Германские языки | Филологический аспект №3 (47) Март 2019

УДК 81’367

Дата публикации 28.03.2019

Категория коннотативности как один из критериев исследования лексико-фразеологических особенностей субстантивного предложного словосочетания с предлогом in

Калинина Любовь Владимировна
преподаватель кафедры иностранных языков, Самарский Государственный Технический Университет, РФ, г. Самара, lu-vl-ka@mail.ru

Аннотация: В статье рассматриваются и анализируются лексико-фразеологические характеристики субстантивного предложного словосочетания с предлогом in и способы его употребления в речи на примере произведений художественной литературы. Исследование основывается на тезисе о неразрывной связи коллигации и коллокации и применяет на практике систему категорий и параметров, разработанную в рамках речеведческой науки профессором С. Г. Тер-Минасовой, позволяющую обеспечить всесторонний и, вместе с тем, дифференцированный подход к словосочетанию. Методом исследования является выделение, разграничение и противопоставление 5 основных категорий (коннотативности, клишированности, идиоматичности, социолингвистической обусловленности и концептуальной обусловленности). В данной статье подробно рассматривается категория коннотативности, а также уделяется внимание категориям социолингвистической обусловленности и концептуальной обусловленности.
Ключевые слова: лексико-фразеологические особенности, субстантивное словосочетание, предлог in, коннотация, система категорий и параметров, выделение, разграничение, противопоставление

. Категория коннотативности как один из критериев исследования лексико-фразеологических особенностей субстантивного предложного словосочетания с предлогом in

Kalinina Lubov Vladimirovna
Lecturer of Department of Foreign Languages, Samara State Technical University, Russia, Samara

Abstract: The article analyzes lexical-phraseological characteristics of nominal word-combination with preposition in and the way of its use in speech. The research is based upon the close connection of colligation and collocation and applies practically the system of categories and parameters allowing to provide both comprehensive and differential approach to a word-combination. The method of the research is the definition, differentiation and oppositeness of five main categories: idiomatic category, the category of cliché, connotation category, and the categories of sociolinguistic dependence and conceptual dependence. The article deals with connotation category as well as the categories of sociolinguistic dependence and conceptual dependence.
Keywords: lexical-phraseological characteristics, nominal word-combination, preposition in, connotation, system of categories, definition, differentiation, oppositeness


Для функционального стиля художественной литературы, где писатель сочетает слова самым неожиданным образом, стремясь создать образную картину и поразить читателя, характерно наличие абсолютно свободных метасемиотических словосочетаний, насыщенных эмоционально-оценочно- экспрессивными обертонами и обладающих такими чертами и свойствами, которые выходят за рамки простых смыслоразличительных функций данного соединения элементов.

Коннотативно окрашенным может быть один из компонентов словосочетания N + in +N (как ведущий, так и зависимый), например:

  • Annie Moffat’s lessons in coquetry came into her mind… [7, с. 339] (иронич).
  • I had a presentiment in the bottom of my heart that he had better have remained away. [8, с. 93] (в слове “presentiment” изначально заложено значение “дурное предчувствие”)

Все словосочетание также может передавать определенные экспрессивно-оценочные обертоны. Например:

  • “Halloa, thou long-legged fellow in scarlet!” [10, с. 77]

В данном словосочетании созданию эффекта коннотативности способствуют как сами компоненты “fellow” и “scarlet”, так и насмешливое определение первого компонента, и устаревшая форма обращения “thou”.

В приведенных выше примерах коннотативность компонентов заключается в самом значении этих слов ингерентно.

Но есть и такие словосочетания, которые изначально лишены всякой коннотативной окраски и только в контексте художественного произведения, облекаясь коннотативной просодией, они приобретают внутреннюю форму на метасемиотическом уровне и начинают выполнять функцию воздействия, привлекая к себе внимание читателя и производя некий стилистический эффект. Словосочетания с адгерентной коннотацией, подчиняясь замыслу автора, приобретают определенную коннотативную окраску в речи. При этом даже связанные словосочетания (клише, составные термины), будучи транспонированы в ткань словесно-художественного творчества, употребляются своеобразно и помимо фактической информации на семантическом уровне, получают и метасемиотические обертоны. Проиллюстрируем выше сказанное примерами.

  • Meg rose as she spoke, and was just going to rehearse the dignified exit, when a step in a hall made her fly into her seat and begin to sew as fast as if her life depended on finishing that particular seam in a given time. [7, с. 337]

Девушка из приведенного отрывка влюблена, но боится себе в этом признаться. К тому же ее родители думают, что она еще слишком молода, чтобы выходить замуж. Следуя их совету, она принимает решение отказать любимому человеку. В ожидании его она так волнуется, что даже шаги в приемной –a step in a hall – приводят ее в такое возбужденное состояние, что она не может найти себе места. Этот момент очень важен для нее, т.к., по сути, это “шаг” к новой судьбе.

  • Then she couldn’t endure the dog – a fat, cross beast who snarled and yelped at her when she made his toilet, and who lay on his back with all his legs in the air and a most idiotic expression of countenance when he wanted something to eat. [7, с. 287]

В данном отрывке речь идет о собаке, с которой героине, маленькой девочке, приходится иметь дело. Словосочетание “all his legs in the air” само по себе не несет никакой коннотативной окраски, но, включаясь в предложение, помогает автору достигнуть желаемого эффекта и показать о каком глупом и бестолковом животном идет речь.

В примере “He still spoke with the soft quick slur of the Galway Irish, but almost 20 years in the Antipodes had forced a quaint overlay upon it…” [9, с. 23] словосочетание “20 years in the Antipodes” приобретает коннотативную окраску не из контекста, а из сферы социолингвистики, т.к. “Antipodes” в данном случае употреблено не в значении “жители или страны противоположных полушарий”. Таким образом называют с юмором Австралию и Новую Зеландию жители этих стран.

Помимо случаев, когда коннотативность заключается в самом слове или в контексте, эмоционально-экспрессивно-оценочные обертоны могут также создаваться автором на фонетическом, морфологическом и синтаксическом уровнях.

К фонетическим средствам образования коннотативного эффекта относится аллитерация (стилистический прием, заключающийся в симметричном повторении одинаковых или сходных согласных звуков в начале или в середине слов [3, с. 261]) в результате применения которой высказывание приобретает особый ритм и метасемиотическое значение. Например:

  • “What a culpable carelessness in her brother!” exclaimed Mr. Linton, turning from me to Catherine. [8, с. 55]
  • Bob, Jack, Hughie and Stu were hopping up and down by the front gate, when Fee finally pushed Meggie out of door, her luncheon jam sandwiches in an old satchel. [9, с. 33]

Еще одним стилистическим приемом фонетического уровня является графон (необычное написание слов, указывающее либо на отклонения от стандартного английского написания, либо какие-то индивидуальные особенности произношения данных слов). Например:

  • He’s forgotten all I’ve done for him, and made on him, and goan and riven up a whole row o’ t’ grandest currant trees, in the garden!” [8, с. 265]

В данном примере использование графона не только подчеркивает малограмотность героя, но и выдает его состояние эмоционального возбуждения, возмущения. Для того, чтобы еще более усилить желаемый эффект, автор отделяет компоненты словосочетания запятой, что в данном случае является довольно сильным стилистическим приемом, т.к. связь между компонентами словосочетания при этом ослабевает.

Внутренняя форма словосочетания на метасемиотическом уровне может создаваться и за счет использования морфологических средств, например, суффикса –ness, обозначающего морфологическую категорию качества, свойства или состояния [1, с. 112] (что подтверждает тот факт, что возможность создания производного члена оппозиции на метасемиотическом уровне ничем не ограничена). Например:

  • …but there was a sickly peevishness in her aspect, that Edgar Linton never had. [8, с. 173]
  • “It isn’t impossible”, he said, a passing unhappiness in his eyes. [9, с. 339]

В последнем примере экспрессия усиливается также за счет отрицательного префикса un-  у главного компонента словосочетания.

Очень часто автор употребляет так называемые потенциальные слова, которые не существуют в языке, но могут быть созданы автором по продуктивным словообразовательным моделям. [2, с. 378] Например:

  • I could fancy a love for life here almost possible; and I was a fixed unbeliever in any love of a year’s standing…” [8, с. 65] На синтаксическом уровне разрастание коллигационной модели также способствует созданию экспрессивности словосочетаний в речи за счет коннотативно окрашенных элементов синтаксических способов распространения структуры N + in + N расширения и развертывания. Например:
  1. I supposed I should be condemned in Hareton’s heart …to the lowest pit in the infernal regions, if I showed my unfortunate person in hid neighbourhood then…[8, с. 256] – развертывание;
  2. In London King Henry and his fair Queen Elinor held their court, gay with ladies in silks and satins and velvets and cloth of gold, and also brave knights and gallant courtiers. [10, с. 34] – расширение;

В первом примере нейтральные компоненты субстантивного словосочетания приобретают отрицательную коннотативную окраску за счет элементов развертывания “the lowest” и “infernal”.

В примере № 2 элементы расширения помогают читателю представить во всем великолепии роскошный двор короля Генриха II.

Образные эпитеты, выступающие в качестве определений для компонентов словосочетания, также в свою очередь оказывают определенное эмоциональное воздействие на читателя. Например:

  1. The solitary, hungry look in his eyes went straight to Jo’s warm heart. [7, с. 75] “They are lovely! But Beth’s roses are sweeter to me”, said Mrs. March, smelling the half-dead posy in her belt. [7, с. 35]
  2. “I’ve got so much to learn before I shall be a lady, it seems a short time to me”, answered Meg, with a sweet gravity in her face never seen before. [7, с. 347]

В первых двух примерах яркие эпитеты придают неповторимую выразительность нейтральным компонентам словосочетания, а в третьем образность достигается за счет нарушения концептуальной полноценности, т.е. такого сочетания слов, которые включают понятия, несовместимые в экстралингвистической реальности (“sweet gravity” – милая мрачность). Данное явление является основой для такого стилистического приема как оксюморон.

Здесь следует оговориться, что категория коннотативности не исключает социолингвистической обусловленности. Наоборот, в некоторых случаях именно обыгрывание определенных социальных ассоциаций, привычных для носителей языка, становятся основой для появления экспрессивно-эмоционально-оценочных коннотаций. Например:

  • Fee was forced to roll up her Persian carpets in the parlor and have Stuart nail down linoleum she bought …from the store in Gilly. [9, с. 130]

В этом примере автор упоминает “Persian carpets” – персидские ковры, которые во всем мире считаются признаком богатства и качества. Таким образом, можно сделать вывод, что женщина, о которой идет речь, хоть и является в данный момент женой бедного фермера, но родилась в богатой семье и получила эти ковры в качестве приданого.

Возвращаясь к синтаксическим средствам создания экспрессивно-эмоционально-оценочных коннотаций, необходимо заметить, что компоненты такого явления, как усложнение словосочетания также усиливают эффект воздействия на читателя. Например:

  • …it was nothing less than the murder in her eyes for anyone to presume to stand up and contradict her. [8, с. 87]

Относительные и указательные местоимения также могут придавать некую экспрессивность высказываниям, адгерентную коннотацию, указывая на определенный момент в прошлом (пример 2) и таким образом обращая внимание на его важность, или обобщая весь класс существительных (примеры 1, 3), тем самым усиливая эмоциональное воздействие на читателя.

  1. I vociferated curses enough to annihilate any fiend in Christendom. [8, с. 54]
  2. …not since that night in the barn after the police had brought him home. [9, с. 78]
  3. …she was hardly six years old, but she could ride any horse in the stable. [8, с. 44]

Употребление в ряде случаев превосходной степени имени прилагательного также способствует приданию эмоционально-оценочного эффекта высказыванию, как бы выделяя описываемый предмет, явление или человека из ряда ему подобных:

  • At school he had always been the smallest boy in the class…[9, с. 56]
  • The first sound in the morning was her voice as she went about the house singing like a lark, … [7, с. 19]

Еще одним эффективным средством придания эмоционально-оценочно-экспрессивных обертонов высказыванию является метафорическое или метонимическое переосмысление понятий, используемое обычно для более яркой характеристики персонажей, их внешности и характера; природы. Например:

  1. And he laughed at them, a skinny collection of bones in filthy canvas, not a tooth in his mouth or an inch of his skin unscarred… [9, с. 31] (метафорич.)
  2. “To whom should she mention me if I’m a forbidden topic in the house?” [8, с. 138]  (метонимич.)
  3. Her present countenance had a wild vindictiveness in its white cheek, and a bloodless lip and scintillating eye… [8, с. 143] (метафорич.)

Пример №2 примечателен тем, что в нем описание героя основано на метонимическом его сравнении с запрещенной темой для разговора. В первом примере метафорическая характеристика героя подкрепляется еще и колоритным эпитетом “skinny”. В примере № 3 яркий образ внешности героини создается метафорой на основе морфологического средства придания коннотации высказыванию, а особый ритм предложению добавляет стилистический прием на фонетическом уровне – аллитерация.

Наиболее ёмко с коннотативной точки зрения звучат словосочетания с элементами включения в их структуру. Например:

  1. …Meg and Jo closed their weary eyes, and lay at rest, like storm-beaten boats safe at anchor in a quiet harbor. [7, с. 298]
  2. …as her sister came tramping through the hall, in rubber boots, old sack and hood, with a broom in one hand and the shovel in the other. [7, с. 69]

Включения несут дополнительную характеристику компонентов словосочетания, а в примере № 2 второй компонент к тому же выделен запятыми, а также распространен за счет элементов расширения, что в совокупности является довольно сильным приемом эмоционального воздействия относительно рассматриваемого нами словосочетания, т.к. в результате связь между ведущим и зависимым компонентом разрывается и элементы словосочетания начинают функционировать самостоятельно.

Очень часто коннотативность создается за счет употребления автором параллельных синтаксических конструкций, которые включают в себя исследуемую структуру и лексических повторов. В итоге эти приемы придают особый ритм высказыванию, который усиливает эмоционально-оценочно-экспрессивный эффект воздействия и создание яркого образа. Проиллюстрируем это примерами:

  • Oh…if only she could give Agnes afternoon tea out of a deep blue-and-white cup in a deep blue-and-white saucer! [9, с. 48]
  • …she went of at a great pace till she reached a certain number in a certain busy street. [7, с. 224]

В ряде случаев словосочетания данной структуры являются основой для сравнительных оборотов, которые также используются автором для яркости высказывания.

  • He looked like a grasshopper in a fit when he did a new step. [7, с. 50]
  • …they were as sad and woebegone as four frogs in dry weather. [10, с. 263]

При этом чаще всего сравнительные обороты с коллигационной точки зрения выступают в роли предикатива и вводятся словом like.

Коннотативность словосочетания также зависит от выбора автором его места в предложении. На уровне предложения наиболее ярким коннотативным эффектом обладают инверсия и обособленные структуры. Рассмотрим следующие примеры.

  1. He was a small man, all steel and spring in built, … [9, с. 23]
  2. Another Cleary in our school, and she cannot wait to broadcast her name!” [9, с. 39]
  3. Doubt in her eyes, she turned when to Frank. [9, с. 51]

В примере № 2 для усиления эмфатического эффекта словосочетание обособляется и выносится в начало предложения. В первом примере мы видим, что метафорическое описание героя также усиливается за счет обособления структуры N + in + N, содержащей это описание. Пример № 3 является очень интересным, т.к. с целью придания драматического эффекта описываемой сцене автор не только выносит и обособляет словосочетание “doubt in her eyes”, выступающее в роли описания эмоционального состояния героини, но и инвертирует все предложение целиком.

В заключение необходимо отметить, что часто наблюдаются комбинации нескольких способов создания эмоционально-оценочно-экспрессивных обертонов, что еще больше усиливают эффект воздействия. Например:

  • for several minutes she stood, like the jackdaw in the fable, enjoying her borrowed plumes, while the rest chattered like a party of magpies. [7, с. 137]  -  (параллельная конструкция + сравнительный оборот)
  • “…I do think washing dishes and keeping things tidy is the worst work in the world.” [7, с. 5]  -  (превосходная степень прилагательного + аллитерация)

Подводя итог можно сделать следующие выводы. При рассмотрении коллокационных особенностей субстантивного словосочетания типа N + in + N оказалось, что наиболее характерными для него категориями являются категории идиоматичности, клишированности и коннотативности, причем последняя является преобладающей.

Нами также было установлено, что коннотативность словосочетания образуется практически на всех уровнях языка: фонетическом, морфологическом и синтаксическом, причем комбинации различных способов придания эмоционально-экспрессивно-оценочных обертонов высказыванию еще более усиливают эффект воздействия,что доказывает неразрывную связь коллигации и коллокации.


Список литературы

1. Арнольд И.В. Лексикология современного английского языка. М.: Изд-во литературы на иностранных языках, 1959. С. 112.
2. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 1957.
3. Кунин А.В. Курс фразеологии современного английского языка. М., 1996.
4. Мюллер В.К. Новый англо-русский словарь. М., 1999.
5. Тер-Минасова С.Г. Словосочетание в научно-лингвистическом и дидактическом аспектах. М.: Высшая школа, 1981. С.81-82.
6. Longman Dictionary of Contemporary English, 3-d ed. – London: Longman Group UK, 2000.
7. Alkott L.M. Little Women. – М.:Изд-во “Менеджер”, 2000.
8. Bronte E. Wuthering Heights. – London: Penguin Groups, 1994.
9. Mc’Callough С. The Thorn Birds. – London: Warner Books, 1998.
10. Pyne H. Robin Hood. – London: Penguin Groups, 1997.

Расскажите о нас своим друзьям: