Теория языка | Филологический аспект №6 (38) Июнь, 2018

УДК 81'373.23

Дата публикации 30.06.2018

Оценочные номинации подростков (на примере Слепого и Сфинкса из романа М. Петросян «Дом, в котором…»)

Полянская Наталья Васильевна
Магистрант филологических наук, Тольяттинский государственный университет, РФ, г.Тольятти, n_vpolyanskaya@mail.ru

Аннотация: Роман М.Петросян «Дом, в котором…» представляет из себя интересный материал для исследования номинации, так как в нём все персонажи наделены кличками, а молодёжные группы разбиты по «стаям» и имеют собственные отличительные черты и название. В статье рассматриваются особенности номинации персонажей на материале произведения М. Петросян «Дом, в котором…». Анализ именований подростков позволяет выявить единицы предметной области «язык социальных групп» и описать определяющие черты социокультурной картины мира подростков. Данный анализ позволяет прийти к выводу об уникальности мира подростков, их мышлении и взаимоотношений.
Ключевые слова: М. Петросян «Дом, в котором…», номинация, символ, кличка, язык социальных групп, мир подростков

Estimated nominations of adolescents (on the example of the Blind and Sphinx from M. Petrosian's novel "The House in which ...")

Polyanskaya Natalya Vasilyevna
Master’s Degree student of Philological sciences, Togliatti State University, Russian, Togliatti, n_vpolyanskaya@mail.ru

Abstract: M. Petrosyan’s novel "The house in which ..." is an interesting material for the study of the nomination, because in it all the characters are nicknamed, and the youth groups are divided into "flocks" and have their own distinctive features and name. The article deals with the features of the nomination of characters on the material of M. Petrosyan's work "The House in which ...". The analysis of the naming of adolescents allows us to identify the units of the subject area "language of social groups" and describe the defining features of the sociocultural picture of the world of adolescents. The given analysis allows to conclude about uniqueness of the world of teenagers, their thinking and mutual relations.
Keywords: M. Petrosyan "House in which ...", nomination, symbol, nickname, language of social groups, the world of adolescents


Социолингвистическое направление в отечественном языкознании связано с именами выдающихся лингвистов И.А. Бодуэном де Куртенэ, Л.В. Щербой, А.А. Шахматовым, Е.Д. Поливановым, Ф.Ф. Фортунатовым и другими учеными. Изучение языка малых социальных групп продолжает оставаться актуальным, так как в нем находят отражение языковые факты, имеющие место в определенной социокультурной среде. Язык разных социальных групп рассмотрен в работе Е.В. Щенниковой «Специализированная лексика языка наркоманов». В данной работе рассматриваются функции и способы образования языка наркоманов. Л.А. Комлева в своём исследовании «Использование в футбольном дискурсе метафорики других видов спорта» приходит к выводу, что в футбольном дискурсе метафорическая отсылка к другим видам спорта связана с желанием выразительно и экспрессивно передать суть дела. В статье «Трансформация фразеологических единиц как проявление стилевой манеры журналиста» Н. В. Саютина пишет о склонности некоторых журналистов к изменению фразеологических единиц для создания особого стиля.  Н.А. Янкова в своей работе «Овладение профессиональным языком как важный фактор социализации в военно-профессиональной среде» указывает, что профессиональный язык (в данном случае, военный) – одна из составных частей ценностей. В. Д. Паронджанов в статье «Можно ли улучшить медицинский язык?» рассматривает проблему сложности медицинских алгоритмов, которая может приводить к медицинским ошибкам.

Среди языковых предпочтений различных по возрасту, интересам и функциям социальных групп, особое место занимает язык подростков, в котором находит отражение мировосприятие, обусловленное вхождением ребенка во взрослую жизнь. Системного описания языковой картины мира подростка не представлено, имеется разноаспектная характеристика молодежного языка. Так, например, в труде В.В. Павловского «К вопросу философской интерпретации социальных факторов молодежного и студенческого сленга в России». В нем он говорит о политических и культурных причинах появления сленга.  Должного внимания заслуживает работа «О языке подростков в социальных сетях» П.Д. Доронина, в котором проводится лингвистический анализ современных молодёжных слов и выражений. О.А. Бондаренко в своей статье «Язык молодежных СМИ» указывает на то, что многие газеты и журналы для подростков стали использовать их лексику для привлечения аудитории. В работе «Концептосфера молодежного сленга» О.Е. Морозова указывает, что человек «в концептосфере молодежного сленга представлен как нечто неживое» [4, с.479]. Ю. В. Михайлюк в своей работе «Экспрессивные синтаксические конструкции как основные параметры речевого портрета школьника» проводит анализ речи подростка по методике Б.Н. Головина. Результатом стал вывод о преобладании в речи подростка оценочных и экспрессивных компонентов.

Для исследования языка подростков был привлечен Роман М. Петросян «Дом, в котором…», раскрывающий картину жизни детей-инвалидов в интернате. В качестве предмета научного наблюдения выбраны номинации персонажей Слепой и Сфинкс. При этом учитывалось, что номинация «может употребляться в динамическом аспекте, обозначая процесс наименования, и в статическом, обозначая результат, само наименование» [2, с.232]. Имя в художественном тексте определено идейно-художественным замыслом, раскрывает глубину понимания произведения. Основными функциями имени являются идентификация персонажа, его характеристика и оценка, позволяющие понять авторскую концепцию личности.

В романе все именования можно классифицировать с точки зрения наличия у него разных признаков. В.Г. Гак предлагает такую классификацию, классификацию типов номинации человека:

« - имя собственное;

- гиперонимическая номинация: человек, лицо, персона;

- демографическая номинация (возраст, пол, профессия, происхождение, национальность): старик, девочка, слесарь, парижанин, француз;

- функциональная номинация, указывающая на связь лица с выполняемым или претерпеваемым им действием: читатель, раненый.

- относительная номинация, показывающая соотнесенность родственную, профессиональную и др. данного лица с другим: брат, пациент;

- оценочная номинация: молодец, негодяй, этот осел;

- местоименная номинация: местоимения личные, указательные, относительные» [2, с.74-75]. Дети названы кличками: Слепой, Сфинкс, Черный и др. Под кличкой понимается имя домашнего животного или дикого животного (Собака по кличке Шарик), а также символическое прозвище (Ширмач - «вор, закрывающий при карманной краже руку «шп'рмой» - газетой, плащом, букетом цветов и т.д. [3, с.227]). В интернате клички, будучи неофициальными именами, выполняют функцию неофициальных личных имен.

В мире подростков клички определены местом проживания детей, интернат для инвалидов ассоциируется с криминальными отношениями в тюрьме. М.А. Грачёв подчеркивает, что «в воспитательно-трудовых колониях несовершеннолетние правонарушители жёстко соблюдают неписаные воровские правила, в том числе и правила, касающиеся криминальных кличек» [3, с.243]. В романе дети также соблюдают негласные правила Дома, не выясняя откуда появились эти правила, и дают новоприбывшим клички (так, например Слепой, вожак Дома, заявляет, что «я сам не знаю наших законов» [7, с.576])

Персонажи романа, получая клички, не ставят перед собой парольных, конспиративных, устрашающих или ритуальных целей. В произведении клички используются только как имена, выполняющие номинативную (например, персонаж по имени Лэри. Точное значение имени его имени сказать трудно. Нужно отметить, что это имя больше похоже на имя человека, а не на кличку. Это редкое явление в Доме), выделительную (испытывая разные сильные чувства, Сфинкс называет Слепого то Слепец, то Бледный) и характеристическую (например, Слепой, который на само деле является слепым.) функции. Клички называют персонажа и дают ему характеристику: «Тогда будь Кузнечиком, – она тронула его за плечо. – У тебя в ногах будто по пружинке запрятано» [7, c.59]. Номинация «Кузнечик» указывает и на имя персонажа, и на особенность его ног.

Табуирование личных имен в детских сообществах и наделение сверстников прозвищами и кличками — одна из форм детской субкультуры, которая представляет собой ценности, установки, способы деятельности и формы общения, характерные для детских коллективов (групп) [5, с.10].

Одна из причин появления кличек в Доме является укрепление клановости. В Доме каждая комната – «стая»: Фазаны, Птицы, Псы, Крысы. 4 комната не имеет названия, что подчёркивает некоторую индивидуальность её представителей. Жители каждой комнаты наделены сходными чертами. Например, крысы - «помесь панков с клоунами. Скатерть им не стелют, ножи не выдают, вилки прикованы к столешнице цепочками, и если хоть один из них в течение дня не закатится в истерике, пытаясь оторвать свою вилку и воткнуть в соседа, Крысы сочтут, что день прожит зря» [7, с.22].

Отсутствие клички вызывает затруднение в идентификации персонажа. Так, например, пока Кузнечик не приобрёл кличку, его именовали мальчиком, что обезличивало его как человека. То есть с приобретением клички, человек становится частью субкультуры (Дома) и обретает индивидуальность.

Если для криминальных кличек «не характерна многозначность, синонимия и антонимия; в воровских прозвищах распространена омонимия и вариативность» [3, с.243], то персонажи романа наделены кличками, в которых проявляется многозначность. Например, Слепой. Это не только человек, который ничего не видит, но одно из значений слепой – безрассудный, действующий или совершающийся без разумного основания [6, с.729]. Слепой слепо верит, что Лось – бог, а также безрассудно предлагает Сфинксу «убежать в лес», не видя смысла жить в реальном мире.

В отличие от криминальной среды, кличка в Доме может поменяться. Например, Кузнечик – Тутмосик – Сфинкс. Все эти клички персонаж получил за свои внешние проявления. Он хорошо скакал – на голове не было волос.

Вожаком Дома в романе представлен Слепой. Часто данная номинация используется только в качестве имени собственного: «Слепой улыбается» [7, с.576]

Но в качестве имени Сфинкс, иногда, про себя, изменяет имя Слепого. Он называет его «Слепец», когда тот проявляет какие-то эмоции, что ему не свойственно «Слепец удивлен» [7, с.200], «чему-то радуется Слепец [7, с.630] дивится Слепец» [7, с.626], «без ложной скромности признается Слепец...» [7, с.631]. А когда сильно им недоволен использует номинацию «Бледный»: «…то ли вопрос, то ли утверждение, у Бледного вечно не разберешь» [7, с.221], «…а Бледный и Крыса терпеливо слушают, не возражая, что бесит намного сильнее…» [7, с.623], «… пока Бледный восполнял недостаток кислорода, а я с ужасом пытался представить себя при вожаке Черном…» [7, с.608]

Слепой выполняет роль главы четвёртой комнаты. В основном, относительная номинация «вожак» используется, когда данный персонаж попадает в глупое положение или же говорящий настроен на юмористический лад.

Из-за частого нахождения в Лесу Слепой обзавёлся блохами. Вот как реагирует на данную ситуацию один из персонажей: «Если бы от Нанетты. Была бы надежда их вывести. А то Слепой притаскивает. Не травить же вожака морилкой» [7, с.88].

Момент, когда Слепой по неведению пробует банку с утопленным в растительном масле скорпиона: «Что Слепому твоя надпись? Вот помрет сейчас, и останемся без вожака накануне военного переворота» [7, с.106].

Демографические номинации по отношению к данному персонажу почти не используются. Есть примеры номинации Слепова по половому признаку с оценочным суждением: «Слепой догнал его уже в конце коридора, и они пошли рядом - двое очень разных мальчишек в рваных зеленых майках» [7, с.100]. «Надо было рассказать, какой Слепой классный парень и как он по мне сохнет» [7, с.535]. Скорее всего это связано с тем, что действия, в основном, происходят на территории мальчиков, и данная номинация затрудняет идентификацию персонажа.

Вариант данной номинации «начальник» также используется в ситуации, когда Слепой попал в неловкую ситуацию с Габи. Она называет его так: «Начальник твоего начальника, если я еще не разучилась считать» [7, с.407].

Ещё один пример, демографической номинации в сочетании с функциональной, связан с возрастом: «В душе Слепой был взрослым - взрослым отшельником» [7, с.51]. Данная номинация используется по отношению к Слепому-ребёнку. Когда тот ещё не имел ни с кем никаких крепких связей, кроме Лося. Данный пример позволяет увидеть духовный рост Слепого, который впоследствии приобретает такую номинацию как «друг».

«Добрейший и мудрейший Лось, который подарил ему друга и защитника, а заодно кучу врагов и нескончаемую войну» [7, с.95]. «Какому другу? – удивился Кузнечик, но сразу догадался. – Слепому?» [7, с.351]. Однако такая относительная номинация используется только в соотнесенности с Кузнечиком, что указывает на узость близкого круга Слепого.

Также в примере присутствует функциональная номинация «защитник». Но эта роль также распространялась только на Кузнечика. Нужно сказать, что данные характеристики Слепой получает благодаря своему любимому воспитателю – Лосю. То есть данные номинации приобретены не по его собственному желанию.

Когда Курильщик только встречает Слепого, он даёт ему такую оценку: «Тогда я еще не знал, кто это, и решил, что он просто совсем забитый» [7, с.41]. Данная функциональная номинация, указывающая на связь лица с претерпеваемым, хороша тем, что позволяет увидеть персонажа вне образа хозяина Дома и понять, что вне Дома Слепой бы не имел такой устрашающей репутации.

Используются по отношению к Слепому функциональные номинации мифологического характера: «невидимый спец по василискам» [7, с.121], «даритель амулета» [7, с.121], «типичный вампир» [7, с.610], «логи называют тебя оборотнем» [7, с.791], «я иногда бываю оборотнем» [7, с.796]. Так как роман имеет фантастические элементы, данные номинации оправданы и отражают мифологическое восприятие мира подростками.

Курильщик, сильно потрясённый убийством Помпея Слепым, осознаёт, что Слепой -  убийца. Однако почти никто его таковым не считает и не называет. Данную номинацию по отношению к этому персонажу мы встречаем один раз и нам становится понятно молчание Дома по данному поводу: «Я знал, что никто в Доме не называет Слепого убийцей даже про себя, потому что никто его убийцей не считает» [7, с.754].

Чисто оценочные номинации по отношению к Слепому говорящие часто используют в качестве иронии: «Бедняга Слепой ничего этого не видит, – сказал он с тихим злорадством» [7, с.56]. «Да по сравнению с Черным, Слепой – просто живчик [7, с.40]. Данное явление объясняется тем, что в первом случае Кузнечик не имел крепких отношений со Слепым, а во втором случае говорящий, Табаки, тот, кто известен своей «вседозволенностью» и ролью «шута».

Как персонаж Слепой интересен в местоименном типе номинации.

К этому персонажу никто, кроме взрослых (они отдельная каста в Доме и не воспринимаются воспитанниками как заботливые воспитатели или защитники), а также Сфинкса и Табаки часто не обращаются с номинацией «ты».

Первые Сфинкс и Табаки используют местоименную номинацию «ты» публично. «Ты что, землю ел?» [7, с.157] (Сфинкс) «И ты удивился?» [7, с.156] (Табаки). Другие персонажы общаются с ним «на ты» только наедине, и разговор их часто носит откровенно-философский характер: «– Помнишь, Слепой... Как-то ты говорил про колесо. Про большое и старое колесо, на которое столько всего налипло, что уже и не поймешь, что это колесо, но оно вертится» [7, с.142] (Стервятник). «Откуда ты знаешь, что я хочу найти, сидя здесь? И что уже нашел? С чего ты взял, что знаешь, что творится у меня в голове?» [7, с.789] (Горбач) и т.д.

Номинация ты, столь редкая в отношении к Слепому других персонажей, объясняется его статусом в Доме. Персонажи, которые используют это личное местоимение публично, находятся в близком общении со Слепым.

Ещё одна местоименная номинация «Я» используется Слепым часто с отрицательной конструкцией: «У меня нет для тебя нужных слов, Р Первый» [7, с.572]. «Я сам не знаю наших законов» [7, с.576]. «Сейчас я уже ничего не чувствую» [7, с.373]. «Я не любил его» [7, с.320]. «Я не видел снов до того, — сухо отвечает Слепой. — Я, если ты помнишь, незрячий» [7, с.795]. «Я превратился в полное ничтожество» [7, с.800]. Такое обилие отрицаний говорит о духовном истощении персонажа и его негативном восприятии себя. Однако в тексте есть примеры местоимённой номинации с положительной конструкцией: «… я знаю, за кем увязался бы» [7, с.796], «…как защитил бы меня, потому что я был его частью» [7, с.794]. «Потому что я лежу на полу» [7, с.759]. «О, я логик. Светлый ум…» [7, с.631]. Это говорит о том, что психика Слепого не совсем разрушена.

Второй персонаж по главенству в Доме, но не по значимости – Сфинкс.

Данная кличка в романе чаще всего имеет номинативную функцию: «Оказалось, Сфинкс дал мне новую кличку» [7, с.25], «Сфинкс вздыхает». [7, с.576]

Раньше имя его было Кузечик. После убийства Лося и лечении врачи прозвали его Тутмосиком (так как он облысел). «Тогда будь Кузнечиком, – она тронула его за плечо. – У тебя в ногах будто по пружинке запрятано» [7, c.59]. «Персонал Могильника прозвал меня Тутмосиком. От Тутмосика до Сфинкса я дорос за следующие полгода» [7, с.595]. То есть кличка в романе может поменяться из-за изменения внешности или характера персонажа.

Когда Сфинкс только попадает в Дом, его никто не знает и не может дать ему подходящее имя, поэтому используются такие гиперонимические номинации: «Он вообще нездешний» [7, с.48]. «Просто ты в Доме новый человек» [7, с.50].

Сфинкс использует гиперонимическую номинацию, чтобы описать свою не совсем привлекательную внешность: «…встречаю теперь взгляд человека, намного больше похожего на череп, чем носивший когда-то эту кличку» [7, с.193], «я увидел в зеркале странное существо: лысое, длинношеее, слишком юное, с диковатым взглядом» [7, с.595], либо описывая себя как субъекта: «Единственный продукт такой радикальной системы образования» [7, с.216]. Это говорит об отождествлении себя через внешние признаки, либо с позиции другого человека. Даже когда Сфинкс использует гипероним «человек», он говорит о себе, как об объекте мышления медсестёр, причём не позитивного характера: «Их человек, вроде меня, устраивает только в одном состоянии: спеленутый, подвешенный и опутанный трубками-проводочками» [7, с.202].

Однако он не далёк от истины. Персонажи, используя гиперонимическую номинацию, часто отзываются о нём негативно: «…омерзительная личность» [7, с.723], «… он человек, который любую чепуху раздует в событие вселенского масштаба. Во что-нибудь таинственное и идиотское» [7, с.951], «он очень странный человек» [7, с.942].

Первые два человека – Душенька и Чёрный, те, кто имеет правильные ценности, но не могут им следовать. Душенька после разговора с Русалкой о Сфинке обзывает девочку и хочет дать ей затрещину. Черный, невзлюбивший Сфинкса за то, что тот являлся «любимчиком Лося», с нетерпением ждал выпуска, но перед выпускным приобретает фургон и фальшивые водительские права для себя, чтобы сохранить ощущение Дома «для состайников».

В последнем примере, мы видим мнение Курильщика, который с самого начала удивлялся поступкам Сфинкса. Он обижен на него, но не испытывает ненависти.

По отношению к Сфинксу используются такие демографические номинации, как: «мальчик» (и его вариации), «дитя», «отрок», «ребёнок», «парень».

Номинация «мальчик» по отношению к Сфинксу часто используется при рассказе о его детстве в Доме: «Мальчик скривился» [7, с.55]. До момента приобретения им клички выступает единственным номинативом. За тем, в следствии утрачивания номинативной функции, частота использования данной лексемы снижается.  Номинации «дитя» и «отрок» использует Волк, когда играет в вампира или рыцаря: «Благородное дитя» [7, с.173], «великодушный отрок» [7, с.174], «Иди ко мне в оруженосцы, отрок [7, с.358]. Данные номинации имеют положительную оценку, так как Кузнечик был хорошо расположен к Волку.

«Ребёнком» Кузнечика называли взрослые, которые не были с ним близки. Это медсестра, директор и один из воспитателей: «У меня голова разболелась от этого ребенка и его историй» [7, с.175], «Ребенок слегка расстроился» [7, с.181], «Постой, ребенок [7, с.185].

Номинацию «парень» Сфинкс использует по отношению к себе сам. Однако, как и при использовании гиперонимической номинации в данном примере он снова выступает как объект. Он жалеет, что не может быть «правильным, добрым, всепрощающим парнем [7, с.600]», который так нравится Русалке. Но теперь при идентификации себя Сфинкс употребляет позитивную оценку, что говорит о положительном влиянии на него любви другого человека.

Используя функциональные номинации, Сфинкс характеризует себя как человека не способного выполнять данные действия: «Собеседник из меня сейчас никудышный», [7, с.218]

На ограниченность действий Сфинкса указывает такая номинация как «безрукий»: «А безрукий, бегающий на свободе – безобразие и преступление» [7, с.202], «Но ты останешься здесь, чтобы прожить свою дурацкую жизнь безруким калекой» [7, с.882]. Данные высказывания отражают противоречивость Сфинкса. Так как первое высказывание – его представления о мнении медсестёр (то есть неподтверждённая информация), второе – слова Слепого, сказанные в ярости и отчаянии. Но Сфинкс уверен, что Слепой так говорит из-за неконтролируемого гнева. Что опять-таки нельзя проверить, так как нам не раскрывают мыслей Слепого по данному вопросу.

При относительной номинации Сфинкс может занимать как зависимое, так и властвующее положение. При зависимом положении относительная номинация указывает на слабость, беспомощность персонажа:

«Ты не пациент, ты здесь проездом» [7, с.208]. «Беги вперед, крестник. Не надо, чтобы нас видели вместе» [7, с.351], «Хвост Слепого [7, с.89]. Во всех случаях Сфинкс находился в определённой опасности: Он чуть не потерял сознание, находясь в медицинском крыле, мог пострадать из-за того, что передавал письма членам враждующих группировок, мальчики, которые называли его «Хвост Слепого» избивали его.

Опасность не угрожает при относительной номинации в зависимом положении Сфинксу только в тех случаях, когда она соотноситься с Лосем: «Вам должно быть стыдно за своих воспитанников» [7, с.189], «Как поживает мой ученик» [7, с.174]. Обе фразы произносятся в момент, когда Кузнечик попал в неловкую ситуацию, но за его безопасность можно не волноваться, так как Лось может защитить своего питомца.

Со Сфинксом связаны две относительные номинации, которые употреблены в значении «главный/командующий». Но в обоих случаях не говорится напрямую, что это Сфинкс: «Надеюсь, ты принесешь своему желторотому хозяину счастье» [7, с.97], «Слепой, – Габи подмигивает Черному. – Начальник твоего начальника» [7, с.407].

В первом случаем амулет получает Кузнечик, но выпрашивает его Слепой. Также, когда Кузнечик приходит за амулетом, Седой произносит фразу: «Так это ты хочешь получить амулет?» [7, с.97]

Вторая фраза тоже вызывает вопросы, так как Сфинкс и Черный находятся в конфликтных отношениях. Часто можно увидеть, как Черный и Сфинкс ссорятся.

По отношению к Черному Сфинкс приобретает ещё одну относительную номинацию, построенную уже на родственных отношениях: «Ясное дело, для Черного Сфинкс, скорее, мачеха. – Злая…» [7, с.39]. Это указывает на сильную вражду между «состайниками».

Для Курильщика Сфинкс приобретает две роли: «крестный» и «мать».

«Оказалось, Сфинкс дал мне новую кличку. Стал моим крестным» [7, с.25], «там был мой ябеда-крестный» [7, с.25]. «Расскажет Курильщику, какая нежная из Сфинкса мать» [7, с.39], «Раз ты его крестник, он среагирует на тебя, как родная мать» [7, с.39]. То есть в отношениях Курильщик-Сфинкс последний берёт на себя роль опекуна.

В первом высказывании помимо относительной номинации присутствует и оценочная. Так Курильщик, недовольный, что Сфинкс рассказал о его пристрастии к курению, называет его несколько раз про себя ябедой: «Лысый ябеда Сфинкс» [7, с.39], «Там был мой ябеда-крестный» [7, с.25]

Многие оценочные номинации, имеющие негативную или ироническую окраску, употребляются в адрес Сфинкса Черным: «А тогда был балованный маменькин сыночек» [7, с.247], «Лучше думать, что он душка» [7, с.249], «Прямо светоч Дома», [7, с.248], «Злыдень ты, Сфинкс» [7, с.638], «Бывают такие общие любимчики» [7, с.247], «Любимчик Лося» [7, с.640]. 

На этих примерах мы можем увидеть, что не только «презрительная лексика неизбежно влечет за собой презрительно-снисходительное отношение» [1], но и негативное отношение влечёт за собой негативные высказывания.

Сфинкс, на самом деле нравился многим: «Слепой держал его ухо и думал. О своем обещании Лосю. «Обещай мне за ним присматривать» [7, с.94]. «Пусть будет, как он хочет, – сказал Слепой. – Пусть он держит свое слово. Только пусть не ревет» [7, с.235]. «Если я когда-нибудь отсюда выйду, буду драться за тебя насмерть, вот увидишь» [7, с.180]. «…как только сошли с автобуса. Он поджидал нас во дворе, в сторонке. Собрал вокруг себя, рассказал о тебе, велел тебя не трогать и помогать во всем» [7, с.640].

В романе встречается два раза фраза: «Бедняга Сфинкс». Интересно, что данную оценочную номинацию он получает тогда, когда говорящий говорит об ответственности производить определённые действия в адрес Слепого. В первый раз говорится о том, что он «уже много лет реагирует на все за двоих» [7, с.38]. Второй раз эта фраза произносится, когда Сфинкс отчитывает мальчика, похожего на Слепого, за драку.

Последнее о чём нужно сказать – уникальность этого персонажа, которая подтверждается оценочными номинациями: «Ты первый, кто говорил со мной о таких вещах. За пятнадцать лет» [7, с.596], «Мальчик, ты уникум!» [7, с.132], «Мона с чего-то решает, что Сфинкс — единственное спокойное место в комнате, и запрыгивает мне на колени» [7, с.610].  «Ты — моя последняя надежда Сфинкс» [7, с.861], «ты для него будешь весь чертов мир» [7, с.950].

Можно сделать вывод, что Сфинкс – действительно уникальная личность. Он был любимчиком у своего воспитателя, его друзья не давали его в обиду,  а мальчик, который был прообразом Слепого , его лучшего друга, которого он потерял, будет для него возможностью «исправить кое-какие ошибки одного хорошего человека».

После драки Вонючка называет Кузнечика «Истребитель Хлама! Лихая нога! Пятка-убийца» [7, с.365]. Данные звания он приобрёл благодаря тому, что смог подраться ногами с сильными мальчиками из младшей группы. Данные номинации имею характерологическую функцию, использованы в тексте как номинативно-оценочные элементы.

Номинации в романе играют большую роль. Они помогают детям быть как все (причисленность к определённой группе с характерными чертами), но в тоже время быть уникальной личностью (клички ни у кого не повторяются).

Номинация персонажа в романе зависит от характера героя, его внешности, отношения его к себе и окружающих к нему.

Также на номинацию персонажей влияет совмещение в себе криминальных наклонностей (наличие «начальника», противоправных действий, таких как убийство) и детской фантазии (вера в сверхъестественное, говорящие имена после побед в драке), что обусловлено лагерными условиями интерната и возрастом персонажей.


Список литературы

1. Бондаренко О.А. Язык молодежных СМИ [Электронный ресурс] // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия «Филология и искусствоведение». – 2013. – №4. – Режим доступа: http://philolog.adygnet.ru/?2013.4 (Дата обращения: 25.06.2018).
2. Гак, В.Г. К типологии лингвистических номинаций // Языковая номинация: Общие вопросы. – М.: Наука, 1977. – С. 230-293.
3. Грачев, М.А. Лингвокриминалистика. - Нижний Новгород; Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова, 2009. - 280 с.
4. Морозова О.Е. Концептосфера молодежного сленга // Вестник Нижегородского университета им. Н. Лобачевского, 2015, N 2(2), с. 478-482.
5. Шкуричева, Н. А. Прозвища и клички младших школьников // Начальная школа. - 2013. - № 10. - С. 10-15.
Список источников
6. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка. — М.: ООО «Издательство «Мир и Образование»: ООО «Издательство Оникс», 2012. – 1376 с.
7. Петросян М. «Дом, в котором…». – Москва: Лайвбук, 2017. – 960 с.

Расскажите о нас своим друзьям: