Языки народов Российской Федерации | Филологический аспект №11 (55) Ноябрь 2019

УДК 811.511.142

Дата публикации 21.11.2019

К вопросу о глагольном суффиксе =ŋǝλt= в хантыйском языке (на материале казымского диалекта)

Молданова Ирина Максимовна
научный сотрудник, Обско-угорский институт прикладных исследований и разработок РФ, г. Ханты-Мансийск, uil.gera@yandex.ru

Аннотация: В статье рассматривается глагольный суффикс =ŋəλt=. Анализ литературы показал, что данный непродуктивный суффикс выделяется на материале казымского и обдорского диалектов хантыйского языка. Суффикс =ŋǝλt=, видимо, возник в результате комбинации суффиксов -ŋ и каузативного =əλt=. В результате анализа материала выявлено, что глаголы с помощью данного суффикса образуются от звукоподражательных основ, имен существительных, прилагательных и основ со связанными корнями. Суффикс, присоединяясь к производящим основам, вносит значение интенсивности действия, связанного со звуком или движением.
Ключевые слова: суффикс, глагол, словообразовательная модель, хантыйский язык, казымский диалект

To the question of the verb suffix =ŋǝλt= in the Khanty language (based on the Kazym dialect)

Moldanova Irina Maksimovna
Researcher, Ob-Ugric Institute of Applied Researches and Development, Russia, Khanty-Mansiysk

Abstract: The article considers the verb suffix =ŋəλt=. An analysis of the literature showed that this unproductive suffix stands out on the material of the Kazym and Obdor dialects of the Khanty language. The suffix =ŋǝλt=, apparently, arose as a result of the combination of the suffixes -ŋ and the causative =əλt=. As a result of the analysis of the material, we found that verbs using this suffix are formed from onomatopoeic stems, nouns, adjectives and related stems. The suffix, joining the producing fundamentals, introduces the value of the intensity of the action associated with sound or movement.
Keywords: suffix, verb, word-formation model, Khanty language, Kazym dialect

В хантыйском языке имеется достаточно большое количество глагольных суффиксов, выражающих залоговые значения. Под термином залоговость имеем в виду не сам залог как грамматическую категорию, а то «функционально-семантическое поле», создаваемое взаимодействием разнородных языковых средств  (морфологических, синтаксических, словообразовательных, лексических) служащих для выражения залоговых отношений [1, с. 193]. Они образуют глаголы от именных и глагольных основ. Одним из таких суффиксов является каузативный суффикс =ŋəλt=. Данный суффикс выделяет на материале обдорского диалекта И. А. Николаева. Она считает этот суффикс «редким и непродуктивным» [2, с. 68]. В монографии А. Д. Каксина «Казымский диалект хантыйского языка» в параграфе, посвященном суффиксам изобразительных глаголов, зафиксирован один глагол с данным суффиксом [3, с. 50-51]. В. Н. Соловар отмечает, что «вхождение некоторых суффиксов в составе предиката изменяет количество валентностей, что приводит к изменению структуры и семантики формируемого ими предложения… так, суффиксы =məλ, =λtə, a, =λšə, λ, =ŋəλ, =at и некоторые другие увеличивают количество валентностей» [4, с. 25]. В статье «Семантические типы каузативных глаголов хантыйского языка (на материале казымского диалекта)» выявляется инвентарь каузативных суффиксов и рассматриваются типы каузативных значений. Среди данных суффиксов представлен также суффикс =ŋǝλt= с описанием семантических типов каузации, которые он образует [5]. Анализ литературы показал, что суффикс =ŋəλt= был отмечен в рамках изложения общей грамматики, частных вопросов при описании парадигмы простого предложения в хантыйском языке и при описании каузативных суффиксов. Таким образом, данный суффикс не был предметом специального исследования.

Суффикс =ŋəλt=, по всей видимости, является комбинацией суффикса и каузативного λt. В «Основах финно-угорского языкознания» [6, с. 347-348] представлен прафинно-угорский именной суффикс *-ŋ-. Данный суффикс широко представлен в самодийских языках, что свидетельствует о его прауральском происхождении. В ненецком языке имеется глагольный суффикс -нгга со значением действия, совершающегося много раз или относящегося ко многим действующим лицам или предметам действия [7, с. 147]. О словообразовательном потенциале прафинно-угорского суффикса , образующего прилагательные и существительные в мордовских, хантыйском и мансийском языках пишет Д. В. Цыганкин [8, с. 83-89]. Мы считаем, что элемент в составе суффикса придает некоторую интенсивность глагольному действию.

В казымском диалекте хантыйского языка данный суффикс малопродуктивен и образует каузативные глаголы от звукоподражательных основ, имени существительного, имени прилагательного, а также глаголы со связанными корнями. В финноугроведении проблеме звукоизобразительности посвящено несколько работ, подробный анализ на материале пермских языков представлен в статьях С. С. Шляховой [9], об образовании звукоизобразительных глаголов в казымском диалекте хантыйского языка с помощью суффикса =i= / =ĭ= (см. в статье [10]). Рассмотрим словообразовательные модели с суффиксом =ŋəλt=. Прежде отметим, что под словообразовательной моделью понимается «общая схема построения производных слов, определяющая структуру существующих производных слов или служащая образцом для создания новых словарных единиц» [11, с. 138].

Словообразовательные модели с суффиксом =ŋəλt=

Звукоподражательная производящая основа:

а) глаголы, обозначающие звуки, издаваемые человеком:

t’ɔj-t’ɔj ‘звук, издаваемый при покачивании детской люльки’ → t’ɔj=ŋәλt=tĭ ‘качать люльку’: – Ta, ńawrεmεm t’ɔj=ŋəλt=e! ‘– На, ребенка покачай!’;

pŭs ‘звук, издаваемый при пыхтении’ → pŭs=ŋәλt=tĭ ‘дымить (заставлять дымить)’: Λŭw pa χɔmsa pŭs=ŋəλt=man śi ɔməsəλ ‘Он сидит и дымит сигаретой’;

mŏr ‘звук, издаваемый при хрусте’ → mŏr=ŋəλt=tĭ ‘хрустеть’: Ma χǫλtεmən, naŋ sakkar mŏr=ŋəλt=en satλ ‘Я слышу, ты хрустишь сахаром’;

б) глаголы, обозначающие звуки, издаваемые деревянными предметами:

lŏt ‘подражание звуку пера’ → lŏt=ŋәλt=tĭ ‘щелкать, производить глухие звуки при ударах металла или дерева’: Mŏλteλ λŭw lŏt=ŋəλtλ ‘Чем-то он там щелкает’;

в) глаголы, обозначающие звуки, издаваемые металлическими предметами:

λ’ăs ‘звук, издаваемый железными предметами’ → λ’ăs=ŋәλt=tĭ ‘заставлять лязгать’: In ɔwλan, śi χǫλλəλe, tŏmanən λ’ăs=ŋǝλt=tĭ śi pitsǝŋǝn ‘Двери, слышит, стали замками лязгать’;

t’ăl ‘звук, издаваемый железным предметом’ → t’ăl=ŋәλt=tĭ ‘заставлять звенеть, звонить’: Mŏjen t’ăl=ŋəλt=λən? ‘Чем звенишь? (букв.: заставляешь звенеть)’;

tŏr ‘звук гудения, тарахтения’ → tŏr=ŋəλt=tĭ ‘создавать шум (транспорт, радио)’: Rŭś jasəŋ ănt kŭš χǫλ, ăλ ǫməś păta śi tŏr=ŋəλt=λəλe in χŏšapəλ ‘Хоть русского языка не понимает, ради удовольствия включает этот предмет (букв.: заставляет его производить шум)’.

Производящая основа имени прилагательного:

1. звуки и движения, производимые человеком:

а) глагол, обозначающие звуки, производимые человеком:

mărәŋ (sĭj) ‘грохочущий (звук)’ → măr=ŋәλtjəλ=tĭ ‘греметь чем-либо’: In ɔw reskəsλe pa śi mănəs pŭtŋəλtĭjəλman pa măr=ŋəλtjəλ=man ‘Дверью хлопнул и с шумом, чем-то погромыхивая, пошел’;

б) глагол, обозначающий движения, производимые человеком:

rańi ‘плохой; небрежный’ → rań=ŋəλt=tĭ ‘сыпать, рассыпать, ронять’: Aj wŏχλam χŏλtĭ pελa răń=ŋǝλt=səλam ‘Мелочь куда-то рассыпала’;

rɔm ‘смирный, спокойный’ → rɔm=ŋәλt=tĭ ‘остановить, заставить остановиться’: Śăta pa rɔm=ŋəλtmŋǝn wŭλĭjeλən piλa ‘Там их и остановили с оленями’.

Производящая основа имени существительного:

а) глаголы, обозначающие движения, производимые человеком:

păr ‘мелкие частицы, пыль, порошок’ → păr=ŋәλt=tĭ ‘сыпать, рассыпать’: Jɔχəm χărĭ wŭrtĭ wɔńśəmŏtən šɔšəəλe, ńǫrəm χărĭ wǫn χŏməswǫλ sεmətən păr=ŋəλt=λəλe ‘На бору красную ягоду высыпает, на болотах большие клюквины рассыпает’;

mińәp ‘пучок, связка’ → miń=ŋәλt=tĭ ‘манить’;

χŏr ‘изображение’ → χŏr=ŋәλt=tĭ ‘вести очень быстро’: Śitĭ jăm kεm kŭt pasta śi χŏr=ŋəλt=sajəm ‘Так, довольно долго, быстро меня везли’;

pɔs ‘знак, отметина’ → pɔs=ŋәλt=tĭ ‘сделать так, чтобы капало’: … χăntĭ , χăntĭ χǫ ewəλt kăλĭ sεm ănt pɔs=ŋəλtjəλsəŋən ‘… у хантыйской женщины, хантыйского мужчины каплю крови не выпустили’.

С помощью суффикса =ŋәλt= образуются глаголы со связанными корнями:

ăš=ŋәλt=tĭ ‘дать с сожалением’: Ŏχšamεm λŭweλ ăš=ŋǝλt=sεm ‘Платок ей отдала’;

wŏj=ŋәλt=tĭ ‘усыплять’: Ńawrεməλ wŏj=ŋəλt=man arijəλ ‘Ребенка усыпляя поет’;

šɔm=ŋәλt=tĭ ‘пугать’: Χŭw mŏj wan śitĭ šǫm=ŋǝλt=sajət ‘Долго ли, коротко ли, их так пугали’.

Итак, мы выделяем три словообразовательные модели с суффиксом =ŋəλt=: от звукоподражательных основ, от основ имен существительных и прилагательных. Образованные по данным моделям глаголы передают звуки, издаваемые человеком, деревянными и металлическими предметами; глаголы, обозначающие звуки и движение, производимые человеком. Также необходимо отметить, что суффикс =ŋəλt= вносит значение повышенной интенсивности действия, в отличие от суффикса λt=.


Список литературы

1. Бондарко А.В. Теория морфологических категорий и аспектологические исследования / РАН; Ин-т лингвистических исследований. – Москва: Языки славянских культур, 2005. – С. 193.
2. Николаева И.А. Обдорский диалект хантыйского языка. – Гамбург, 1995. – 256 с.
3. Каксин А.Д. Казымский диалект хантыйского языка. – Ханты-Мансийск: ИИЦ ЮГУ, 2010. – 176 с.
4. Соловар В.Н. Парадигма простого предложения в хантыйском языке. Новосибирск: Изд-во «Любава», 2009. – 264 с.
5. Молданова И.М. Семантические типы каузативных глаголов хантыйского языка (на материале казымского диалекта) / Родной язык. Лингвистический журнал. № 2. 2018. – С. 83-105.
6. Основы финно-угорского языкознания (вопросы происхождения и развития финно-угорских языков). Москва: Изд-во «Наука», 1974. – С. 347-348.
7. Куприянова З.Н., Хомич Л.В., Щербакова А.М. Ненецкий язык / учеб. пособие для пед. училищ. Ленинград: гос. уч.-пед. изд-во, 1957. – С. 147.
8. Цыганкин Д.В. Словообразовательный потенциал прафинно-угорского суффикса -ŋ в мордовских, хантыйском и мансийском языках / Труды Карельского научного центра РАН. № 3. 2014. – С. 83-89.
9. Шляхова С.С. Исследование звукоизобразительности в пермских языках: проблемы и перспективы. Статья 1 / Вестник пермского университета. Российская и зарубежная филология. № 3 (15). 2011. – С. 7-16.
10. Молданова И.М. Образование звукоизобразительных глаголов в казымском диалекте хантыйского языка с помощью суффикса =i= / =ĭ= / Вестник угроведения. № 1 (24). 2016. – С. 36-43.
11. Немченко В.Н. Современный русский язык. Словообразование. – М.: Высш. шк., 1984. – С. 138.

Расскажите о нас своим друзьям: