Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание | Филологический аспект №3 (35) Март, 2018

УДК 81-2 347.78.034

Дата публикации 06.03.2018

Сопоставительный анализ оригинала и перевода: рассказы о паровозике Томасе

Рыженкова Анна Александровна
к. филол.н., OOO Технолюкс

Аннотация: В статье подробно рассмотрены ритмико-стилистические особенности одного из рассказов У. Одри «Томас и великое открытие», а также представлен сопоставительный анализ оригинала и перевода этого рассказа на русский язык. Анализируя текст с точки зрения перевода, особое внимание уделялось лексике и синтаксису, а также эмоционально-экспрессивным средствам. Сравнение перевода и оригинала осуществлялось на основе следующих критериев: передачи ритма, прямой речи персонажей и лексических средств. В процессе анализа выявлены несоответствия между оригиналом и переводом, среди которых многочисленные кальки, буквализмы, опущения целых фрагментов текста и пр.
Ключевые слова: сопоставительные анализ; детская литература; преобразования; художественный перевод; калька; ритм

The comparative analysis of the original and translation: Thomas the Tank Engine

Ryzhenkova Anna Aleksandrovna
PhD, Translator and interpreter at LLC Technolux

Abstract: The article thoroughly examines the rhythmic and stylistic features of “Thomas and the Great Discovery” by W. Audrey. It also presents a comparative analysis of the original and translation of this story. Analyzing the text from the translation standpoint, special attention is paid to the vocabulary, syntax, and emotional and expressive means. The translation and the original are compared on the basis of the following criteria: the way the rhythm, direct speech and lexical means are rendered. The analysis revealed inconsistencies between the original and translation: numerous calques, word by word translation, omissions of entire fragments of text, etc.
Keywords: comparative analysis; children’s literature; transformations; literary translation; calque; rhythm


Рассказы Уилберта Одри о весёлом и работящем паровозике Томасе и его друзьях полюбились ребятам во всем мире. И это неудивительно: простой, ясный язык, незатейливый сюжет, а, главное, герои рассказов – паровозы, которые разговаривают, переживают, дружат, соперничают, помогают друг другу.

Перевод детской литературы относится к художественному переводу. Цель статьи – определить, насколько переводчику удалось сохранить своеобразие оригинала, сопоставив оригинальный текст и перевод. Для этого необходимо договориться о терминологии, а именно, что такое художественный перевод и каковы требования, предъявляемые к переводчику художественного текста.

Художественным переводом вслед за Т. А. Казаковой будем называть «творческое преобразование литературного подлинника не только в соответствии с литературными нормами, но и с использованием всех необходимых выразительных возможностей переводящего языка, сопровождаемого культурологически оправданной трансформацией литературных особенностей оригинала и той эмоционально-эстетической информации, которая присуща подлиннику как вторичной знаковой системы». [2, с. 10, с. 11].

Итак, перевод – сложный и многоступенчатый процесс, подразумевающий стадии анализа и синтеза информации. Для осуществления перевода в теории перевода выделяют приемы преобразования, составляющие три основных группы: лексические, грамматические и стилистические. Также следует принимать во внимание языковой, культурологический и психологический факторы перевода. [1, с. 50, с. 51].

В распоряжении переводчика имеется множество приемов, позволяющих передавать своеобразие оригинала.

Важно также учитывать и целевую аудиторию, т.е. тех, для кого предназначен перевод. В нашем случае рассказы прежде всего рассчитаны на детскую аудиторию младшего дошкольного возраста.

Язык оригинала прост и лаконичен. В тесте преобладают простые предложения. Лексический состав также прост. В тексте нет сложных для восприятия метафор, аллюзий, игры слов и других стилистических приемов. Ведь рассказы написаны для малышей. Однако, несмотря на кажущуюся легкость, при переводе есть свои трудности.

Во-первых, одной из важнейших задач переводчика является передача ритма произведения. «Ритм заключается в коммуникативно-целесообразном следовании сходных в различных отношениях компонентов». [3, с. 185, с. 186]. В силу структурных различий между английским и русским языками, передача ритма требует от переводчика особого мастерства и владения определенными переводческими приемами. Одним из примеров ритмической организации текста является параллелизм.

Во-вторых, рассказы изобилуют прямой речью: речь персонажей эмоциональна, что выражается в широком употреблении междометий, как общепринятых (Oh, no; My! Whee!), так и окказиональных (Fizzling fireboxes! Cinder and ashes! Bust my buffers! Закипи мой котел! Пепел и угли! Вот тебе раз!). Такие авторские находки также сложно передать. Паровозы вздыхают, сожалеют, восклицают, радуются. У каждого паровоза свой характер и своя манера говорить. И говорят они на своем оригинальном языке, который необходимо сохранить в переводе.

В-третьих, рассказы изобилуют особым лексическим составом, который описывает железнодорожную тематику (junction, station, platforms, freight cars) с одной стороны, включая термины и названия различных паровозов и их деталей (Thomas’ funnel flattened, boiler, valve), а, с другой, манеру движения и речи паровозов (rattle down, bump and bash along, topple off, whizz, jump the track, shunt freight cars, whistle, gasp, puff, cheer, chuff up, toot, pull, tug). Многие из таких слов передают динамику, точно и ярко описывают особую манеру движения, а также играют важную роль в создании ритма повествования.

Итак, предлагаем проанализировать отрывок из рассказа Thomas and the Great Discovry” («Томас и великое открытие») и его перевод с точки зрения передачи ритма, лексического состава, использования в переводе выразительных средств переводящего языка, а также с точки зрения соответствия перевода литературным нормам языка.

In no time, all of Sodor was working hard to fix up Great Waterton. Because Thomas had rediscovered the town, Sir Topham Hatt put him in charge of all the repair work. It was also Thomas’ responsibility to explore all the old tracks around Great Waterton. Thomas liked checking old lines, and he liked being in charge. He wanted to show everyone he could do everything!

But one day there was trouble! Thomas was puffing too fast and the track was too old. He toppled off the track. Harvey came to lift him back on, but Thomas was bumped and bruised and had to go to the Works.

While Thomas was at the Works, a friendly new engine named Stanley was put in charge at Great Waterton. Every day, engines coming to the Works talked about how Really Useful Stanley was. Thomas started to feel a little jealous.

“I found Great Waterton”, he puffed. “I’ll be back! I’ll be in charge again! And then everyone will see I'm more useful than Stanley!”

When Thomas was as good as new, he hurried back to Great Waterton. A lot had changed.

“My! The tower and the junction both look as they must have long ago!” cried Thomas. “Everything looks wonderful!”

Soon Thomas found Sir Topham Hatt – and Stanley was with him.

“Hello, Thomas!” chuffed Stanley.

Thomas peeped back… but very quietly.

“Stanley has done a good job. Work is moving fast,” Sir Topham Hatt declared. “So I have decided that Stanley will stay in charge and you will help him.”

Thomas’ funnel flattened! He had lost the most important job of all! [7]

Отрывок повествует о том, что жители Содора начали восстанавливать найденный Томасом старый город. Томас возглавлял работы, но, выполняя поручения, паровоз сошел с рельсов и ему пришлось оставить на время работу. А его место занял другой паровоз – Стэнли. Пока Томаса ремонтировали, паровозы навещали друга и рассказывали, как хорошо Стэнли справляется с обязанностями. Томас немного ревновал, а когда он вернулся из мастерской, то инспектор сообщил, что главным он оставит Стэнли, а Томас будет ему помогать. Томас переживал, что потерял такую важную работу.

Ниже приводим перевод отрывка:

И вот работа закипела: все жители Содора помогали восстанавливать Водный город. Поскольку это Томас нашел город, Толстый Инспектор назначил его главным по всем ремонтным работам. Еще в обязанность Томаса входило проверить все старые пути вокруг Водного города. Томасу нравилось осматривать старые рельсы и нравилось быть главным. Паровозик хотел показать, что может справиться с любым заданием!

Но в один день случилась беда! Томас мчался по путям слишком быстро, а рельсы были очень старые, и неожиданно он сошел с путей. Харви приехал и помог ему встать на колеса, но маленький паровозик был весь во вмятинах и царапинах, и ему пришлось отправиться в Мастерскую.

Пока Томас ремонтировался в Мастерской, главным по ремонтным работам в Водном городе назначили новый дружелюбный паровоз по имени Стэнли.

Когда Томас стал как новенький, то поспешил обратно в Водный город. Но там многое изменилось.

Томаса встретил Толстый Инспектор.

- Стэнли хорошо постарался, и я решил, что главным я оставлю его, а ты будешь ему помогать.

Котел и топка! Томас потерял самую важную работу на свете! [6]

Как мы видим, в тексте перевода опущены существенные детали. Во-первых, не сказано ни слова о том, что Томаса навещали его друзья и рассказывали ему о происходящем, пока Томас был в мастерской. (Every day, engines coming to the Works talked about how Really Useful Stanley was. Thomas started to feel a little jealous).

Во-вторых, переводчик по какой-то причине опустил часть текста, из которой мы узнаем о чувствах Томаса: как обидно ему было лишиться работы (“I found Great Waterton”, he puffed. “I’ll be back! I’ll be in charge again! And then everyone will see I’m more useful than Stanley!”).

Кроме того, пропущена еще одна часть (“My! The tower and the junction both look as they must have long ago!” cried Thomas. Everything looks wonderful!”). Когда Томас вернулся и был готов приступить к работе, он увидел, что многое уже сделано в его отсутствие.

Все пропущенные переводчиком детали помогают лучше понять дальнейшее поведение Томаса. Зная эти факты, читатель понимает, почему Томасу было важно доказать всем, насколько он важен, и почему он поехал за грузовым вагоном в шахту. Помимо фактов, текст потерял еще и эмоциональную составляющую: речь Томаса ярко характеризует его внутреннее состояние.

И наконец, пропущена часть, где Томас встречает Стэнли и инспектора:

Soon Thomas found Sir Topham Hatt – and Stanley was with him.

“Hello, Thomas!” chuffed Stanley.

Thomas peeped back… but very quietly.

Очевидно, что в таком коротком отрывке при переводе пропущено слишком много деталей, что недопустимо.

Итак, по порядку рассмотрим случаи, представляющие трудности при переводе: передача ритма (в том числе и параллелизма), прямой речи, особых форм авторского словотворчества. Затем выясним, насколько переводной текст соответствует нормам русского языка.

Передача ритмической организации текста чрезвычайна важна. «Прозаическая организация текста включает не меньше ограничений, чем версификация, и ритм прозы уловить гораздо труднее, чем ритм стиха. Если в стихотворном тексте ритмометрические условия более или менее очевидны, то в прозе все подчиняется повествовательной интонации, а она меняется от одного эпизода к другому, зависит от формы текста (диалога, описания, авторского отступления и т.д.), сопровождает характеры различных персонажей». [2, с. 292]. Ритм произведения создается в том числе и при помощи синтаксического параллелизма – одинакового синтаксического построения соседних предложений или отрезков речи [5, с. 402]. Следует отметить, что книги иллюстрированы, и каждому предложению соответствует своя картинка. Это также способствует созданию ритмической структуры рассказа, облегчая ребенку восприятие текста.

Everyone looked for Thomas. They checked the quarries.

They searched the docks. They toured every town. They scoured every hill and hunted in every valley. But Thomas was nowhere to be found! [7].

Все паровозы отправились на поиски Томаса. Они искали его в карьере…

… В доках…

… Объехали все города…

…Обыскали каждый холм и проверили каждую долину. Но Томаса нигде не было! [6].

В переводе, как видно из примера, параллельность конструкции нарушена. Переводчик начал «Они искали его в карьере… В доках…», а затем использовал другую структуру «Объехали... Обыскали…».

Приведем еще один пример неудачной передачи ритмико-фонетической конструкции:

With his very last puff… and his very last huff… Thomas blew his whistle as loudly as he could [7]. – И собрав последние силы… самое-самое последнее облачко пара… Томас засвистел в свисток так громко, как только мог… и Стэнли его услышал! [6]

Модель ритмического построения английской фразы отличается высокой экспрессивностью за счет повтора слов very last и рифмующихся слов puff и huff. В переводе эта экспрессивность потеряна, а далее снова следует неуклюжая калька так громко, как только мог.

Что касается передачи ритма и создания цельного и связного текста, отметим, что практически все предложения в переводе почти полностью повторяют структуру английского предложения. Такой буквализм недопустим при переводе художественного текста.

But one day there was trouble! – Но в один день случилась беда!

Как синтаксис, так и словарный состав переводного текста в большинстве случаев буквально повторяет оригинал. К сожалению, переводчик не преобразовал исходный текст в соответствии с правилами родного языка.

В ниже приведенном отрывке наблюдается почти полное сохранение структуры английского текста:

“Thomas, you have made a wonderful discovery. This was the town of Great Waterton! When steam engines first came to Sodor,” Sir Topham Hatt said, “this was an important town. It was called Great Waterton because the springs here provided water for everyone on the island”.

“Why does no one live here now?” puffed Thomas.

“The springs went dry, and the people left to live in new towns. The maps were lost. Everyone thought the town of Great Waterton was lost forever, too.”

“But now it is found!” cheered Thomas.

“And if we work hard,” added Sir Topham Hatt, “we can have the rededication of the town on Sodor Day!” [7].

- Томас, ты сделал замечательное открытие. Раньше это был Водный город! Когда на острове Содор только появились паровозы, - говорил Инспектор, - этот город был важным пунктом. Его назвали Водным городом, потому что его родники обеспечивали водой всех на острове.

- Так почему же здесь никто больше не живет? – удивился Томас.

- Родники засохли, а люди переехали в другие города. Карты куда-то пропали. Все думали, что и Водный город больше никогда не найти.

- Но теперь-то его нашли! – радовался Томас.

- Да, и если мы как следует поработаем, – добавил Толстый Инспектор, – то ко дню Содора приведем весь город в порядок! [6]

В этом отрывке сделаны лишь минимальные трансформации в виде антонимического перевода: the town of Great Waterton was lost forever – Водный город больше никогда не найти.

В остальном синтаксис оригинала сохранен полностью.

Рассмотрим предложение “we can have the rededication of the town on Sodor Day!” и его перевод «то ко дню Содора приведем весь город в порядок В оригинале речь идет вовсе не о том, чтобы привести город в порядок. Цель инспектора – успеть восстановить старый город ко Дню Содора.

Обратимся к передаче прямой речи. В художественном тексте речь героя служит средством характеристики персонажа. Прямая речь часто не только выражает мнение говорящего, но и его эмоциональное состояние. Проанализируем оригинал и перевод:

 “Bust my buffers!” puffed Thomas. “I’d better go after it!”

Thomas whizzed down the steep slope. “Whee!” he whistled, and “Whoaaa!” he cried. It was scary, but it was very exciting! Thomas had almost caught up to the freight car [7].

- Вот тебе раз! – пропыхтел Томас. – Лучше мне его догнать!

И Томас помчался вниз по крутому спуску.

- Ту-тууу! – гудел Томас. – Чух-чууух! – свистел паровозик. Ему было страшно, но от скорости захватывало дух! Томас почти догнал грузовой вагон [6].

Данный отрывок является очень эмоциональным и динамичным за счет использования междометий (Whee! Whoaaa!), окказиональных выражений (Bust my buffers!) для создания речевой характеристики героя, а также благодаря употреблению динамичного глагола (whizzed down). Ритм также создается посредством параллелизма (it was scary but it was very exciting).

Перевод выраженияBust my buffers!” как «вот тебе раз» представляется не точным. Во-первых, он не передает эмоционального накала и разочарования, который присутствует в оригинале. Вагончик, который Томас хотел привезти в депо, чтобы доказать всем, что он достоит быть руководителем, отцепился и покатился в шахту. Томас не просто удивляется. Он негодует. Английское авторское выражение намного сильнее русского. Томас возмутился. Он зол. Сложность перевода состоит еще и в том, что нужно не только найти адекватное русское словосочетание для выражения негодования и гнева героя, но и передать авторскую игру слов. К тому же, в рассказе, рассчитанном на детскую аудиторию, выражение должно быть эмоционально сильным, но цензурным.

Нельзя не заметить очередную кальку при переводе (Id better go after it! – Лучше мне его догнать!).

Что касается перевода междометия Whoaaa! (Чух-чууух), такой перевод также нельзя считать точным [8], [9]. Заманчиво использовать звукоподражательный русский аналог «ту-ту» или «чух-чух» для передачи звуков, издаваемых паровозом. С таким переводом можно было бы согласиться, если бы не контекст. Томас торопится догнать вагон, он не просто гудит, он кричит ему остановиться (Эй! Стой! Подожди!) [4].

“Oh, no!” cried Thomas, and he crashed straight through the blocked tunnel and jumped the track! – О нет! – закричал Томас и, проломив деревянную стену, съехал с рельсов!

Помимо указанных несоответствий выделяются и другие. Сравним оригинал и перевод:

Thomas was high in the hills, bringing some freight cars to the wharf [7]. – Томас вез к докам прицепы с древесиной [6]. Далее в тексте читаем:

So Thomas bumped and bashed along the old track and finally made his way down to the wharf [7]. – И вот Томас застучал колесами по старым рельсам и наконец спустился к причалу [6].

Получается, что Томас ехал в доки, а приехал к причалу. Слово wharf имеет разные значения [8, 9, 10] и переводится как верфь, причал, пристань, пирс [4]. Но раз в пределах одного рассказа это слово было переведено доки, то и далее следует употреблять это же слово, иначе происходит путаница.

Также в оригинале сказано, что Томас вез грузовые вагоны (freight cars), в то время, как в переводе появились прицепы с древесиной.

Thomas was puffing too fast and the track was too old. He toppled off the track. Harvey came to lift him back on, but Thomas was bumped and bruised and had to go to the Works [7]. – Томас мчался по путям слишком быстро, а рельсы были очень старые, и неожиданно он сошел с путей. Харви приехал и помог ему встать на колеса, но маленький паровозик был весь во вмятинах и царапинах, и ему пришлось отправиться в Мастерскую [6].

Говоря о соблюдении литературной нормы русского языка, следует отметить, что в тексте много ошибок разного порядка. Вот лишь некоторые из них.

Thomas was puffing too fast. – Томас мчался по путям слишком быстро.

Мчаться – очень быстро ехать [11]. Уже в самом определении заложена степень быстроты движения. Наречие быстро избыточно.

Harvey came to lift him back on, but Thomas was bumped and bruised and had to go to the Works [7]. – Харви приехал и помог ему встать на колеса, но маленький паровозик был весь во вмятинах и царапинах, и ему пришлось отправиться в Мастерскую [6].

Словосочетание маленький паровозик употреблено неверно: либо используется уменьшительно-ласкательный суффикс -ик: паровозик, либо признак описывается прилагательным: маленький паровоз.

«Встать на колеса» не совсем точное выражение: He toppled off the track. Harvey came to lift him back on. Томас сошел с рельсов, и Харви помог ему снова встать на рельсы. Поезд может стоять на колесах, но при этом не быть на рельсах.

“Well done to you all! This is the grandest Sodor Day ever!” [7] – Вы все молодцы! Это самый великолепный день города! [6].

Слово великолепный означает высокую степень качества [11], превосходную степень от этого прилагательного образовать нельзя.

Мы проанализировали лишь отдельные отрывки и рассмотрели наиболее яркие примеры нарушения литературной нормы как на лексическом, так и на синтаксическом уровне.

К большому сожалению следует отметить, что анализируемый перевод не является профессиональным. Читателю приходится пробиваться через кальки, буквализмы, малограмотные обороты. Важные фрагменты текста оказались вообще не переведенными. А ведь данный текст предназначен для детей. Какой язык они усвоят, как будут говорить во многом зависит от книг, которые им читают взрослые, а затем и они сами. В глобальном мире мы не можем ограничиваться чтением классики исключительно русской литературы. Чем больше замечательных книг зарубежной литературы будут доступны юным читателям в качественном переводе, тем шире будет кругозор детей, тем терпимее они вырастут и тем более легким будет их вхождение в многонациональный и многоязычный мир.


Список литературы

1. Казакова Т. А. Практические основы перевода. СПб.: Союз, 2005. 317 с.
2. Казакова Т. А. Художественный перевод. Теория и практика. СПб.: Инъязиздат, 2006. 535 с.
3. Нелюбин Л. Л. Толковый переводческий словарь. М.: Флинта, Наука, 2006. 320 с.
4. Новый большой англо-русский словарь: в 3 т. / Ю. Д. Апресян, Э. М. Медникова, А. В. Петрова и др.; под общ. рук. рук. Ю. Д. Апресяна и Э. М. Медниковой. 5-е изд., стереотип. – М.: Русский язык, 2000. 832 с.
5. Розенталь Д. Э. Справочник по русскому языку. Практическая стилистика. М.: Оникс, Мир и образование, 2008. 416 с.
6. Одри Уилберт 5 сказок о паровозике Томасе. М.: АСТ, 2017. 128 с.
7. Awdry W. Thomas and the Great Discovery. Little Golden Book, 2009, 25 p.
8. MacMillan English Dictionary for Advanced Learners. Macmillan Education. A division of Macmillan Publishers Limited. 2006. 1692.
9. Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English. A. S. Hornby. Oxford University Press. 1998. 1428 p.
10. Oxford Dictionaries https://www.oxforddictionaries.com/
11. Толковый словарь Ушакова онлайн http://ushakovdictionary.ru/

Расскажите о нас своим друзьям: