Романские языки | Филологический аспект №01 (57) Январь 2020

УДК 81´34

Дата публикации 31.01.2020

Некоторые особенности реализации беглого [ǝ] в различных региональных вариантах французского языка

Камрыш Ольга Вячеславовна
кандидат филологических наук, доцент кафедры фонетики и методики преподавания иностранных языков, Санкт-Петербургский государственный университет, РФ, г.Санкт-Петербург, kamrysh@mail.ru

Аннотация: Гласный беглое [ǝ], своеобразие которого заключается в его неопределенности, требует специального внимания. Неустойчивость беглого [ǝ] проявляется на разных уровнях. С одной стороны, окончательно не решен вопрос об акустической природе беглого [ǝ] и его месте в системе французских гласных. С другой стороны, сегмент [ǝ] может быть как реализован, так и опущен в одном и том отрезке речевой цепи в зависимости от действия многообразных факторов. В статье рассматриваются особенности изменения некоторых акустических характеристик сегмента [ǝ] в различных региональных вариантах французского языка. В корпус экспериментального материала вошли звуковые образцы речи жителей северных и южных регионов Франции, а также франкоговорящих жителей Бельгии, Швейцарии и Канады. С помощью методов слухового и инструментального анализа были исследованы частота реализации гласного [ǝ], а также его длительность и формантная структура. Достоверность полученных выводов обеспечивается проведением статистической обработки полученных данных.
Ключевые слова: беглое [ǝ], неустойчивость гласного, система гласных французского языка, региональные варианты французского языка, акустические характеристики звуков речи.

Some features of the use of “[ǝ]-muet” in different regional variations of French language

Kamrysh Olga Vyacheslavovna
PhD in Philology, associate professor at the Department of Phonetics and Methods of teaching foreign languages, St. Petersburg State University, St. Petersburg, Russia

Abstract: The vowel “[ǝ]-muet”, specific of French because its instable aspect, requires a special attention. The instability of the “E-muet” emerges on different levels. On the one hand, the question of the acoustic nature of this vowel is not definitely resolved. On the other hand, the segment [ǝ] can be pronounced or not in the same unit of speech according to the multiple factors. The research of distribution of the “E-muet” and its phonetic features are important for those who want to know its characteristics in a didactic perspective. This article presents the features of changing some of the acoustic characteristics of the segment [ǝ] in regional variations of the French language. The experimental material includs sound samples from the inhabitants of the northern and southern regions of France, as well as French-speaking residents of Belgium, Switzerland and Canada. Using methods of auditory and instrumental analysis, we studied the frequency of emergence of the vowel [ǝ], as well as its duration and formant structure. The reliability of the findings is ensured by statistical processing of the data.
Keywords: “E-muet”, instability of the vowel, French vowel system, regional variations of French language, acoustic characteristics of speech sounds.

Гласный [ǝ] занимает особое место во французском вокализме. Отличительной чертой этого сегмента следует признать его неустойчивость [2, 3, 6], в силу чего [ǝ] часто определяется как беглый гласный [27, p. 105].

Существует два основных вопроса в отношении сегмента [ǝ] в современном французском языке.

Во-первых, случаи обязательного сохранения и обязательного выпадения беглого [ǝ] известны и описаны в теоретической и методической литературе [20; 22; 23; 27; 34; 1; 3]. Все остальные реализации относятся к разряду факультативных. Это означает, что в одной и той же звуковой последовательности под воздействием многообразных факторов беглое [ǝ] может быть как произнесено, так и опущено. В этой связи, задача исследователя состоит в том, чтобы выявить закономерности пропуска беглого [ǝ] в потоке речи или его сохранения.

Во-вторых, в том случае, когда беглое [ǝ] реализуется в звуковой цепи, необходимо определить фонетические характеристики сегмента, реализуемого на месте [ǝ], и установить фонологический статус этой звуковой единицы в системе языка.

Исторически гласный [ǝ] являлся особой фонемой во французском языке. Однако на сегодняшний день вопрос о фонологической принадлежности беглого [ǝ] не имеет окончательного решения.

Согласно теории, предложенной А. Мартине, беглое [ǝ] не является самостоятельным гласным и не имеет своего места в звуковой системе французского языка [30].

Сторонники этой точки зрения оценивают беглое [ǝ] как способ реализации предшествующего согласного. Беглое [ǝ] определяется как “[ǝ] – lubrifiant” (смазочный материал). В пользу этой теории говорят следующие аргументы:

1) подобным образом трактуются заударные гласные во многих языках (в том числе и в русском языке);

2) фонетические характеристики гласного, реализуемого на месте сегмента [ǝ], чрезвычайно сильно варьируют как по параметру длительности сегмента, так и по формантной структуре;

3) гласный, появляющийся в группах согласных (вне этимологического /ǝ/) или в заударной позиции [6] parc [parkǝ], может быть соотнесён с [ǝ] lubrifiant, так как имеет сходные с ним акустические признаки и выполняет ту же функцию в звуковой цепи.

Рассмотрение беглого [ǝ] в качестве способа реализации предшествующего согласного позволяет уйти от необходимости определить фонетическую природу гласного сегмента. В то же время возникают некоторые вопросы и сомнения. Беглое [ǝ] можно считать способом реализации предшествующего согласного, если наличие или отсутствие гласного не приводит к образованию фонологических оппозиций. Действительно, в большинстве случаев сохранение [ǝ] или его опущение не влечёт за собой возникновения звуковых последовательностей, ассоциируемых с разным грамматическим или лексическим содержанием. Тем не менее, существуют, по крайней мере, два противопоставления, где реализация или пропуск белого [ǝ] являются значимыми:

dorsdehors [dɔr - dǝɔr] спи - снаружи,

l’êtrele hêtre [lɛtr - lǝɛtr] существо - бук.

Кроме того, вопрос состоит в том, нужно ли считать способом реализации предшествующего согласного беглое [ǝ] в тех случаях, когда оно произносится всегда (например, appartement) и имеет длительность полноценного гласного.

Согласно мнению других авторов, [ǝ] следует рассматривать как элемент звуковой системы французского языка [3; 27; 23]. В то же время не существует единого мнения относительно фонологического статуса сегмента [ǝ]. Традиционно беглое [ǝ] трактуют как гласный, являющийся вариантом фонемы /œ/ [26; 27] или фонемы /ø/ [18]. Существует также точка зрения, что [ǝ] является нейтральным гласным, то есть имеет артикуляторные и акустические характеристики гласного центрального ряда. Эта позиция находит отражение в традиционной транскрипции, где для обозначения беглого [ǝ] предусмотрен специальный знак, указывающий на произнесение гласного центрального ряда [3; 26; 32, p. 76–77; 34, p. 305; 38].

Аргументы, выдвигаемые в пользу обеих точек зрения, основаны главным образом на субъективном восприятии исследователя и часто опираются на чисто фонетические критерии. Сторонники объединения беглого [ǝ] с одним из огубленных гласных переднего ряда указывают на сходство их артикуляторных и акустических характеристик. В качестве доказательства фонологической независимости беглого [ǝ] обычно отмечают тот факт, что [ǝ] не совпадает по звучанию ни с /œ/, ни с /ø/.

Нельзя также признать убедительными доводы, высказанные в пользу двух первых гипотез. Вопрос о соотношении беглого [ǝ] с гласными /œ/ и /ø/ может быть решён при постановке этих гласных в идентичные условия. Однако процедура определения фонемного статуса звуковой единицы осложняется тем, что число возможных позиций для противопоставления оказывается незначительным.

Попытка определения статуса беглого [ǝ] и анализа его физической природы экспериментальным путём, предпринятая в середине прошлого столетия [33], также не дала окончательного решения проблемы. Результаты исследования свидетельствует о том, что в 50-х годах XX века для одних носителей французского языка [ǝ] соответствовал самостоятельной звуковой единице, противопоставленной в артикуляторном и акустическом отношении как [œ], так и [ø], однако в других идиолектах эта оппозиция была утрачена.

В конце 70-х годов XX века было осуществлено исследование на статистически представительном материале, целью которого также стало выяснение и систематизация акустических характеристик беглого [ǝ] по сравнению с огубленными гласными переднего ряда /œ/ и /ø/ [29]. Результаты проведённого исследования свидетельствуют о том, что вопреки распространённой точке зрения сегмент [ǝ] нельзя считать близким по качеству к /œ/ и объединять их в одну фонему. Полученные авторами экспериментальные данные показывают, что [ǝ] в акустическом плане значительно ближе к /ø/, чем к /œ/. В то же время достоверность полученных данных может быть поставлена под сомнение в связи с неточностью описания методики проведения эксперимента и несовершенства имевшейся в распоряжении исследователей технической базы.

В последние десятилетия можно говорить о возобновлении интереса к выявлению акустических параметров сегмента [ǝ] во французском языке. Так, в целом ряде работ группы французских и швейцарских исследователей делается попытка выяснить акустические характеристики беглого [ǝ] на современном этапе [12; 13; 14; 24]. Целью является сопоставление акустической природы обязательного и факультативного беглого [ǝ], а также сравнение спектральной картины и длительности [ǝ] с огубленными гласными переднего ряда /œ/ и /ø/. Исходная гипотеза исследования может быть сформулирована следующим образом: факультативный характер беглого [ǝ] соотносится с большей вариативностью его спектра и длительности по сравнению с гласными /œ/ и /ø/, которые не выпадают в речевой цепи. Для решения поставленной задачи сравнивались длительности и значения первых трёх формант гласных [ǝ], /œ/, /ø/ в сходных фонетических условиях с помощью программы Praat.

Результаты проведённого авторами акустического анализа показывают, что в речи современных носителей французского языка акустические области реализации всех трёх гласных пересекаются. Гласный [ǝ] занимает среднее положение по степени открытости и огубленности между гласными /œ/ и /ø/.    Беглое [ǝ] отличается от /ø/ более высокими показателями всех трёх формант, от /œ/ – более низкими значениями F 1 (первая форманта) и F 3 (третья форманта), а также более высоким значением F 2 (вторая форманта). Длительность сегмента [ǝ] в среднем оказалась на 15 мс короче длительности гласных /œ/ и /ø/.

В рассматриваемых работах анализу подлежит также вариативность гласного [ǝ], обусловленная индивидуальными особенностями диктора. Было выявлено, что некоторые носители языка произносят [ǝ] как /ø/, но ни один диктор не реализовал этот сегмент как /œ/. Для большинства говорящих [ǝ] и /ø/ все же различаются, но степень различий не для всех одинакова. В речи некоторых дикторов гласные [ǝ] и /ø/ отличаются по значению всех трёх формант, в большинстве случаев – лишь одной из формант.

Таким образом, согласно новейшим данным гласный [ǝ] обладает особыми акустическими свойствами и может быть противопоставлен наиболее близким к нему в системе языка гласным /œ/ и /ø/. Результаты исследования показывают, что по своим физическим свойствам беглое [ǝ] сближается с гласным /ø/. В то же время, необходимо учитывать, что акустическая разница между этими гласными была продемонстрирована большинством говорящих.

Исследование природы беглого [ǝ] в работе С. Фужерон, С. Жандро и О. Бюрки [12; 13; 14] затрагивает ещё один немаловажный аспект: зависимость качества гласного, реализуемого на месте сегмента [ǝ], от территориальной принадлежности говорящего. Анализу были подвергнуты акустические характеристики в речи жителей регионов Ньон (Швейцария), Брюнуа (Франция) и Квебек (Канада) [13]. Согласно полученным данным, во всех трёх регионах [ǝ] отличается от /œ/ и /ø/ хотя бы одной формантой.

Настоящее исследование имело целью установить особенности реализации гласного [ǝ] в различных региональных вариантах французского языка.

В качестве эмпирической базы были выбраны звуковые образцы речи жителей северных и южных регионов Франции, а также франкоговорящих жителей Бельгии, Швейцарии и Канады. Все звуковые файлы были получены из материалов новостных каналов и публицистических телевизионных передач (ici.radio-canada.ca; www.rts.ch; www.france.tv; francetvinfo.fr; tvmondeplus.com; tv5monde.com; rtbf.be). Анализу подверглись 45 звуковых файлов: 17 явились примерами речи жителей региона Иль-де-Франс, 8 – жителей Бельгии, 7 - жителей, Канады, 7 – жителей Швейцарии и 6 - жителей юга Франции. В наиболее представительной выборке, отражающей закономерности употребления беглого [ә] в регионе Иль-де-Франс, отдельно рассматривались образцы записи полного стиля и разговорного стиля.

 Экспериментальная часть исследования включала в себя несколько этапов. Прежде всего все звуковые файлы были подвергнуты слуховому анализу, с целью определения случаев сохранения или пропуска беглого гласного в различных фонетических положениях. Всего было выявлено и обследовано 290 реализаций беглого [ә].

На следующем этапе было необходимо прибегнуть к инструментальным методам для изучения различных акустических параметров звукового сигнала. Анализ звучащей речи был проведен с помощью программ Wave Assistant и Praat. Для всех аллофонов гласного [ә] были определены значения первых трех формант, темпоральные и динамические характеристики. Совместно со студенткой Д.Д. Новоселовой была написана компьютерная программа с помощью языка программирования Python для автоматической записи таких акустических параметров, как длительность и интенсивность гласного сегмента. 

Наконец, все полученные экспериментальным путем данные были подвергнуты статистической обработке: для каждого кластера были найдены среднее, минимальное и максимальное значения; медиана и мода.

В результате проведенного слухового и инструментального анализа оказалось возможным выявить основные факторы, влияющие на акустические характеристики беглого [ә].

Длительность гласных во французском языке является важным акустическим показателем. В настоящем исследовании бала сделана попытка рассмотреть варьирование длительности беглого [ә] в различных региональных вариантах французского языка, в связи со стилевыми особенностями звучащей речи, а также в зависимости от положения сегмента [ә] относительно границы синтагмы.

Полученные экспериментальные данные позволяют говорить о том, что длительность беглого [ә] в речи значительно варьирует. При этом темпоральные различия определяются разнородными факторами.

Так, было установлено, что длительность сегмента [ә] во всех рассмотренных звуковых фрагментах связана с положением гласного относительно границы синтагмы. Наибольшая длительность беглого [ә] зафиксирована в позиции начала синтагмы – 455 мс, наименьшая протяженными являются реализации [ә] в середине синтагмы – 287 мс; в конце синтагмы происходит некоторое замедление темпа речи, что приводит к удлинению аллофонов [ә] до 360 мс. Такое распределение длительностей хорошо согласуется с тенденциями варьирования длительности гласных и согласных, выявленными на материале разных языков, и отражает общелингвистические закономерности.

Предполагалось, что изменение длительности гласного [ә] может быть также связано со стилевыми особенностями речи. Для звуковых фрагментов, характеризующих речь жителей региона Иль-де-Франс, была рассмотрена протяженность [ә] в полном стиле и в разговорном стиле речи. Наиболее краткая реализация [ә] была выявлена в образцах разговорной речи – 31 мс. Наиболее долгий аллофон был обнаружен в исследованных фрагментах полного стиля – 1024 мс, что соответствует имеющимся данным о фонетических особенностях указанных стилей. В то же время, сопоставление средних значений длительности [ә] не позволяет говорить о наличии существенных расхождений для исследованных образцов полного и разговорного стилей речи. Средняя длительность беглого [ә] в полном стиле составила 325 мс. В звуковых фрагментах, характеризующих разговорный стиль, средняя протяженность [ә] равна 351 мс. Следует подчеркнуть, что как в полном, так и в разговорном стиле было отмечено значительное варьирование протяженности [ә], что подтверждает замечания о нестабильности акустических характеристик гласного [ә], высказанные французскими и отечественными специалистами.

Изучение темпоральных характеристик беглого [ә] в звуковых файлах, иллюстрирующих особенности реализации этого гласного в разных регионах Франции, показало, что наибольшая вариативность длительности свойственна региону Иль-де-Франс, а также южным регионам Франции. Длительность аллофонов [ә] колеблется от 31 мс (миллисекунды) до 1024 мс в Иль-де-Франс и от 51 мс до 515 мс в звукозаписях речи жителей южных регионов Франции. Для всех других рассмотренных регионов (Бельгия, Швейцария, Канада) диапазон варьирования длительности гласного [ә] (разница между максимальным и минимальными значениями) не превышает 340 мс. Необходимо также отметить, что наибольшая средняя длительность беглого [ә] зафиксирована для региона Иль-де-Франс – 333мс. Именно этот регион рассматривается в настоящее время как область распространения произносительной нормы французского языка. Во всех других региональных вариантах средняя длительность [ә] оказалась существенно ниже. Наименее протяженными аллофоны [ә] обнаружены на Юге Франции – 248 мс. Для других регионов Франции были зафиксированы следующие значения: 253 мс (Бельгия), 277 мс (Канада) и 263 мс (Швейцария).

Таким образом, анализ темпоральных характеристик беглого [ә] в исследованном материале позволил выявить зависимость протяженности гласного [ә] от его положения по отношению к границе синтагмы, а также сокращение длительности [ә] в звуковых фрагментах, которые иллюстрируют речь жителей южных регионов Франции, Швейцарии, Бельгии и Канады, т.е. территорий, находящихся за пределами области распространения произносительной нормы. Необходимо также отметить значительную вариативность длительности сегмента [ә], что подтверждает утверждение о нестабильности акустических характеристик этого гласного.

Другим аспектом акустического анализа явилось изучение формантных характеристик гласного [ә]. В настоящем исследовании во внимание принималось влияние на формантную структуру гласного таких факторов, как 1) качество согласного, предшествующего [ә]; 2) положение гласного [ә] относительно границы синтагмы. Отдельно выявлялась зависимость изменения значения формант гласного [ә] для разных регионов.

Следует указать, что значения первой, второй и третьей формант вычислялись только для тех реализаций [ә], длительность которых превышала 40 мс. Для очень кратких гласных определить формантную структуру оказалось затруднительно. Таким образом, гласные сегменты протяженностью от 31 до 40 мс в дальнейшем анализу не подвергались.

Известно, что в потоке речи аллофоны гласных фонем могут изменять свои акустические характеристики под влиянием соседних согласных, причем более значительно воздействие предшествующего согласного внутри слога, чем следующего за ним согласного [1]. В настоящей работе были проанализированы значения первых трех формант гласного [ә] в зависимости от места образования предшествующего согласного.

Так, наиболее закрытые реализации [ә] наблюдаются после губно-губных и велярных согласных, самые открытые - после увулярных и пост-альвеолярных согласных. Акустические параметры [ә] после пост-альвеолярных и велярных согласных соответствует наиболее продвинутому вперед гласному, а после увулярных, напротив, характеризуют наиболее глубокую по положению языка реализацию [ә].

Полученные данные позволяют говорить о значительном диапазоне варьирования формантной структуры гласного [ә]. Средние значения формант, минимальные и максимальные характеристики F1, F2 и F3 представлены в таблице 1. 

Таблица 1. Зависимость формантных характеристик  беглого [ә] от места образования предшествующего согласного

Место образования согласного

1 форманта

2 форманта

3 форманта

Среднее

Min

max

Среднее

min

Max

Среднее

Min

max

Губно-губной

405

292

594

1553

1187

1963

2557

2140

2877

Губно-зубной

457

407

531

1462

1340

1558

2501

2324

2629

Дентальный

427

292

738

1613

1240

2279

2609

2146

3224

Пост-альвеолярный

573

417

880

1779

1591

1957

2741

2432

3199

Велярный

412

291

535

1712

1461

1944

2337

2068

2745

Увулярный

516

406

728

1310

993

2369

2711

2156

3381

 

Анализ формантной структуры реализаций беглого [ә] после согласных разного качества (табл. 1) свидетельствует о том, что для большинства позиций средние формантные значения [ә] могут быть соотнесены со значениями наиболее близких в системе языка гласных переднего ряда /ø/ и /œ/. В то же время, по своим минимальным и максимальным формантным характеристикам гласный [ә] варьирует от /u/ до /ε/. Следует отметить, что в положении после увулярного согласного гласный [ә] настолько открыт и отодвинут назад, что сближается скорее с аллофоном /ᴐ/.

Гипотеза П. Делаттра [20] о зависимости формантной структуры [ә] от положения гласного по отношению к границе синтагмы, в целом, нашла подтверждение в настоящем исследовании. Результаты проведенного акустического анализа показывают, что беглое [ә] в начале синтагмы произносится как более закрытый гласный по сравнению с его аллофонами, выделенными в середине и в конце синтагмы. 

Особый интерес представляли различия формантных характеристик беглого [ә] в речи жителей различных регионов.

На рис. 1 продемонстрировано изменение значений первой и второй формант в исследованных звуковых фрагментах, иллюстрирующих речь жителей региона Иль-де-Франс, южных областей Франции, а также Канады, Бельгии и Швейцарии. В ходе проведенного акустического анализа было обнаружено, что беглое [ǝ] отличается от огубленных гласных переднего ряда по значению первой и второй формант. По степени подъёма этот гласный занимает промежуточное положение между /œ/ и /ø/. Значения второй форманты для беглого [ǝ] приближается к гласным центрального ряда, при произнесении которых язык располагается в середине полости рта. Необходимо также отметить, что формантные характеристики [ǝ] сильно варьируют, причем наиболее значительные различия в значениях первой и второй формант зафиксированы в речи жителей региона Иль-де-Франс, являющихся носителями произносительной нормы. В корпусе звуковых файлов, иллюстрирующих особенности реализации [ǝ] в Иль-де-Франс, беглое [ǝ] произносится как наиболее продвинутый вперед гласный, а по степени подъема языка приближается к гласному /œ/. В то же время, формантные характеристики гласного [ǝ] охватывают области значений не только огубленных гласных переднего ряда, с которыми традиционно соотносят беглое [ǝ], но и гласного заднего ряда верхнего подъема /u/ и неогубленного гласного переднего ряда /ε/.

Во всех других рассмотренных регионах беглое [ǝ] реализуется как более закрытый гласный, который может быть сопоставлен по своим акустическим характеристикам с /ø/. Это не исключает, однако, наличия дополнительных различий по средним значениям формант для каждого региона. Так максимально закрытые реализации [ǝ] зафиксированы в речи канадцев, а наиболее глубокие аллофоны [ǝ] встретились в речи швейцарцев.

Рисунок 1. Значения FI и FII для аллофонов беглого [ә] в зависимости от региона

Таким образом, неопределенность акустических параметров беглого [ә] может рассматриваться, как одна из отличительных особенностей этого гласного во французском языке: значительно варьируют фактор длительности и формантная структура исследуемого гласного. Кроме того, «неустойчивость» беглого [ǝ] связана с тем фактом, что этот гласный может присутствовать или отсутствовать в речевой цепи в зависимости от действия разнородных факторов.

В настоящей работе оценивалась частота реализации беглого [ә] в зависимости от принадлежности к тому или иному региону, а для области Иль-де-Франс, была также выявлена зависимость употребления от стилевого фактора.

Тенденцию к сохранению беглого [ǝ] демонстрируют жители южных областей Франции – частота реализации [ǝ] в этом регионе составила 75% от общего количества возможных произнесений гласного.  Эти данные подтверждают замечания о сохранении южанами беглого [ǝ] в большинстве фонетических позиций, сделанное рядом авторов в середине XX века [20; 22; 37] и в более поздний период [5; 7; 8; 9; 10; 11; 15; 36]. Самая низкая частота употребления беглого [ә] наблюдается в Швейцарии – 58 % от общего числа реализаций. В речи жителей Бельгии, Иль-де-Франса и Канады этот показатель составил соответственно 69%, 68% и 61%.

Влияние стиля речи, как одного из главных факторов, определяющих частоту употребления беглого [ә] в речи, было отмечено многими авторами [1; 27; 37; 11; 18; 19]. Это утверждение справедливо и для исследуемого материала: в официальной и медленной речи [ә] опускается гораздо реже, чем в быстрой разговорной.

Результаты проведенного экспериментального исследования позволяют говорить о влиянии фактора территориальной принадлежности говорящего на реализацию беглого [ә].

Прежде всего неодинаковой оказалась частота произнесения гласного [ә] в речи жителей разных регионов. Так, дикторы из южных областей Франции демонстрировали явное предпочтение к сохранению беглого [ә] в тех фонетических позициях, где в других региональных вариантах гласный [ә] был опущен.

 Акустические характеристики исследуемого гласного также не совпадали в разных региональных вариантах. При этом было обнаружено значительное варьирование параметров длительности и формантной структуры гласного [ә]. Результаты проведённого экспериментального исследования позволяют сделать вывод о несовпадении звучания беглого [ǝ] с безударными аллофонами фонем /œ/ и /ø/. Полученные объективные данные свидетельствуют о наличии различий по длительности и артикуляторному укладу. Следовательно, на сегодняшний день говорить о полном включении беглого [ǝ] в одну из фонем переднего ряда, по-видимому, нельзя. Хотя акустические характеристики не являются решающим аргументом для принятия фонологического решения, возможность противопоставления беглого [ǝ] гласным /œ/ и /ø/ сохраняется. В то же время, акустические различия между беглым [ǝ], с одной стороны, и гласными /œ/ и /ø/, с другой стороны, являются весьма незначительными, что может способствовать их смешению в отдельных фонетических положениях. Полученные результаты свидетельствуют о том, что диапазон варьирования значений формант при реализации беглого [ǝ] практически полностью включает в себя доверительные интервалы, полученные для гласных переднего ряда /œ/ и /ø/. Такое неоднозначное положение беглого [ǝ] является одной из причин его неустойчивости в системе современного французского языка.

В ходе исследования было установлено, что варьирование акустических параметров беглого [ǝ] может быть связано с действием разнообразных факторов. Одним из значительных факторов, определяющих качество произносимого гласного, также является региональная принадлежность говорящего. Необходимо подчеркнуть, что существуют статистически значимые различия по длительности и значениям первой и второй формант гласного в области распространения произносительной нормы (регион Иль-де-Франс) и в других региональных вариантах французского языка. Так, длительность беглого [ǝ] в речи жителей Иль-де-Франс значительно превосходит протяженность гласного [ǝ] в других регионах. По своему артикуляторному укладу беглое [ǝ] сближается с /œ/ в Иль-де-Франс, в то время как во всех остальных регионах реализуется более закрытый по тембру гласный, более похожий по своим формантным характеристикам на /ø/.


Список литературы

1. Гордина М.В. Фонетика французского языка. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 1997. 298с.
2. Камрыш О.В. Проблема фонологической и фонетической неопределенности беглого [ǝ] в современном французском языке. The problem of phonological and phonetic ambiguity of the mute [ǝ] in the contemporary French language. // Теоретическая и прикладная лингвистика. Выпуск 1 (3) 2015. Благовещенск: Издательство Амурского государственного университета, 2015. С. 50 – 60.
3. Щерба Л. В. Фонетика французского языка. Очерк французского произношения в сравнении с русским. М.: Высшая школа, 1963. 308 с.
4. Avanzi M. Cartografier les régionalismes du français en Suisse romande et en France voisine à l’ère des sciences participatives. // Cahiers internationaux de Sociolinguistique. La situation sociolinguistique en Suisse, 2019. №14. P. 43 – 104.
5. Avanzi M., Boula de Mareüil Ph. Peut-on identifier perceptivement huit accents régionaux en français? La réponse des sciences participatives. // GLOTTOPOL Revue de sociolinguistique en ligne, 2019. № 31. Accents du français: approches critiques Numéro dirigé par Maria Candea, Gaëlle Planchenault, Cyril Trimaille. P.53 – 73. Режим доступа:http://glottopol.univrouen.fr/telecharger/numero_31/gpl31_03avanzi_boulademareuil.pdf (Дата обращения 05.02.2020).
6. Berri A. Aspects phonétique et phonologique du E-muet du français. Florianópolis: 2006. Режим доступа: https://periodicos.ufsc.br/index.php (Дата обращения 29.01.2020).
7. Boula de Mareüil Ph., Vernier F., Rilliard A. A Speaking Atlas of the Regional Languages of France. [Электронный ресурс]. // Proc. 11th International Conference on Language Resources and Evaluation, 2018, Japan: Miyazaki. P. 4133–4138. Режим доступа: https://atlas.limsi.fr/articles/lrec18.pdf (Дата обращения 05.02.2020).
8. Boula de Mareüil Ph., Vernier F., Rilliard A. Enregistrements et transcriptions pour un atlas sonore des langues régionales de France. // Géolinguistique, 2017. №17. P. 23-48. Режим доступа: https://atlas.limsi.fr/articles/geol17.pdf (Дата обращения 05.02.2020).
9. Boula de Mareüil Ph., Adda G., Lamel L., Rilliard A., Vernier F. A speaking atlas of minority languages of France: collection and analyses of dialectal data. // 19th International Congress of Phonetic Sciences. Melbourne, 2019. Режим доступа: https://atlas.limsi.fr/articles/ICPhS.pdf (Дата обращения 05.02.2020).
10. Boula de Mareüil P., Sichel-Bazin R., Quint N., Adda G. Norme et variation à l’âge des corpus informatisés pour les langues régionales de France. // Feuillard C. (ed.) Usage, norme et codification: de la diversité des situations à l’utilisation du numérique. Brussels: EME Éditions, 2017. P. 217–222.
11. Briet G., Collige V., Rassart E. La prononciation en classe. Grenoble: PUG, 2014. 192p Режим доступа: https://laprononciationenclasse.jimdo.com/ (Дата обращения 27.01.2020).
12. Bürki A. On the categorical nature of French schwa. // Proc. of Interspeech. Antwerp, Belgium, 2007. P. 402 – 410.
13. Bürki A., Racine I., Andreassen H., Fougeron C., Fraunfelder U. Timbre du schwa en français et variation régionale: une étude comparative // Journées d’études sur la parole. Avignon, France, 2008. P. 293 – 296. Режим доступа: https://hal.archives-ouvertes.fr/hal-02436296/document (Дата обращения: 06.02.2020)
14. Bürki A., Ernestus M., Fougeron, Frauenfelder U. What affects the presence versus absence of schwa and its duration: a corpus analysis of French connected speech. // Journal of the Acoustical Society of America, 2011. – P. 3980–3991.
15. Candea M. Le e d’appui parisien: statut actuel et progression // XXIV èmes Journées d’Etude sur la Parole. Nancy, 2002. №24. Режим доступа: http://www.ilpga.univ-paris3.fr (Дата обращения: 29.01.2020).
16. Candea M., Trimaille C. Sociophonétique du français. Génèse, questions et méthodes. // Langage & Société, 2015. №151.
17. Cinéradiographie des voyelles et des consonnes du français. Strasbourg: Publications de l’Institut de Phonétique de Strasbourg, 1986. 296 p.
18. Charliac L., Motron A.-C. Phonétique progressive du français (avancé). Paris: CLE International, 2018. 64p.
19. Dansereau D.M. Savoir dire. Cours de phonétique et de prononciation. University of Colorado Denver. Cengage Learning, 2016. 288 p.
20. Delattre P. Studies in French and comparative phonetics. Selected papers in French and English. The Hague a. o.: Mouton & co., 1966. 286 p.
21. Dell F. Les règles et les sons. Introduction à la phonologie generative. Paris: Hermann, 1973. 286 p.
22. Durand J., Laks B. Relire les phonologues du français: Maurice Grammont et la loi des trois consonnes. // Langue française. 2000. №126. P. 29 – 37.
23. Fouché P. Traité de prononciation française. Paris: Libr. C. Klincksieck, 1956. 529 p.
24. Fougeron C. On the acoustic characteristics of French schwa. ICPHS: Saarbücken, Germany, 2007. P. 941 – 944.
25. Gasquet-Cyrus M., Planchenault G. Jouer (de) l’accent marseillais à la télévision, ou l’art de mettre l’accent en boite // GLOTTOPOL Revue de sociolinguistique en ligne, 2019. №31. Accents du français: approches critiques Numéro dirigé par Maria Candea, Gaëlle Planchenault, Cyril Trimaille. P. 113 – 132. Режим доступа: http://glottopol.univ-rouen.fr/telecharger/numero_31/gpl31_06gasquet_planchenault.pdf (Дата обращения: 05.02.2020).
26. Gougenheim G. Eléments de phonologie française. Étude descriptive des sons du français au point de vue fonctionnel. Strasbourg: Les Belles lettres, 1935. 136 p.
27. Grammont M. Traité pratique de prononciation française. Paris: Delagrave, 1914. 231p.
28. Léonard J. L. La valorisation des données dialectales d'oïl du liseré frontalier wallon recueillies par la mission Ferdinand Brunot en 1912: enjeux pour la documentation des langues en danger. // Diachroniques, 2016. №6. P. 87–120.
29. Malécot A., Cholet G. The acoustic status of the mute-e in French. // Phonetica. 1977. Vol. 34, № 1. P. 29–37.
30. Martinet A. La nature phonologique d’E caduc. // Papers in linguistics and phonetics to the memory of Pierre Delattre (ed. by A. Valdman). The Hague Paris: Mouton, 1972. 513 p.
31. Morin Y.-C. Le français de référence et les normes de la prononciation. // Cahiers de l’Institut de Linguistique de Louvain. 2000. №21. P. 91–135.
32. Peyrollaz M., Bara de Tovar M.-L. Manuel de phonétique à l’usage des étrangers. Paris: Larousse, 1954. 354 p.
33. Pleasants J.-V. Etude sur l’e muet. timbre, durée, intensité, hauteur musicale. Ouvrage publ. avec le concoure de la Stanwood Cockey lodGe foundstion (Columbia Univ.) et le Centre national de la recherche scientifique. Paris: C. K. Klincksieck, 1956. 316 p.
34. Pulgram E. French /ǝ/: static and dynamic of linguistic subcodes. // Lingua. 1961. T.X, № 3. P. 305–325.
35. Reinke K., Ostiguy L., Houle L., Émond C. Cachez cet accent qu’on ne saurait entendre : la langue du doublage fait au Québec //GLOTTOPOL Revue de sociolinguistique en ligne, 2019. №31. Accents du français: approches critiques Numéro dirigé par Maria Candea, Gaëlle Planchenault, Cyril Trimaille. P. 74 – 94. Режим доступа: http://glottopol.univ-rouen.fr/telecharger/numero_31/gpl31_04reinke_et_al.pdf (Дата обращения: 05.02.2020).
36. Simon A.C. La variation prosodique régionale en français. Bruxelles Louvain-la-Neuve: De Bœck Duculot, 2015. 272p.
37. Walter H. Le français dans tous les sens. Paris: Laffont, 1988. 416 p.
38. Zwanenburg W. Quelques remarques sur le statut phonologique de e muet en français modern. // Word. 1968. Vol. 24, № 1, 2, 3. P. 508–518.
Источники эмпирического материала
1. www.tv5monde.com
2. https//:francetvinfo.fr
3. https//:tvmondeplus.com
4. www.rtbf.be
5. https//:ici.radio-canada.ca/
6. https//:www.rts.ch/
7. https//:www.france.tv/

Расскажите о нас своим друзьям: