Языки народов зарубежных стран Европы, Азии, Африки | Филологический аспект №3 (35) Март, 2018

УДК 811.521

Дата публикации 31.03.2018

Японские наречия с дистрибутивным значением

Чиронов Сергей Владимирович
канд. филол. наук, доцент, заведующий кафедрой японского, корейского, индонезийского и монгольского языков, Московский государственный институт международных отношений (МГИМО, Москва)

Аннотация: В статье с опорой на данные корпуса впервые описываются адвербиалы с кванторным значением дистрибутивности (распределительности) в современном японском языке. Для их организации как семантического поля релевантны признаки попарного соответствия (у sorezore в оппозиции к морфологическому средству -zutsu с доминантным признаком «равенства» между членами множества), а также оценки события (позитивной для модели по типу hitorihitori, негативной в случае ichiichi). Возможность подобного расщепления элементов значения между отдельными единицами лексикона связывается как со структурными, так и с лингвокультурными факторами.
Ключевые слова: японский язык, наречие, квантор, распределительное значение, субъективность, оценка, лингвистическая прагматика

Japanese distributive adverbials

Chironov Sergey Vladimirovich
candidate of philology, assistant professor, head of Japanese, Korean, Mongolian and Indonesian department, Moscow state university of international relations – MGIMO, Russia, Moscow

Abstract: This paper uses corpus data for a complex review of Japanese adverbials of distributive quantification. Relevant for their representation as a semantic field are such features as ‘pair-list connection’ (represented by sorezore as opposed to the suffix of -zutsu dominated by ‘equality among members’), as well as the evaluation of the subject matter by the speaker. The latter may be either positive in quantifiers of the hitorihitori type, or negative in ichiichi. We argue that this division is influenced by structural (for instance, prosodic) and cultural factors (overall evaluation of an individual approach).
Keywords: Japanese language, adverbial, quantifier, distributive, subjectivity, evaluation, pragmatics


Служебные (модальные) наречия в японском языке нередко называют также «согласующимися» в силу селективных ограничений на определённое грамматическое оформление предиката [1]. Действительно, большинству этих единиц свойственен признак полярности – в ряде случаев жёсткой (как, скажем, с отрицанием – kesshite, zenzen, определённого типа императива – nanitozo, сравнения - marude, уступительности – tatoe или условности – kari-ni), но чаще проявляющейся как статистические тенденции (прежде всего с вероятностными значениями), которые рассматриваются в отдельных исследованиях с точки зрения уточнения значения самих этих слов [7]. Бесспорно, особый интерес представляет топология областей значений, охватываемых теми или иными единицами в последнем случае, что сулит массу ценных сведений о восприятии носителями языка его смысловых категорий. Но кроме этого, уже из приведённого иллюстративного списка в первом случае видно, насколько неоднородны параметры организации наречных подклассов – простирающиеся от сугубо грамматических значений до иллокутивных, дискурсивных, текстовых функций и даже определённых оценочных свойств высказывания. Соответственно, к самым разным ярусам языковой структуры могут относиться и элементы, с которыми имеет место согласование, причём не исключена такая возможность, когда, не получая поверхностного выражения, такой элемент будет фиксироваться как абстрактный семантический признак. Возникает вопрос и о соотношении наречных, то есть лексических, средств выражения того или иного служебного значения с их грамматическими «параллелями».

В представленной общей канве в настоящей работе предлагается рассмотреть компактный отрезок служебной семантики, связанный с одной из кванторных категорий – распределительности. Сама по себе она связана с репрезентацией довольно сложно сложной схемы процесса, требующей установления соответствий между двумя множествами, чаще всего – предметов и связанных с ними действий, притом что конечные типы соответствий как языковые категории будут, вероятно, исчисляться исходя не только из структурных факторов определённого языка, но и из своей прагматической релевантности для определённого лингвосообщества. В языках с развитой системой глагольного словоизменения для таких соответствий будут существовать особые аспектуальные модели глагола – как в русском, где эту роль играют приставки по- и пере- при форме совершенного вида, как нетрудно убедиться, соответственно с основным значением распределительности и более точным значением полного охвата множества [5]. Эту модель, заострённую на пациенса (см. ?*ученики переделали задачки/ ученики переделали задачки), дополняют допускающие комбинирование предложная конструкция с по (сколько), кванторное слово каждый и специальное наречие соответственно.

В японском языке для выражения дистрибутивной кванторности существует два основных средства – суффиксоид -tsutsu и наречие sorezore- (дефис показывает направление примыкания количественного выражения), в двух типах значения – равного распределения и попарного соответствия аналогичные корейским -ssik и kakkak- [12]. Прагматическая востребованность первого, относительно более ясного случая, пожалуй, не требует пояснений. Второй же, в формулировке, заданной в работе [10], как представляется, обладает более сложной внутренней структурой. Прежде всего, попарное соответствие включает в себя как один из вариантов и равное распределение, что доказывает возможность комбинации показателей. Как видно из примера, их сочетание может быть как сугубо плеонастическим, так и играть уточняющую роль в случаях усложнённых соответствий:

東壁と西壁にはそれぞれ四人ずつの「男子群像」と「女子群像」があり、計十六人が描かれています。// На западной и на восточной стене изображено соответственно по четыре мужчины и четыре женщины, всего шестнадцать фигур. (газ. «Санкэй» 10.04.2002) [15]

Если tsutsu сфокусировано на точном численном соответствии, то sorezore дефокусирует этот аспект, допуская иные варианты. Необязательность равенства между парами распространяется тогда не только не численные значения, но и на качественные расхождения в списке попарных соответствий. В частности, в примере ниже, кочующем из работы в работу [11; 13; 14], различие между дистрибутивным и универсальным кванторами проявляется как по признаку совпадения (то есть, единственности или множественности) объекта действия, так и по критерию совместности или раздельности этого действия. То есть, притом, что сама форма глагола в японском никак не помогает различению количественных характеристик действия, дистрибутивный квантификатор во всяком случае служит их прояснению:

Таблица 1. Эффект введения распределительного наречия

 

 

(одно)

(разные)

(вместе)

(отдельно)

gakusei-wa mina piano-o mochiageta

все студенты поднимали пианино

+

+

+

+

gakusei-wa sorezore piano-o mochiageta

каждый студент поднимал пианино

+

+

?

+

gakusei-wa mina kono piano-o mochiageta

все студенты поднимали это пианино

+

-

+

?

gakusei-wa sorezore kono piano-o mochiageta

каждый студент поднимал это пианино

+

-

-

+

Данные корпуса показывают, что данная прояснительная (disambiguating) функция, обеспечивающая верную интерпретацию события как происходящего раздельно, работает неодинаково в речевых произведениях разных типов. Так, в информативно насыщенных газетных текстах она получает относительно «низкий» профиль маркера раздельности, противопоставляемой массовому,  единовременному характеру осуществлению действия. С грамматическим, служебным показателем признака, который «не может быть не выражен», по известному выражению Р. Якобсона [6], но выражается автоматически, её сближает весьма значительное удаление sorezore от рематического фокуса:

Напротив, в записях на форумах, чаще носящих экспликативный характер, где авторы не стеснены в возможности более полно излагать своё видение фундаментальных связей между объектами реальности, наречие помещается совсем рядом с фокусом высказывания, выражаемым такими «стержневыми» предикатами релятивного типа, как chigau = разный (45 вхождений из 1268 с sorezore), kotonaru = различный (6), dokuritsu = независимый (3), ср. также сопряжённые лексемы konomi = предпочтения (12), tokuchoo = особенности (5). В газетных текстах корпуса, кстати, такие коллокации отсутствуют напрочь:

出産するまではこのまま働いていたいのですがそういう場合、それぞれ独立した保険証ですよね?// Я хочу работать до самих родов, но тогда нужна для каждого случая отдельная страховка, верно? (форум сайта «Яху» 2005) [15]

Признак индивидуальности, раздельности, как следует признать, составляет центральный элемент категории дистрибутивности. Однако фокусировка на нём в sorezore уводит «в тень» другой элемент значения, релевантный для многих ситуаций употребления, а именно полноту охвата принципом попарного соответствия всего описываемого множества. Именно он выдвигается на передний план в кванторных выражениях, составленных по модели «1+счётное слово+редупликация», например ikkoikko = каждый (предмет), hitorihitori = каждого (человека) и т.п. [9; 13]. Сходная идея полного охвата множества в принципе заложена в выражениях стандартной модели с дистрибутивным квантором 各kaku-, ср. рус. каждый, англ. each, где, однако, затенённой остаётся сема попарного соответствия, или, проще говоря, неравенства между членами множества. Так, в примере ниже предполагается, что объекты, по сути, будут равны:

今後各人が端末を所持するようになれば、一層の周波数の不足が想定される。// Если в будущем у каждого появится свой терминал, дефицит частот станет ещё более ощутимым («Белая книга» по связи 1991) [15]

В отличие от этого «стандартного» варианта модель с редупликацией даёт приоритет значения полного охвата множества, тогда как несоответствие между парами не только допускается, но и осмысливается как необходимая «цена» выполнения первого признака. В результате получается примерно тот же эффект, что в таких языках, как русский и английский, достигается за счёт эмфатического интонационного выделения [2]:

ベストアンサーはひとつだけのようですが、答えてくださった方一人ひとりにお礼をいう事はできないのでしょうか?// Нужно, чтобы каждый госслужащий проявил сознательность (форум сайта «Яху» 2005), ср. также: 公務員の一人ひとりの自覚が必要なんですが・・・・・・// Наверное, лучший ответ всё равно будет один, но нельзя ли поблагодарить каждого, кто прислал ответ? (там же) [15]

Сила эмфазы в данном случае связывается с ценностным суждением говорящего, который приписывает положительную характеристику именно такому способу действия, при котором множество охватывается полностью. В отношениях с людьми это означает приоритет учёта мнения каждого, персонализованная, не нивелирующая реакция, в обращении с предметами – внимательное и аккуратное выполнение операций. Излишне упоминать, что оба принципа глубоко «сидят» в обыденной культуре носителей японского языка, и следование им рассматривается как однозначно позитивное:

其角は手傷を負い、疲れ果てた義士たちの顔を一人ひとりとりつかれたようにのぞいてまわった。// Кикаку обошёл ряды уставших, израненных воинов, будто заворожённый, вглядываясь в лицо каждого (газ. «Иомиури» 8.12.2001), ср. также: 外交面でもサミットなどの課題に一つ一つ対応していく。// И во внешней политике мы будем уделять внимание всем без исключения пунктам повестки саммита и других мероприятий (газ. «Кавакита симбун» 13.04.2001) [15]

Обратная, негативная оценка семы полного охвата множества составляет особенность наречия ichiichi [8, с. 1706], см. также сочетаемость с предикатами соответствующей психологической окраски по данным корпуса: ki-ni-suru = переживать (11 из всего 273), mendoo = хлопотный (5), также многократно воспроизводящиеся формулы с отрицанием iwanakute mo = и не говоря (5), kangaenai = (не) думать (5), oboenai = (не) запоминать (4) и т.п.:

商品が届いたとき、いちいちチェックしてますか // Когда приходит партия, вы все-все товары проверяете? (форум сайта «Яху» 2005) [15]

Чёткая соотнесённость этого слова с объектом, как представляется, не позволяет относить его к группе адвербиалов с фреквентативным значением, как это сделано в упомянутой работе. Не включали его в соответствующую лексическую рубрику и мы [4]. Собственно, можно найти случаи, когда частотное значения окажется проблемным, покуда допустимое количество событий будет включать и единичное:

観光で短い滞在なら、いちいちビザをとらなくていい、という国が増えています。// Всё больше становится стран, для которых не нужно специально брать визу, если вы захотели ненадолго съездить туда туристом (там же)

Само по себе оно представляет собой своего рода тень рассмотренной только что редупликативной модели, из которой «вычтен» индивидуализирущий признак счётного суффикса. Возникающий при этом эффект сродни «запасному» способу счёта в китайском языке, когда, условно говоря, забывший специализированный суффикс для конкретного предмета может, с риском показать свою «неграмотность», воспользоваться «общим для всех», используемым «по умолчанию» -ge [3]. То есть, как бы затушёвывая внимание к природе предмета, говорящий понижает его статус в своём рассуждении – и это притом, что в большинстве высказываний с ichiichi вполне допустимы и выражения по «полной» редупликативной модели, которые тогда выражали бы посыл о требуемом кропотливом, индивидуальном отношении. Таким образом, в самом внутреннем строении слова уже заключён намёк на направленность оценки выражаемого им события.

Исследованный материал показывает, насколько тяготение японского предложения к двуплановому выражению по принципу «наречие в начале + грамматический показатель в конце» самых различных служебных категорий является для него глобальной тенденцией. При этом сама тяга к такому «двухъядерному» распределению служебных смыслов, по-видимому, не только ослабляет требования к строгости взаимных соответствий между двумя элементами таких «рамок», но и играет в направлении их всё большей взаимной функциональной дифференциации и специализации. Так, на отрезке дистрибутивных кванторных значений, как мы могли убедиться, «рамка» оказывается «открытой», оставляя семантический признак равенства между элементами множества за грамматическим показателем, а признаки, связанные с попарным соответствием и его интерпретацией – за кванторным адвербиалом.

При этом некоторое нетривиальное разрастание лексического фонда в области значений попарного соответствия, выявленное в нашем небольшом обзоре, можно объяснить несколькими факторами. Прежде всего это социальная релевантность указанного признака, причём двойственность в ценностном окрашивании кванторных характеристик, несомненно, связана с тем, насколько культурно-релевантная ценностная установка несёт за собой определённые издержки, которые и определяют появление второго, негативного «полюса». Применительно к нашему случаю можно сказать, что тщательное внимание к каждому субъекту и предмету, внимательная   пошаговость действий, вменяемые в правило и образец, влекут за собой усталость и желание «спрямить», «сэкономить» на чём-то другом. Этот тезис подтверждается сходной картиной и в смежной области служебных единиц – временных союзах, где точно так же намечается тяготение к негативному истолкованию выражений попарного соответствия между множествами - tsudo, tabi = всякий раз когда. В данном случае «носителем» этой закономерности становится фонетически видоизменённый вариант союза taMbi, за которым закрепляется однозначно негативная трактовка событий:

あの企業はイラクに派遣した社員が死亡するたんびに儲かるようですが // Та компания, похоже, наживается всякий раз, когда погибает сотрудник, командированный в Ирак (форум сайта «Яху» 2005) [15]

Безусловно, важен и отмечаемый в литературе [16] статус японских служебных наречий, которые, в отличие от «традиционных» морфологических средств для отображения объективных грамматических смыслов, становятся проводниками субъективного отношения говорящего к событиям. В изученном отрезке эта закономерность тем устойчивее, что возможности манипулирования интонацией, позволившие бы, как было отмечено, достичь близких эффектов в других языках, в японском относительно ограничены.


Список литературы

1. Лаврентьев Б.П. Практическая грамматика японского языка. М.: Живой язык 1998/2009 348 с.
2. Николаева Т. М. Семантика акцентного выделения. М.: "Наука", 1982. – 104 с.
3. Тань Аошуан. Проблемы скрытой грамматики. Синтаксис, семантика и прагматика языка изолирующего строя. На примере китайского языка. М., Языки славянской культуры. 2002. 896 с.
4. Чиронов С.В. Японские наречия частоты действия: прагматический аспект / С.В. Чиронов // Проблемы языкознания, теории языка и прикладной лингвистики. Кн. 4. - Новосибирск, ЦРНС, 2017. - С. 64-88
5. Чэнь Жулань. Дистрибутивный способ глагольного действия: функционально-семантический аспект. Маг. Дисс. СПб 2017. 105 с.
6. Якобсон Р. О лингвистических аспектах перевода // Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике. - М., 1978. - С. 16-24
7. Bekeš A. Japanese suppositional adverbs in speaker-hearer interaction. in: Aldo Tollini (ed.), 3rd conference on Japanese language and Japanese language teaching. Rome, 17–19th March, 2005. Venice: Cafoscarina, 2006. р. 34–48
8. Kanamaru, T., Murata, M., & Isahara, H. (2006). Creation of a Japanese Adverb Dictionary that Includes Information on the Speaker’s Communicative Intention Using Machine Learning. In Proceedings of the Fifth International Conference on Language Resources and Evaluation (LREC'06). P. 1706-1709 [Электронный ресурс] URL= http://citeseerx.ist.psu.edu/viewdoc/download?doi=10.1.1.380.4258&rep=rep1&type=pdf
9. Kempson R., Kiaer J. (2009). Japanese scrambling: The dynamics of on-line processing. The Dynamics of the Language Faculty: Perspectives from Linguistics and Cognitive Neuroscience, 5-46. [Электронный ресурс] URL= http://www.dynamicsyntax.org/papers/KempsonKiaer-JapaneseScrambling-2009.pdf
10. Hoji H. 1986. Scope interactions in Japanese and its theoretical implications, Proceedings of the WCCFL 5. Stanford Linguistics Association, Stanford University, California
11. Marsden H. Distributive Quantifier Scope in English-Japanese and Korean-Japanese Interlanguage 2009. Language Acquisition 16 (3) p. 135-177. [Электронный ресурс] URL= http:// eprints.whiterose.ac.uk/104384/1/Marsden_2009_Lang_Acq_PreFinal.pdf
12. Oh Sei-Rang. Plurality markers across languages. University of Connecticut, 2006. 304 p.
13. Okamoto, S. (1994). Augmentative verbal repetitive constructions in Japanese. Cognitive Linguistics 5(4), 381-404.
14. Sakaguchi M. Distributivity in English and Japanese. Ph.D. Diss. Univ. of California, Los Angeles. 1998
15. 現代日本語書き言葉平均コーパス (Взвешенный корпус письменных источников современного японского языка) [Электронный ресурс] URL= http://www.kotonoha.gr.jp/shonagon/ search_form (дата доступа 20.03.2018)
16. 森本順子『話し手の主観を表す副詞について』くろしお出版(Моримото Дз. О наречиях со значением субъективной оценки говорящего. Токио, Куросио) 1994. 221 с.

Расскажите о нас своим друзьям: