Литература народов Российской Федерации | Филологический аспект №11 (55) Ноябрь 2019

УДК 82.091

Дата публикации 30.11.2019

Тематические и формотворческие доминанты современной мордовской повести

Левина Наталия Николаевна
канд. филол. наук, доцент кафедры финно-угорской филологии, ФГБОУ ВО «МГУ им. Н. П. Огарева», РФ, г. Саранск, LEV.NataliyaN@yandex.ru

Аннотация: В статье рассматриваются формотворческие тенденции и тематический диапазон мордовской повести современного периода: поэтическая структура, особенности сюжетно-композиционных вариаций, находки в области решения конфликтов, расширение идейно-тематических границ, углубленный психологизм в раскрытии персонажной сферы, новторские поиски в области стиля, принципы воплощения авторской позиции, формы художественного обобщения.
Ключевые слова: повесть, жанр, структура, композиция, сюжет, персонаж

Thematic and formative dominants of modern Mordovian novella

Levina Natalia Nikolaevna
Candidate of Philological Sciences, Assistant Professor of Finno-Ugric Philology, FGBOU VO “The N.P.Ogarev MGU”, Saransk, Russian Federation

Abstract: The article deals with the form-making tendencies and thematic range of the Mordovian novella of the modern period: poetic structure, features of plot-compositional variations, findings in the field of conflict resolution, expansion of ideological and thematic boundaries, in-depth psychologism in the disclosure of the character sphere, innovative searches in the field of style, the principles of the embodiment of the author's position, forms of artistic generalization.
Keywords: novella, genre, structure, composition, plot, character


Литературный процесс рубежа столетий, эпохи переходной, переломной в сознании общества, отличается напряженными творческими поисками мордовских писателей. Коренные преобразования в современном обществе, переосмысление многих жизненно важных вопросов, перестройка ритма жизни и быта существенным образом расширили диапазон художественных возможностей мордовской литературы, что требует новых литературоведческих подходов и дальнейшего мониторинга.

Широкий круг вопросов, связанных с углублением в социально-нравственные явления жизни, новым подходом к изображению характера личности, скрупулезным познанием духовного мира человека, находит реализацию в одном из наиболее мобильных жанров современной прозы – повести, в развитии которой на рубеже двух столетий отчетливо прослеживаются новые эстетические и художественные тенденции.

Мордовская повесть сегодня вправе гордиться своими высокими художественными достижениями, своим заметным и неповторимым вкладом в сокровищницу национальной литературы, известностью таких художников, как А. Щеглов, Ф. Пьянзин, М. Брыжинский, М. Сайгин, Г. Пинясов, А. Тяпаев, М. Моисеев, В. Радин, И. Кудашкин, В. Мишанина, Ю. Кузнецов и др. Пройдя сложный путь развития, формируясь на традициях русской классической и мордовской литературы, повесть современного периода остается национально неповторимой, отражающей насущные и острые общеисторические, нравственные проблемы.

На данном этапе эволюция жанра представляет собой творческие поиски и новаторство в структурно-композиционном плане, области художественно-выразительных средств, обогащении языка и стиля произведений, что отмечается в работах национальных исследователей [1, 2, 5, 7]. Повесть рубежа веков развивает более живую, подвижную композицию. Авторы нарушают хронологию сюжетного времени, активно включают в художественный нарратив отступления лирического и философского характера, ретроспективное, биографическое время героев, что имеет немаловажное значение для жанровой структуры произведений. Отсутствие четко выраженных формальных границ жанра влечет за собой возможность использования мотивов поэтики произведений самых разнообразных как по форме, так и по содержанию. Повесть примечательна «…новаторскими находками в области решения конфликта, стилевыми поисками и ранее неведомыми мордовской литературе принципами художественного воплощения концепции личности…, формами художественного обобщения, стремлением к нравственной психологической глубине, отражением многогранных связей человека и общества, человека и времени. Произведения этих авторов роднит чувство исторической перспективы, поиски путей к тайникам человеческой души, к охвату ведущих тенденций, которые характеризуют время в его социальных и философских измерениях» [6, с. 4].

Обращаясь к вопросу о жанровых формах, следует подчеркнуть, что очень часто типы повестей представлены в сложном взаимодействии и взаимопроникновении: психологической, к примеру, может быть и лирическая, и социально-бытовая и другие виды повести. Тем не менее можно выделить следующие разновидности современной мордовской повести: лирическая, социально-бытовая, лирико-философская, документальная, фантастическая, психологическая, автобиографическая и др. Любая из них возводится по своим особым, эстетически определенным и одновременно индивидуально неповторимым «проектам».

Опираясь на традиции предшественников, писатели современной эпохи В. Радин, Г. Пинясов, И. Кудашкин, А. Тяпаев, А. Доронин, М. Моторкин, В. Мишанина, М. Моисеев, М. Брыжинский, Т. Баргова, Е. Терешкина и другие продолжают активный творческий поиск новых художественных возможностей, способствуют расширению тематического диапазона произведений. Вследствие этого поэтическая структура повести весьма многообразна. Она может избрать форму монолога, диалога, размышления-исповеди, лирических и философских отступлений и т. д. Новые формотворческие тенденции нашли отражение в повестях В. Радина «Явление апостола», «Большие котлы», М. Брыжинского «Кирдажт» («Ровесники»), И. Калинкина «Васоло ки лангсо», («На дальней дороге»), А. Тяпаева «Ерофеень ярмаконза» («Деньги Ерофея»), «Эши» («Колодец»), М. Моисеева «Оду аф няйсамасть» («Больше меня не увидите»), Е. Терешкиной «Сай акша лишмоса» («Прискачет на белом коне»), Г. Пинясова «Лунданонь локшец» («Кнут Лундана»), «Акша тяште» («Белая звезда»), «Суркс» («Кольцо»), В. Мишаниной «Вайбоколь» («Комок масла»), Е. Четвергова «Эрязденть арсезь» («Размышляя о прожитом»), Т. Барговой «Паз, простямак!» («Господи, прости!»), «Течи, ванды, свал» («Сегодня, завтра, всегда») и др.

На современном этапе, преемственно продолжая интерпретацию жизненных явлений, писатели раскрывают новые пласты, новые глубины, новые грани народной жизни, задаются целью создания углубленного психологически достоверного характера, раскрытия его социальной и индивидуальной сферы деятельности. Герой осмысливается прозаиками в нравственно-философской концепции человека, для которого характерны трудовая основа жизни, надежность, жизнестойкость, борьба со злом, верность общечеловеческим нормам морали. Прозаики обращаются к самым злободневным проблемам, исследуют их, находясь на верном пути познания характера человека, раскрытия сложнейших взаимоотношений с обществом. На этой основе авторы добиваются яркой выразительности в стиле, языке, многие из них создают повести, которые увлекают, убеждают современного читателя правдивостью воплощения жизни, глубиной раскрытия характера человека новой эпохи.

Наличие сложных форм художественного изображения не исключает углубление и расширение идейно-тематического аспекта изображения национальной действительности. Многие темы и проблемы социальной и духовной жизни общества, которые раньше были не ко времени и как бы отодвигались более насущными вопросами, в настоящее время, отвечая цели наиболее полного раскрытия личности, вновь обрели свою актуальность и значимость. В литературе последних десятилетий тесно переплетаются и традиционные, и новые темы, проблемы нашей исторической, экономической, социальной и духовной жизни. Прозаики, следуя новым критериям художественного исследования жизни, «раскрепостили» табуированные темы, «оживили» сюжет повествованием об интимно-семейной сфере бытия, обогатили нарратив новаторским освоением мифофольклорного материала, предложили образцы интертекстуальности и условных форм изобразительности.

На современном этапе правомерно говорить о лирико-психологической доминанте мордовской повести. По справедливому утверждению А. Брыжинского «... мордовские писатели достигли успехов в овладении методами психологического анализа, … углублении лиризма, раскрытии внутреннего мира героев» [3, с. 3–4]. Наиболее полно эта тенденция отразилась в творчестве И. Кудашкина, В. Мишаниной, Г. Пинясова, М. Моисеева, А. Тяпаева и др.

Психологизм как особое художественное качество является стилевой особенностью повести Г. Пинясова «Крез» («Крест»). Писательский интерес в произведении сосредоточен на характерах обыкновенных, не героических, но в то же время неоднозначных и многогранных. Через них автор познает и раскрывает личностные и семейные отношения, деревенский быт, то есть обычное, естественное течение жизни.

Произведение построено на столкновении жизненных интересов представителей одного социального слоя, но разной возрастной категории – Алексея Сявкина и Сергея Пуряева.

История взаимоотношений героев уходит в прошлое. Алексей когда-то причинил зло семье Пуряевых – увел со двора корову, единственную кормилицу. Сергей обещал отцу перед смертью, что обязательно узнает и накажет вора. Автор сталкивает своих героев в тот момент, «когда должно быть решено противоречие, когда должна открыться правда, наступить неотвратимое наказание за содеянное» [4, с. 74], и дальнейший ход сюжета повести  развивается как нравственный суд одного человека над другим.

Художественное выражение пристального интереса к внутренней жизни своего героя, к глубинным пластам его личности позволяют автору дать достаточно реалистическое описание человеческого поведения.

Г. Пинясов не дает своим героям ни малейшего шанса на примирение, поскольку каждый из них воспринимает жизнь по-своему. Несхожесть характеров героев подчеркивается на протяжении всего нарратива. Это противоборство двух совершенно противоположных жизненных позиций, взглядов, эмоциональных миров.

Крестьянство, деревня как «аналог национального бытия» на протяжении всего творчества являются объектом пристального внимания А. Тяпаева. Многим его произведениям свойственно соединение различных стилевых качеств – сочетание литературных средств выразительности с поэтикой фольклора, лиризм повествования и склонность к созданию глубоко мотивированных национальных характеров.

Глубина проникновения в противоречия современной деревни, точность психологических характеристик отличают повесть «Огонь на мосту». По жанровой принадлежности ее можно причислить к социально-бытовой разновидности. В ней автор передает события 1980-х годов, выдвигает актуальные проблемы приближающейся противоречивой перестроечной эпохи. В ее содержании воплощаются самые наболевшие проблемы – нравственная чистота человека, его вклад в общее дело, ответственность. В решении насущных проблем автор умело сочетает различные художественные приемы.

В произведении автор представляет героев с совершенно разными характерами. Одни совершают ошибки по воле случая, другие это делают осознанно, по своей воле. И тем не менее в заключении повести автор намеренно не делает выводов. Читателю предоставляется возможность самому подумать о проблемах, поставленных автором, свершить нравственный «суд» над героями.

Персонажная сфера повести достаточно контрастна, хотя автор избегает деления героев на положительных и отрицательных. Образная система скорее призвана нарисовать сельскую панораму, обозначить жизненные позиции современника.

Глубиной раскрытия внутренних интенций человека характеризуется творчество В. Мишаниной. Персонажи ее произведений часто переживают чувство одиночества, скуки, тоски, а порой и отчаяния.

Обращением к проблемам одиночества и поиском путей их дальнейшего осмысления отличается повесть В. Мишаниной «Вайбоколь» («Комок масла»). Отметим, что у В. Мишаниной понятие одиночества приобретает различные смысловые значения. Но в любом случае оно определяется как многомерный конструкт: переживаемое ощущение, воспринимаемое как нежелательное и неприемлемое для человека отсутствие определенных отношений, неизбежное испытание в жизни человека.

В центре внимания автора находятся образы двух женщин – Ольги и Дарюни (Дарьи). При их раскрытии В. Мишанина не ограничивается демонстрацией исключительно психологических характеристик. Писательница занята и внешними проявлениями жизни женщин. Она подмечает их наружность, схватывает язык действующих персонажей, решительно определяет действия и поступки героинь, подчеркивая при этом полярность образов. Это соединение психологической и внешней манеры и составляет оригинальность раскрытия персонажной сферы повести «Комок масла».

На протяжении всего нарратива прослеживается связующее звено, позволяющее возвести два разных характера в одну стезю: они – одиноки. Обе героини переживают разочарование в личном счастье, отчаяние, беспомощность, ранимость, что обычно свойственно эмоциональному состоянию одинокого человека. Но героини В. Мишаниной не всегда поддаются этим чувствам, они сочетают в себе и решительность, и житейский ум. И если по отношению к Ольге автор допускает прием исповедальности (героиня может откровенничать с узким кругом людей), то внутренние страсти Дарюни кипят в ней самой и окружающие люди к ним доступа не имеют.

Творческие силы современных авторов направлены на воссоздание особенностей современной действительности. Их повести отличаются стремлением изобразить не просто внешнюю канву событий, но, главным образом, обоснованием мотивации поступков героя. Художники не стремятся делить своих героев на два противоположных лагеря, они, как умелые аналитики внутреннего мира героя, синтезируют положительное и отрицательное в пределах одного характера.

Таким образом, грани и очертания современной повести неуловимы и изменчивы, в чем и состоит ее сила. Она дает множество самых неожиданных сюжетных и композиционных вариантов. Но при этом  мордовская повесть несет в себе характерные для современной прозы черты, проявившиеся в обновлении идейно-эстетических и художественных традиций:: многопроблемность, усиление художественного интереса к психологической сущности героя, его внутренней жизни, гуманистический пафос, лиризм, документальную достоверность. При этом повесть выступает на современном этапе развития литературы не просто как наиболее мобильный, но и как наиболее емкий по своим возможностям жанр.


Список литературы

1. Антонов Ю. Г., Левина Н. Н., Шеянова С. В. Мордовская литература рубежа XX – XXI вв.: поиски национальной идентичности. ‒ Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2018. ‒ 184 с.
2. Антонов Ю. Г. Современная мордовская литература: синтез традиций и новаторства (на материале изданий 2016 г.) / Ю. Г. Антонов, С. В. Шеянова // Финно-угорский мир, 2017. – № 2 (31). – С. 20–29.
3. Брыжинский А. И. Современная мордовская проза : (Движение жанра) / А. И. Брыжинский. – Саранск : Мордов. кн. изд-во, 1995. – 232 с.
4. Жиндеева Е. А. Исповедальность повествования Г. Пинясова (на примере повестей «Крест», «Последний из Каргужей») / Е. А. Жиндеева // Мордовская филология в контексте национальной культуры : матер. Всерос. науч.-пр. конференции (23–24 марта 2006 г.) / под ред. В. М. Макушкина ; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2006. – С. 73–79.
5. Каторова А. М. Основные направления развития мордовской литературы в начале XXI в. / А. М. Каторова // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия, 2013. – № 1 (25). – С. 122–131. URL: http://www.niign.ru/nauchnyie-zhurnalyi/vestnik-nii-gumanitarnyix-nauk-pri-pravitelstve-rm/vse-nomera/2013/.
6. Макушкин В. М. Обретение зрелости / В. М. Макушкин. – Саранск : Мордов. кн. изд-во, 1984. – 224 с.
7. Малькина М. И. Повесть : обновление традиций / М. И. Малькина, Т. И. Кубанцев // Современная мордовская литература. 60–80-е годы : в 2 ч. Ч. 1. – Саранск :

Расскажите о нас своим друзьям: