Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание | Филологический аспект №9 (41) Сентябрь, 2018

УДК 81’22

Дата публикации 30.09.2018

Некоторые специфические черты лексико-грамматического оформления статей Уголовного кодекса Российской Федерации, Уголовного кодекса Монголии и Кодекса Соединённых Штатов Америки

Шашкова Валентина Николаевна
канд. филол. наук, доцент, доцент кафедры иностранных и русского языков, Орловский Юридический Институт МВД России им. В.В. Лукьянова, РФ, г. Орёл, valentina.shash@mail.ru
Эрхэмбаяр Цэрэндорж
слушатель учебной группы 302, Орловский Юридический Институт МВД России им. В.В. Лукьянова, РФ, г. Орёл, tserendorj.erkhembayar@gmail.com

Аннотация: В статье рассматриваются языковые черты оформления статей Уголовного кодекса Российской Федерации, Уголовного кодекса Монголии и Кодекса Соединённых Штатов Америки, посвящённых обстоятельствам, смягчающим и отягчающим наказание. Фундаментальное положение исследования заключается в том, что общие дискурсивно специфичные черты текста предопределены факторами ситуативного контекста, формируя единую тенденцию, которая реализуется разными средствами в разных языках. Это положение проиллюстрировано на примере синтаксического параллелизма, грамматической категории времени, семантических особенностей лексического пласта, а также актуализованными типами оценочных значений, среди которых доминируют нормативные и интеллектуальные оценки.
Ключевые слова: дискурсивный тип текста, синтаксический параллелизм, параллельные конструкции, имена событийной семантики, нормативные оценки, интеллектуальные оценки

Selected specific features of lexico-grammatical component of the articles of the Criminal Code of the Russian Federation, the Criminal Code of Mongolia and the Code of the United States of America

Shashkova Valentina Nikolayevna
candidate of philological sciences, associate professor, assistant professor at the department of foreign and Russian languages, Orel Law Institute of the Ministry of the Interior of the Russian Federation named after V.V. Lukyanov, Russia, Oryol
Erkhembayar Tserendorj
trainee of group 302, Orel Law Institute of the Ministry of the Interior of the Russian Federation named after V.V. Lukyanov, Russia, Oryol

Abstract: The given article considers some language specificities of the articles of the Criminal Code of the Russian Federation, the Criminal Code of Mongolia and the Code of the United States of America pertaining to mitigating and aggravating circumstances. The fundamental premise of our research is that common and discourse specific text features are determined by extra-linguistic factors of situational context, thus forming a consistent tendency which manifests itself with different means in each language. The premise is illustrated by the example of syntactic parallelism, the category of tense, semantic peculiarities of the lexical layer and the actualized evaluative meanings among which the dominant ones are normative and intellectual evaluative types.
Keywords: discourse type of text, syntactic parallelism, parallel constructions, event names, normative evaluation, intellectual evaluation


Тема языковой картины мира, языкового менталитета, а также языковой интерпретации мира неоднократно поднималась в лингвистической литературе. Большинство исследователей сосредотачивают усилия на демонстрации специфики концептов, обусловленных языковыми средствами выражения из арсенала разных языков. Как правило, критерий дискурсивной природы текста не рассматривается как детерминирующий схожие черты языковой формы, воплощённые средствами национального языка. Мы не останавливаемся в данной статье на преломлении каждого из критериев и ограничимся лишь перечислением. К дискурсивно специфичным чертам текста мы относим сферу общения, тип осуществляемой в рамках данной сферы практической деятельности, место коммуникации, предопределяющее степень формальности коммуникативного взаимодействия, коммуникативный «кортеж» общения с учётом социальных и коммуникативных ролей участников, практические и коммуникативные цели каждого из коммуникантов, набор сценарных фреймов, описывающих развитие взаимодействия, тематический репертуар, отражающий стереотипную совокупность тем в рамках рассматриваемой области, а также языковые черты, включающие доминантный тип референции, модальные ключи текста и другие характеристики, формирующие «подъязык» (термин Б.Ю. Городецкого) сферы общения [4, с.50-51], [5, с.80]. Далее мы априори исходим, что каждый из перечисленных дискурсивных признаков реализуется определённым образом для каждого типа текста, а все признаки в совокупности образуют шаблон для дискурсивного описания текста с учётом его типологических характеристик.

Для того, чтобы показать, что дискурсивный тип текста может обусловливать актуализацию схожих тенденций в разных языках, мы обратились к анализу статей 61–64 Уголовного кодекса Российской Федерации [3], статьям 6.5–6.7 Уголовного кодекса Монголии [2] и к параграфу 3592 Раздела 18 Кодекса Соединённых Штатов Америки [10]. Все указанные статьи связаны с рассмотрением обстоятельств, смягчающих наказание и отягчающих наказание. Однако если в Уголовных кодексах Российской Федерации и Монголии данные статьи применимы к любому преступлению, Кодекс Соединённых Штатов Америки – это федеральное законодательство, включающее только федеральные преступления. Поэтому смягчающие и отягчающие обстоятельства в нём рассмотрены исключительно для такой категории преступлений как убийство.  

На уровне синтаксиса языковой чертой, отмеченной во всех трёх кодексах, является явление синтаксического параллелизма.

В Уголовном кодексе Российской Федерации параллельные конструкции – это один из характерных способов организации текстов статей, что обеспечивает смысловое акцентирование содержательной стороны статьи и меняющихся циркумстантов в пропозитивном содержании высказывания. Обратимся к примерам: «Смягчающими обстоятельствами признаются: …» (ст. 61), «Отягчающими обстоятельствами признаются: …» (ст. 63). В этих двух примерах синтаксической основой параллелизма выступает предикат: возвратный глагол «признаваться», который в качестве одного из валентностных мест принимает существительное в творительном падеже («обстоятельствами»). Существительное в свою очередь образует именную фразу по модели синтаксического согласования: «смягчающими / отягчающими обстоятельствами».

Перечислительные конструкции также основаны на параллелизме: «совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, специально изготовленных технических средств, наркотических средств, психотропных, сильнодействующих, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико-фармакологических препаратов, а также с применением физического или психического принуждения» (ст. 63) [3];

«совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения или договора» (ст. 63) [3];

«совершение преступления с использованием форменной одежды или документов представителя власти» (ст. 63) [3].

При этом вариативность связана с возможностями синтаксического управления. Другие структуры, отмеченные в анализируемых статьях, представлены следующими моделями: «совершение преступления в отношении…(несовершеннолетнего, малолетнего, женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, и т.д. )», «совершение преступления в условиях … / в целях … / по мотивам…/ в силу … / в результате … .

В Уголовном кодексе Монголии в статьях 6.5 и 6.6 параллельные конструкции формируют смысловой каркас каждой из указанных статей:

«Шүүх эрүүгийн хариуцлага хүлээлгэхдээ дараах хөнгөрүүлэх нөхцөл байдлыг харгалзан үзнэ:» [2]. При назначении наказания суд учитывает данные обстоятельства, смягчающие наказание: … .

«Шүүх энэ зүйлд заагаагүй онцгой нөхцөл байдлыг харгалзан эрүүгийн хариуцлагыг хөнгөрүүлж болно» (ст. 6.5.3) [2]. – Суд может учитывать иные обстоятельства, не предусмотренные настоящей статьёй, как смягчающие наказание.

«Шүүх хохирлоо нөхөн төлөхөө илэрхийлсэн хүний хөрөнгө, цалин хөлс, бусад орлого олох боломжийг харгалзан хохирол нөхөн төлөх хугацааг тэнссэн хугацаанд хэсэгчлэн төлөхөөр тогтоож болно» (ст. 6.7.5.) [2]. – В зависимости имущественного положения лица, а также возможности получения лицом заработной платы или иного дохода суд может предоставить рассрочку при возмещении ущерба.

В двух последних примерах при сохранении общей рамочной структуры, включающей подлежащее и модальную часть составного глагольного сказуемого «Суд может …», меняется лексическое наполнение. Таким образом, можно в первом примере, являющемся введением к статьям 6.5 и 6.6, констатировать синтаксический параллелизм и лексическую тавтологию, в то время как два последних примера иллюстрируют однотипное построение предложений на синтаксическом уровне. Подобные структуры в композиции целого текста нормативного акта способствуют достижению более чёткого изложения информации. 

Обратим внимание на особенность выражения модальных значений в монгольском языке в рамках рассматриваемых примеров параллельных конструкций. В приведённых примерах модальность деонтической возможности выражена аналитическим способом, то есть сочетанием модального модификатора (болно) и формы глагола (хөнгөрүүлж и тогтоож соответственно).

Параллелизм способствует единообразию изложения и при передаче многокомпонентного содержания статей. Так, при перечислении обстоятельств, влияющих на назначение наказания, частотна структура, в которой последний элемент, являясь именем событийной семантики, указывает на факт совершения преступления:

«нөхцөл байдлыг буруугаар төсөөлж андуурсны улмаас гэмт хэрэг үйлдсэн» (ст. 6.5.1.6.) [2] – совершение преступления в силу неправильной оценки ситуации;

«энэ хуулийн тусгай ангийн нэг бүлэгт заасан санаатай гэмт хэргийг хоёр, түүнээс дээш удаа үйлдсэн, эсхүл гэмт хэргийг бүлэглэж үйлдсэн» (ст. 6.6.1.2.) [2] – совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершённое умышленное преступление из перечня преступлений, указанных в первой главе Особенной части настоящего Кодекса.

Ещё один случай использования синтаксического параллелизма, обнаруженный в Уголовном кодексе Монголии в статьях, касающихся обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание, касается обстоятельственных придаточных предложений, в которых определяется условие, при котором определённые обстоятельства дела не учитываются судом.

«Энэ хуулийн тусгай ангид энэ зүйлийн 1 дэх хэсэгт заасан нөхцөл байдлыг гэмт хэргийн шинж болгон заасан тохиолдолд эрүүгийн хариуцлагыг хөнгөрүүлэх нөхцөл байдалд тооцохгүй» (ст. 6.5.2) [2]. – Если в Особенной части Уголовного кодекса обстоятельства, указанные в части 1 настоящей статьи, предусмотрены как признак преступления, то они повторно не учитываются.

«Энэ хуулийн тусгай ангид заасан хүндрүүлэх нөхцөл байдлыг гэмт хэргийн шинж болгон заасан тохиолдолд эрүүгийн хариуцлагыг хүндрүүлэх нөхцөл байдалд тооцохгүй» (ст.6.6.2) [2]. – Если отягчающие обстоятельства предусмотрены статьёй Особенной части настоящего Кодекса, они повторно не учитываются. 

В §3592 Раздела 18 Кодекса Соединённых Штатов Америки Смягчающие и отягчающие факторы, подлежащие рассмотрению при определении уместности назначения смертной казни в качестве высшей меры наказания также отмечаем тенденцию использования параллельных конструкций:

In determining whether a sentence of death is to be imposed on a defendant, the finder of fact shall consider any mitigating factor, including the following: … – Решая вопрос о назначении смертной казни, лица, устанавливающие факты, должны принять во внимание любое смягчающее обстоятельство из следующего перечня: …

«In determining whether a sentence of death is justified for an offense described in section 3591(a)(2), the jury, or if there is no jury, the court, shall consider each of the following aggravating factors for which notice has been given and determine which, if any, exist: …» [10] – При определении того, оправдан ли смертный приговор за преступление, описанное в разделе 3591 (a) (2), присяжные или, если нет присяжных, суд обязаны рассмотреть каждое из следующих отягчающих обстоятельств, о которых было сделано уведомление, и определить, которые из них, если таковые имеются, применимы к делу.

Конструкция состоит из нескольких элементов, включающих обстоятельства обращения к рассмотрению обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание (In determining whether a sentence of death is to be imposed / is justified ср: При определении того, оправдан ли смертный приговор…), актанта, совершающего действие, которым выступает лицо или группа лиц, принимающих решение по вопросам факта о доказанности деяния, совершения его подсудимым, виновности подсудимого в его совершении (the finder of fact, the jury, the court), а также глагольной лексемы в сочетании с модальным модификатором со значением обязанности, указывающей на обязательный характер рассмотрения судом всех смягчающих или отягчающих обстоятельств (shall consider any mitigating / each of the aggravating factors).

Ещё один тип параллельной конструкции представлен в расшифровке самих обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание. Помимо собственно номинации, практически в каждом случае имеется обстоятельственное придаточное предложение уступки:

«The defendants capacity to appreciate the wrongfulness of the defendants conduct or to conform conduct to the requirements of law was significantly impaired, regardless of whether the capacity was so impaired as to constitute a defense to the charge» [10]. – Способность подсудимого оценить противоправность своего поведения или привести его в соответствие с требованиями закона была значительно ослаблена, независимо от того, была ли эта способность настолько ослаблена, чтобы стать защитой обвинения.

Обратим внимание на то, что в самом придаточном уступки также имеется параллельная конструкция, представленная сочетанием обстоятельства меры (so) и следующим за ним обстоятельством результата, выраженным инфинитивом с предшествующим компонентом коррелятивной фразы so as: as to constitute ….

«The defendant is punishable as a principal in the offense, which was committed by another, but the defendants participation was relatively minor, regardless of whether the participation was so minor as to constitute a defense to the charge» [10]. – Подсудимому назначается наказание как основному исполнителю преступления, совершенного другим, хотя участие подсудимого было относительно незначительным, независимо от того, было ли его участие настолько незначительным, чтобы стать защитой обвинения.

«The defendant was under unusual and substantial duress, regardless of whether the duress was of such a degree as to constitute a defense to the charge» [10]. – Подсудимый подвергался необычному и существенному принуждению, независимо от того, было ли принуждение столь сильным, чтобы стать защитой обвинения.

В последнем приведённом примере отличается только лишь средство выражения обстоятельства меры, которым является указательное местоимение such.

Как видно из примеров, взятых из всех трёх кодексов, основной функцией параллельных конструкций является прагматическое выделение рематического компонента актуального членения предложения и подчёркивание ключевой мысли сообщения. Второй функцией является семантическая интеграция данных. Кроме того, мы отметили и роль параллельных конструкций в передаче контраста: одна и та же конструкция служит для введения перечисления обстоятельств, смягчающих наказание, и обстоятельств, отягчающих наказание.

Применительно к морфологическим особенностям выражения отметим глагольную категорию времени, которая относительно стабильно проявляет себя в анализируемых статьях трёх кодексов. Мы учитываем тот факт, что видо-временные системы глаголов и подходы к их рассмотрению даже в рамках одного языка разнятся по количеству противопоставленных членов грамматической оппозиции и по тем значениям, которые приписываются аналогичным компонентам в разных языках, поэтому первое замечание будет касаться философской категории времени, включающей три компонента: прошедшее, настоящее и будущее. Двумя временами, подлежащими актуализации соответствующими грамматическими средствами каждого из языков, являются прошедшее и настоящее.

Основными грамматическими значениями, проявляющимися в статьях Уголовного кодекса Российской Федерации, являются настоящее время в возвратных формах глагола: (не) признаётся / (не) признаются; учитываются; не применяется / не применяются; назначается; находятся, а также прошедшее время причастий действительного и страдательного залога: совершившего; заключившимпричинённого (вреда / ущерба); предусмотренные (обстоятельства) / предусмотренного (наказания); изготовленных (средств); оказанного (доверия). 

В Уголовном кодексе Монголии наиболее частотным значением в рамках грамматической категории времени является настоящее время: шийдвэрлэдэг (решает, принимает решение), хэрэглэхгүй (форма отрицательного причастия настоящего времени в монгольском; ср: «не применяются» (в русском переводе – личная форма глагола); тооцохгүй (форма отрицательного причастия настоящего времени в монгольском; ср: «не учитываются» (русск.)), а также прошедшее время: биелүүлээгүй (не выполнил, не совершил).

Доминантными в статьях Кодекса Соединённых Штатов являются две временные формы: Past Indefinite используется для перечисления тех деяний, которые были совершены обвиняемым в прошлом, а также Present Perfect – для указания общей характеристики преступления и меры наказания, которое уже было назначено обвиняемому судом за совершённые ранее преступления. Например: «In the commission of the offense the defendant knowingly created a grave risk of substantial danger to the national security» [10]. – При совершении преступления подсудимый сознательно создал серьезный риск значительной опасности для национальной безопасности. «The defendant has previously been convicted of another Federal or State offense resulting in the death of a person …» [10] – Ранее обвиняемый был признан виновным в совершении другого федерального преступления или преступления в ведении полиции штата, в результате которого был убит человек.

Лексический компонент анализируемых статей в первую очередь интересен спецификой семантики. Использование аналитического аппарата исследования соотносимой лексики на примере межязыковых аналогов с опорой на функционально-ролевой принцип продемонстрировано в следующих работах: [6], [7], [8].

Так как в выбранных для анализа статьях рассматриваются обстоятельства, смягчающих или отягчающих наказание, в большинстве случаев речь идёт о событийных именах существительных с семантикой действия и / или процесса.

В Уголовном кодексе Российской Федерации эта группа представлена такими примерами, как явка, раскрытие, воспитание, надзор, расследование (преступления), оказание (медицинской помощи), возмещение (имущественного ущерба), назначение (наказания), совершение (преступления), привлечение (кого-либо к совершению преступления), употребление (алкоголя, наркотических средств и др.).

В Уголовном кодексе Монголии группа событийных имён существительных с семантикой действия представлена следующими единицами: үйлдсэн (совершение); тусалсан (помощь); шаналал (подстрекательство).

Наименования преступлений, служащих факторами, отягчающими наказания, в рассматриваемом параграфе Кодекса Соединённых Штатов в большом количестве представлены двумя группами номинативных единиц:

а) существительными абстрактной семантики со значением действия / процесса в качестве главного с точки зрения семантики слова: violence at international airports; maritime violence; destruction of aircraft / of motor vehicles / of Government property; transportation of explosives; distribution of a controlled substance;

б) формами –ing (формами герундия и отглагольного существительного), указывающими на семантику действия в данных именах событийной семантики: gathering or delivering defense information to aid foreign government, kidnapping, hostage-taking, killing or attempted killing of diplomats, wrecking trains.

Кроме того, с точки зрения лексического состава анализируемых статей необходимо отметить широкую представленность лексем оценочной семантики. По классификации Н.Д. Арутюновой [1, с.188-200] доминантными для исследуемых статей являются нормативные оценки, а также интеллектуальные оценки. Средствами выражения нормативной  связанные со сферой правоприменения и располагающиеся по всей шкале значений, ограниченной полюсами законности и незаконности, в анализируемых кодексах найдены следующие единицы: закон, преступление, преступный, уголовный, виновный, правомерный в русском языке, хууль (закон), хууль бус (незаконный), зүй бус (неправомерный), эрх (права), гэмт хэрэг (преступление) албадлагын (принудительный) в монгольском языке;  law, wrongfulness, offence, crime, criminal, culpable, punishable, proscribed, impaired, authorized в английском языке.

Среди подзначений интеллектуальной оценки (базовая номенклатура представлена в [9, с.163-164]) очевидно доминантными по частоте встречаемости является оценка степени, а также оценка силы или интенсивности признака, выраженные именами прилагательными и наречиями, а также их сочетанием: небольшая / средняя (тяжесть), крайняя (необходимость), строгое (наказание), тяжелые (психические расстройства), особая (жестокость) в Уголовном кодексе Российской Федерации; дээд (высший), бага (меньший) в Уголовном кодексе Монголии; substantial, minor, grave, especially heinous, significantly, equally (culpable) в Кодексе Соединённых Штатов Америки.      

Мы затронули лишь отдельные аспекты языковой формы статей, посвящённых рассмотрению обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание в трёх кодексах на трёх языках. Как показывает проведённый анализ, формальный характер изложения, относительно устойчивая композиционная схема, предопределённая коммуникативным каркасом текстов, который формируют модули, реализующие частные коммуникативные задачи – всё это предопределяет общие тенденции, соотносительные по своей целевой и предметной направленности, которые реализуются по-разному в силу различной номенклатуры средств выражения, закреплённых в каждом из рассматриваемых языков.   Внешнеситуационные факторы в этом случае оказываются существенным, так как именно они предопределяют избирательность в использовании композиционных, синтаксических, морфологических и лексико-семантических способов выражения предпочтительных для них типов содержания, обусловленную характером их целевого назначения. 


Список литературы

1. Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений. Оценка. Событие. Факт. – М.: Наука, 1988. – 357 с.
2. Монгол улсын хууль. 2015 оны 12 дугаар сарын 03-ны өдөр: [Electronic Resource] – URL: http://www.legalinfo.mn/law/details/11634 (Reference Date: 19.09.2018).
3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 29.07.2018): [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/ (дата обращения: 18.09.2018).
4. Шашкова В.Н. Коммуникативно-целевая специфика и особенности модального плана текстов учебно-дидактического характера: дис. … канд. филолог. наук: 10.02.19 / В.Н. Шашкова. – Орёл, 2006. – 224 с.
5. Шашкова В.Н. К проблеме типологического описания новостных текстов // Вопросы современной филологии и проблемы методики обучения языкам: материалы V международной научно-практической конференции. / Под ред. В.С. Артемовой, Н.А. Сальниковой, Е.А. Цыганковой. – Брянск: БГИТУ, 2017. – С. 78-83.
6. Шашкова В.Н., Батцэнгэл Б. Синтаксические модели и механизмы номинации в комплексных номинативах, формирующих лексико-семантическую группу «Преступления» (на материале русского, английского и монгольского языков) // Международный научно-практический журнал «Филологический аспект» – Н. Новгород, 2018 – №3 (35). – С. 184-195.
7. Шашкова В.Н., Баянжаргал Н. Сопоставительный анализ номинативных средств, используемых при описании референтной области «Деятельность сотрудника ОВД» (на материале русского, английского и монгольского языков) // Международный научно-практический журнал «Филологический аспект». – Н. Новгород, 2018. – №1 (33).– С. 161-172.
8. Шашкова В.Н., Ербол С. Лингводидактические аспекты использования англо-русско-монгольского глоссария на занятиях по английскому языку с иностранными слушателями // Современные научные исследования и разработки. – М: Научный центр «Олимп», 2018. – №3 (20).– С. 880-883.
9. Шашкова В.Н. К вопросу о типологии оценок // Высокие технологии и инновации в науке: материалы Международной научной конференции (28 июля 2018 г.). – Санкт-Петербург, 2018. – С.160-164.
10. The United States Code: Title 18 – Crimes and Criminal Procedure: [Electronic Resource] – URL: https://www.law.cornell.edu/uscode/text/18 (Reference Date: 18.09.2018).

Расскажите о нас своим друзьям: