоминаний находится число семь. Семантика числа два в хантыйских и удмуртских песнях почти совпадает, так в удмуртском языке числительное два символизирует нечто дополнительное к имеющемуся, трудность выбора, гармонию; общим значением для обоих языков является парность предметов.

Число три в удмуртских песнях обозначает как большое, так и малое количество [1, с. 233]. В хантыйском же три символизирует нужное количество предметов, гармонию. Число семь в хантыйских песнях песнях символизирует предметы большой величины и религиозные субстанции, наделенные духовной силой: природные объекты, боги и их божественная мощь. Совпадение в семантике символов обоих языков наблюдается в общем значении получения жизненной опоры. В хантыйских песнях в отличие от удмуртских не встречаются числа: 12, 70, половина.

Таблица 4. Символика животных в хантыйских личных песнях

Следующую группу составляют анималистические символы.

Результаты анализа упоминания животных в хантыйских песнях

Животное

Кол-во упоминаний

Вероятность

1

Ԓов ‘лошадь’

41

0, 308

2

Вўԓы, хопты, хор ‘олень’

28

0,210

3

Ԓаӈки ‘белка’

10

0, 075

4

Мис ‘корова’

17

0,127

5

Вой ‘животное’

19

0, 142

6

Амп

4

0,030

7

Вэс ‘морское животное    ’

4

0,030

8

Вухсар ‘лиса’

5

0,037

9

Њөрәм вой ‘медведь’

3

0,022

10

Cос

1

0,007

11

Њухәс

1

0,007

 

Суммы

133

1,000

Группу основных символов составляют наименования таких животных, как лошадь, олень (51,8%), Вторая группа объединяет в себя названия таких животных как белка, корова и общее название животных – вой (34,4 %). Третья группа представлена следующими животными: собака, мифическое животное, лиса, медведь (11,9%). Четвертую группу представляют горностай и соболь (1,4%).

Лексема ԓов упоминается в усть-казымском говоре 37 раз, у казымских ханты лексема ԓов встречается всего 4 раза. Это объясняется хозяйственным укладом этих групп хантов, начиная со среднего течения Казыма, ханты занимаются оленеводством, поэтому в их песнях чаще воспевается олень. Конь и олень являются символом состояния, достатка. Стадо оленей является также символом богатства. Конь символизирует зажиточную жизнь:

Йаӈийєм ԓови йӑм кўт эвәԓт,

Хөсыйєм ԓови йӑм кўт эвәԓт

Пирыԓтаӈєм …

‘Из десяти хороших коней,

Из двадцати хороших коней

Выбираю’… ;

Лексемы ԓов ‘конь’ и вўԓы ‘олень’ употребляется и в прямом значении, например: Хөԓәм ващ вўԓы кирәм өхԓыйэԓ ‘Нарты, в которые запрягли трех тощих оленей’.

По количеству упоминаний белка находится на третьем месте, так как она являлась часто добываемым животным и была символом достатка и благополучия:

Вэтйаӈ ԓаӈки тєԓәӈ ӑнтәп

Тӑм, тӑм, тӑм, тӑм.

Кӑт сот ԓаӈки тєԓәӈ ӑнтәп

Тӑм, тӑм, тӑм, тӑм.

‘Пояс, наполненный 50 белками,

Вот, вот, вот, вот.

Пояс, наполненный 200 белками,

Вот, вот, вот, вот’.

В песне поется, что не всегда легко добыть белку: Вўртыйэн ԓывәп ин ай ԓаӈкийэ Уйна хөн вэԓљиөинийәԓтыйә ‘Маленькую белку с красным хвостом Добыть не только удача нужна’.

Собака предстает символом неприязни в составе ругательства, автор песни выражает свое негодование по отношению к тем, кто при коллективизации забрал у нее лошадей и коров: Амп вєншәт, вантаты, Вөн тўтәӈ хоп имилє Ма щи арыйәԓтєм… Йєрмак ухшам па пунԓәм, Пӑркан ухшам па пунԓәм… ‘Cмотрите, cобачьи морды, Женщина [по прозвищу] Зырянская лодка, я пою, И надену шелковый платок, Шерстяной платок тоже надену…’.

Таблица 5.Символика животных в хантыйских народных песнях

Название символа

Семантика

Ԓов ‘конь, лошадь’

Достаток в хозяйстве, зажиточная жизнь; образ духа покровителя; символ жертвоприношения; символ нищеты

Вўԓы, хопты, хор ‘олень, бык’

Достаток в хозяйстве, зажиточная жизнь, богатство; красота животного мира

Мис ‘корова’

Достаток в хозяйстве, зажиточная жизнь

Ԓаӈки ‘белка’

Достаток, зажиточная жизнь; богатство животного мира

Вой ‘зверь, животное’

Богатство природы

Амп  ‘cобака’

Оскорбление; нищета

Вэсы ‘морское животное’

Мифическое животное

Вухсар ‘лиса’

Символ рода лисы; богатство животного мира

Њөрәм вой ‘медведь’

Символ благодати

Сос ‘горностай’

Символ достатка

Њухәс ‘соболь’

Богатство животного мира

Символы животных в удмуртских народных песнях в рейтинге количества упоминаний видов символов занимают пятое место [1, с. 199]. В хантыйских песнях животные по рейтингу символов занимают второе место, что связано с остатками тотемизма. В рейтинге упоминаний конь в обоих культурах занимает первое место, что связано не только с хозяйственной деятельностью обоих народов, а также связью коня в хантыйской культуре с более древними культурными и хозяйственными связями предков обских угров и мифологическими представлениями хантов и манси. На втором месте в рейтинге символов у хантов находится олень. Олень не зафиксирован в рейтинге удмуртских символов. Корова в рейтинге символов обоих народов входит во вторую группу. В обоих культурах близкими друг другу по рейтингу являются собака, лиса. Белка в хантыйской культуре занимает более высокую ступень иерархии. Символ заяц отмечен в удмуртской культуре, но не встретился в хантыйских личных песнях, так как одним из обликов хантыйской богини является заяц. В иерархии символов в песнях удмуртов отмечена пчела, у хантов она не встречается. Семантика же символов животных в песнях удмуртов и хантов абсолютно не совпадает.   

Символика птиц в хантыйских личных песнях

Пятое место по количеству упоминаний занимают птицы, встречается 18 названий птиц. Основная группа включает 60,8 % названий. Она объединяет такие наименования, как гипероним птица, ворон, чайка, сова. Вторая группа насчитывает 26,3%, состоит из следующих имен: кедровка, воробей, журавль, кулик, гоголь, куропатка, ворона,. Третья группа образов-символов представлена 10,5% названий от всех имен птиц (лебедь, халейсиньга, сорока, гусь, тетерев, острохвост).

Таблица 6. Результаты анализа упоминаний названий птиц в хантыйских личных песнях

Птица

Кол-во упоминаний

Вероятность

1

Тухԓәӈ вой, вой птица

10

0,156

2

Хөләх ‘ворон’

11

0,171

3

Суры ‘чайка’

10

0,156

4

Маӈкла ‘сова’

8

0,125

5

Нохәрԓєтнє ‘кедровка’

4

0,062

6

Щищки ‘воробей’

3

0,046

7

Тор ‘журавль’

2

0,031

8

Хӑйәп ‘кулик’

2

0, 031

9

Сой ‘гоголь’

2

0, 031

10

Пӑстэк ‘куропатка’

2

0, 031

11

Вурӈа ‘ворона’

2

0, 031

12

Хутәӈ ‘лебедь’

1

0,015

13

Хӑлэв ‘халей’

1

0,015

14

Сыӈк ‘синьга’

1

0,015

15

Савнє ‘сорока’

1

0,015

16

Кўтәры ‘тетерев’

1

0,015

17

Кўрэк ‘острохвост’

1

0,015

18

Ԓөнт ‘гусь’

1

0,015

 

Суммы

64

1,000

Небольшие территориальные различия в говорах представляют интерес с точки зрения лингвокультурологии; в песнях, зафиксированных в среднем и верхнем течении Казыма, отмечены наименования птиц, которые не встретились в усть-казымском говоре, это: журавль, кулик, халей, гоголь, кедровка. Рассмотрим примеры символов. В анализируемых текстах слово птица является символом природного изобилия, духов-покровителей, отражает названия орнаментов.

Куропатка ассоциируется с красивой женщиной:

Шея журавля сравнивается с изгибающимся обозом и болотами: Торыйэн сапәԓ мўвєӈ анас Кӑртыԓәмєм, кӑртыԓәмєм ‘Обоз, изгибающийся, как шея журавля, я соединила’, Множество болот, изогнутых, как шеи журавля, я объехала’.

Черный ворон является духом-покровителем села Полноват, поэтому вызывает у автора положительные эмоции:

Ԓайԓа хөләх йăм войийэм,

Питԓа хөләх йăм войийэм.

Хөнты хăтәԓ йăм пурайна

Войа ма пөрԓыԓәтємийэ.

‘Чёрный ворон, хорошая птица моя,

Черный ворон, хорошая птица моя.

Когда-нибудь, когда настанет хорошее время,

Птицей я улечу’.

Цвет очень белого оленя сравнивается с цветом речной чайки: Хөԓәм йэӈк хопты кирәм өхԓыйємә, Хөԓәм хăлэв хө, хөԓәм хоптыйємә ‘В нарту, в которую запрягли три белых оленя, В нарту, в которую запрягли три быка цветом речной чайки…’.

Кедровка является символом рачительных хозяев, у которых в лабазе к приезду гостей всегда есть запасы: Нохәрԓєтнє ай тащтаммә Ăнт хөн тăйиәԓтаԓийә ‘Как у птицы-кедровки маленькие запасы, Наверно, хранятся в нем’.

Красота девушки сравнивается с куропаткой: Товийэн пойтэк хурамәӈ нє, Cўcыйэн пойтэк хурамәӈ нє ‘Красивая женщина, похожая на весеннюю куропатку, Красивая женщина, похожая на осеннюю куропатку’.

В названия узоров, которые шили мастерицы, включены наименования вороны и сороки:

Вурӈа кўншԓам вөн щӑкары, Эви, ма, йонтыԓәтємийэ, Савнє кўншԓам вөн щӑкары, Ма па кай йонтыийәԓтємийэ ‘Как большие лапы вороны, я, девушка, шью узоры, Как у сороки лапы, большие орнаменты я тоже шью…’.

Воробей является символом благодатной природы: Товийэн щищки ԓөймаӈ лє мўв, Cўcԓәв лє щищки ԓөймаӈ лє мўв Мўӈ па тӑйиийәԓтэвийэ ‘Земля, c чирикающими весной воробьями, Земля, c чирикающими осенью, воробьями, у нас есть’.

Таблица 7. Символика птиц в хантыйских личных песнях

Название символа

Семантика

Птица

Название узоров; дух-покровитель какого-либо рода, стойбища; богатство природы

Ворон черный

Дух-покровитель села Полноват

Чайка

Дух-покровитель деревни Чуэли; название деревни

Халей

Белый цвет оленя

Сова

Дух-покровитель деревни Пашторы;

Лебедь

Сережки в форме перьев лебедя

Куропатка

Символ красивой женщины

Ворона

Название узора; тонкий наст

Сорока

Название узора

Кулик

Название поселения

Воробей

Благодатная природа

Тетерев

Изобилие животного мира

Журавль

Шея журавля – символ длинного извивающегося обоза; множество изогнутых болот

Гоголь

Неполноценность

Кедровка

Символ хозяйственности

Острохвост

Форма протоки

Гусь

Форма реки

Символы птиц в удмуртских народных песнях в рейтинге количества упоминаний видов символов занимают третье место [1, с. 199]. Среди символов птиц в песнях обоих народов встречаются лишь три общих названия: птица, гусь, журавль, остальные не совпадают. На первом месте по встречаемости находится общее название птицы. Семантика символов птиц в песнях абсолютно не совпадает.

Итак, в хантыйских песнях нами выявлено шесть подсистем символов. Ведущее символическое значение для хантов имело число. Основная часть исследуемой лексики представляет собой анималистическую символику. На третьем месте по количеству упоминаний находятся рыбы. В символике личных песен хантыйского народа отразились языческие верования хантов: преклонение перед духами, прародителями, которые принимали образ рыб, птиц, животных.

Именно эти символы являются базовыми для хантыйского этноса, составляют ядро символики культуры, передаются из поколения в поколение, cохраняют этническую идентичность одного из обско-угорских народов.

В отличие от хантыйской системы символов личных песен в удмуртских народных песнях выявлено пять подсистем [1, с. 199]. По рейтингу упоминаний в удмуртских песнях на первом месте стоит символика растений, на втором месте стоят цвета, на третьем – животные. Для удмуртского народа не являются актуальными символами те, которые важны для хантыйского этноса, они по встречаемости находятся на последнем месте.

Результаты исследования позволяют сделать выводы о том, что перечень и семантика архетипов хантыйской песенной культуры значительно отличаются от песенной символики удмуртской народной песни.

 


Список литературы

1. Глухов В. А., Глухова Н. Н. Системы символов песен финно-угров Урало-Поволжья. Москва: изд-во «Спецкнига», 2012. 364 с.
2. Бурыкин А. А., Гирфанова А. Х., Кастров А. Ю., Марченко Ю.И., Светозарова Н.Д., Шифф В.П. Коллекции народов Севера в Фонограммархиве Пушкинского Дома. СПб., Филологический факультет СПбГУ, 2005. 178 с.
3. Steintz W. Ostjakische Vӧlksdichtung und Erzӓhlungen. Stogkholm, 1941
4. Шмидт Е. Основы метрики в северохантыйском песенном творчестве (внутристрочный уровень) // История и культура хантов. Томск, 1995. C. 121-152.
5. Алквист А. Среди хантов и манси. Путевые записи и этнографические заметки. Перевод с немецкого Н.В. Лукиной. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1999. 179 c.
6. Widmer A. Die poetischen Formeln der nordostjakischen Heldendichtung. Harrassowitz Verlag. Wiesbaden in Кommission. 2000.
7. Гриневич А.А. Поэтика обрядовых песен медвежьего праздника казымских хантов. Новосибирск, 2011. 13 с.
8. Венстен-Тагрина З. В. Феномен личной песни в традиционной культуре чукчей. Санкт-Петербург, 2008. 23 с.
9. Сказки, песни хантов полноватского приобья. Ханты-Мансийск: Ижевск: ООО «Принт-2», 2016. 344 c.
10. Поющая женщина из Эхт югана. Ханты-Мансийск: ООО «Формат», 2014. 127 с.
11. Если моя песня-сказка дальше пойдет. Выпуск 1. Ханты-Мансийск: ГУИПП «Полиграфист», 2002. 208 с.
12. Если моя песня-сказка дальше пойдет». Ханты-Мансийск: ГУИПП «Полиграфист», 2003. Выпуск 2. 220 с.

Расскажите о нас своим друзьям: