Языки народов зарубежных стран Европы, Азии, Африки | Филологический аспект №10 (42) Октябрь, 2018

УДК 811

Дата публикации 11.10.2018

Чистый персидский язык как стилистический приём

Сухоруков Алексей Николаевич
Старший преподаватель кафедры восточной филологии, Таврическая академия, Крымский федеральный университет им. В.И.Вернадского, РФ, г.Симферополь, sankafd2004@gmail.com

Аннотация: В данной статье затрагивается тема языкового пуризма в персидском языке и проблема составления литературных текстов без иноязычных заимствований, рассматриваются сохранившиеся письменные памятники чистого персидского языка XI — XX вв. и мотивы, побудившие авторов подобных произведений в своих работах отказаться от арабизмов. В заключение даётся обобщённая характеристика места и роли пуристического процесса в Иране за последние столетия. Материалом исследования послужили, преимущественно, работы иностранных авторов, не введённые в русскоязычный научный оборот.
Ключевые слова: персидский язык, языковой пуризм, Ягма Джандаки, Кесрави, Джалалааддин Мирза Каджар

Pure Persian as a stylistic method

Sukhorukov Aleksei Nikolayevich
Senior teacher, V.I. Vernadsky Crimean Federal University, Russian Federation, Simferopol

Abstract: This article deals with the theme of linguistic purism in the Persian language and the problem of writing literary texts without foreign language borrowings, examines the surviving written monuments of pure Persian language of the 11th - 20th centuries. and the motives that prompted the authors of similar works in their works to abandon Arabisms. In conclusion, a generalized description is given of the place and role of the purist process in Iran over the past centuries. The material of the study was mainly the work of foreign authors, not introduced into the Russian-language scientific circulation.
Keywords: Persian, language purism, Yagma Dzhandaki, Kesravi, Jalalaaddin Mirza Qajar


Чистым персидским языком принято называть персидский язык, лишённый в максимальной степени, иноязычных лексических заимствований. Всякий язык является развивающейся системой и не может обходиться без обогащения лексической базы ввиду различных экстралингвистических факторов. Одним из основных источников пополнения лексического состава языка являются заимствования из других языков. При столкновении двух культур, одна из которых в чём-то более развита и обладает уникальными особенностями, происходит языковой контакт, в результате чего лексика, отражающая новые понятия, предметы и явления, проникает в другой язык и обогащает его. Если разница культур значительная, то в языке-реципиенте может сложиться опасная ситуация с чрезмерным количеством заимствований.

В отдельных случаях, когда соприкосновение разных культур сопровождается интенсивным, широкомасштабным воздействием одной культуры на другую на протяжении длительного времени, возможны глубинные лингвистические трансформации, крайней формой проявления которых может стать изменение языка или его исчезновение. Последние несколько столетий дают нам достаточное количество наглядных примеров исчезновения малых языков при сохранении или даже увеличении численности народа — в прошлом носителя этого языка.

Что касается Ирана и истории персидского языка, то достаточно указать на связь между падением империи Ахеменидов под ударами войск Александра Македонского и исчезновением древнеперсидского языка. Точно также конец среднеперсидского языка напрямую связан с покорением Сасанидского Ирана арабами и распространением ислама.

В конце XIX столетия стало очевидным культурное и техническое отставание Ирана от западных стран, и когда в страну хлынул поток иностранных военных инструкторов, экономических советников и просто квалифицированных рабочих, вместе с ними появились и новые термины, которые быстро заняли своё место в персидском языке. В начале ХХ века доля иноязычных заимствований, появившихся за последние годы, стала настолько высока, что затрудняла общение различных слоёв общества и представителей разного возраста. В это же время популярность получили призывы к переходу с арабской графики на латиницу. Именно тогда отдельные литераторы и лингвисты заговорили о реальной угрозе дальнейшего существования персидского языка. Творческая элита обратилась к доступный ей способам — идеализации прошлого своей страны (романтический национализм) и восхвалению богатства персидского языка (вплоть до языкового пуризма). Чистый персидский язык стал одной из форм реакции на внешнюю языковую экспансию.

В данном исследовании будут рассмотрены сохранившиеся письменные памятники чистого персидского языка и мотивы, побудившие их авторов избегать употребления иноязычных лексических заимствований. Материалом исследования послужили, преимущественно, работы иностранных авторов, не введённые в русскоязычный научный оборот.

Новоперсидский язык окончательно формируется в IХ — нач.Х вв., хотя активный процесс арабизации лексики продолжался до середины ХI века, причём наибольшая интенсивность притока арабизмов пришлась именно на первую половину ХI столетия. К этому же периоду относятся и первые попытки очистить персидский язык от иноязычных лексических заимствований. Частично этот вопрос был затронут в нашей работе «Элементы раннего языкового пуризма в Иране (до сер. 19 в.)» [2].

Элементы языкового пуризма (ЯП) того времени проявлялись в стремлении отдельных авторов писать на чистом персидском языке. Самым ранним сохранившимся свидетельством ЯП в Иране является «Введение» к بن آبی الخیر بر روضه المنجمین  Шахмардана, написание которого относят к 1074 году. В нем автор выступает с критикой стиля произведений отдельных писателей современности (!), которые в своих произведениях избегают арабизмов. Их мотивом, по свидетельству Шахмардана, являлось желание расширить аудиторию за счёт читателей, плохо знакомых с арабским языком. Шахмардан отмечает, подобные инициативы лишь утяжеляют язык и усложняют восприятие написанного, -  если бы авторы следовали сложившейся традиции и употребляли арабизмы, то от этого выиграли бы все – и сами авторы, и читатели их произведений.

Другим близким по времени свидетельством пуристических тенденций является «Кабус-наме» Кейкавуса, написанная в 1082-1083 гг. в виде наставлений своему сыну. В 39-ом разделе книги, посвящённом правилам составления писем и написанию книг, автор советует воздержаться от чистого персидского языка: «И если придётся писать письмо на персидском языке, на чистом персидском писать не следует - некрасиво получится, тем более не пиши на фарси-дари, это не популярно, тебе самому писать так нельзя ни в коем случае» [2, с. 412; 5, с. 103].

Таким образом, на основании данных двух косвенных источников можно сделать следующие выводы: а) во второй половине ХI в., когда было написано немало прозаических произведений на классическом персидском языке, в т.ч. «Сафар-наме» Насир Хосрова, имелся и другой стиль, отличительной чертой которого является отсутствие арабской лексики; б) данный стиль был труден для понимания даже образованному человеку; в) нет указаний на идеологическое обоснование стремления избегать арабизмов в речи. Замечание Шахмардана об облегчении понимания для определённых слоёв вступает в противоречие с его последующим заявлением, подкреплённым свидетельством Кейкавуса, что данный стиль сложен и непонятен; г) для обозначения стиля письма без арабизмов используются термины دری مطلق ویژه  (Шахмардан) и پارسی مطلق  (Кейкавус).

Последующие столетия также сохранили для нас свидетельства эпизодического характера стремления избегать арабизмов в своих письмах и иных прозаических произведениях. Кратко остановимся на некоторых из них:

  1. Бахааддин Мохаммад бен Моайяд Багдади (ум.1200 г.), автор التوسل الی الترسل , одно из своих писем написал на чистом персидском языке. Во вступлении к письму автор следующим образом поясняет свои мотивы: «Как-то собравшись с друзьями лучшими за чашей вина, меня попросили, чтобы я ответил на их вызов и написал отрывок, лишённый арабизмов, и в память об этой победе я привожу сие» [2, с. 412; 5, с. 103]. В этом предложении прямо указывается,что написано письмо было по просьбе друзей, желавших, видимо, проверить его литературные способности. Само письмо состоит из 12 строк, местами неоднозначно и затруднительно для понимания. Несмотря на старания автора, полностью избежать арабизмов ему не удалось, - слова خواجه и  خرمی имеют явное арабское происхождение. Бахааддин Багдади может считаться одним из первых персоязычных литераторов, обратившихся к чистому персидскому языку как средству демонстрации богатства своего языка и литературных способностей.
  2. Шарафаддин Абдаллах Ширази (ум. 1323 г.), более известный как Вассаф-и хазрет («панегирист его величества»), в 4-ой части تاریخ وصاف поместил письмо своему другу, которое лишено арабских слов. Примечательно, что сам автор во введении характеризует это послание следующим образом: «معرا از الفاظ عربی», т.е исключительно при помощи арабизмов, но с персидскими служебными словами. Само письмо достаточно пространно и занимает четыре страницы. Текст его был полностью опубликовал в 1951 году Али Асгар Хекматом, видным пропагандистом пуристических идей, в книге  ”پارسی نغز“[4].
  3. Письмо Моинаддин Мохаммад Аббасэ Шахрестани, известного также как Моинаддин Йазди (ум. 1385 г.). Данное письмо на двух страницах написано чистым персидским языком и в настоящее время хранится в национальной библиотеке Ирана (Тегеран).
  4. Письмо известного учёного XV века Джалаладдин Мохаммада Давани (ум. 1502 г.), которое он поместил в конце своей рукописи رساله قلمیه . Оригиналом этого двухстраничного письма владел А.А.Хекмат, бывший в своё время министром просвещения Ирана. Именно он и разместил полный текст документа в своей книге «Прекрасный персидский» [4].
  5. Письмо под названием «کتابی که به یاران قزوینی نوشته شده، خالی از لفظ عربی», вошедшее в сборник из 180 писем и приказов, записанных Мирзой Тахер Вахид Казвини (ум. 1708 г.). Он долгое время служил летописцем при дворе Сулеймана Сефевида и оставил после себя немало ценных исторических источников. Одно из 180 сохранившихся писем написано  чистым персидским языком, что выглядит довольно странно на фоне остальных писем, изобилующих изящными оборотами и арабскими конструкциями. Это письмо занимает более четырёх с половиной страниц текста. Оно также вошло в указанное собрание сочинений и документов Али Асгара Хекмата и было опубликовано.

Относительно отмеченных выше прозаических произведений на чистом персидском языке, составленных в период с XI по XVII вв., можно прийти к следующему заключению:

  1. Все сохранившиеся свидетельства стремления обходиться без арабизмов представлены письмами друзьям, т. е. общение на таком языке если и имело место, то только в узком кругу единомышленников. Отдельные художественные произведения на чистом персидском языке не сохранились, как и нет никаких указаний на их возможное существование.
  2. Отдельные авторы писем на чистом персидском языке известны своим высокопарным литературным стилем, а их произведения считались образцом витиеватости и изысканности выражения мысли. Среди подобных авторов следует упомянуть, в первую очередь, Шарафаддина Ширази («панегирист его величества»), Моинаддина Йазди и Бахааддина Багдади. Главное литературное произведение последнего, в состав которого и вошло письмо на чистом персидском языке, настолько изобилует арабизмами, арабскими фразеологическими оборотами, пословицами и поговорками, вставками арабских стихов, что не оставляет места в определении истинных языковых симпатий автора  [5, 106-107]. Можно предположить, что авторы писем на чистом персидском языке таковым стилем желали, прежде всего, продемонстрировать богатство своего языка и владение различными стилями. Возможно, эти письма, в какой-то мере, послужили своеобразным ответом их оппонентам на обвинения в злоупотреблении арабизмами.

После XVII века также появлялись произведения на чистом персидском языке, однако теперь они были продиктованы иными причинами. Европейцы, заполонившие Иран, продемонстрировали своё техническое и военное превосходство, развитую литературу и театральное искусство. При этом, именно европейские учёные приоткрыли населению Ирана завесу с его великого прошлого, они расшифровали древнеперсидскую клинопись и поведали всему миру о величайших достижениях Ирана эпохи Ахеменидов. После этого в среде иранской интеллигенции с новой силой стали распространяться националистические идеи, идеализирующее доисламское прошлое Ирана.

Одним из первых литераторов, открыто стремившихся избегать арабизмов, был Ягма Джандаки (1782-1860). Он отличался необычайной прямотой высказываний и неприятием двусмысленности, за что не раз страдал и терпел лишения. В 1866-м году, уже после его смерти, в Тегеране было опубликовано полное собрание сочинений Ягма Джандаки. Один из 4-х томов был полностью посвящён его переписке. В письмах Джандаки можно выделить две главные тематические линии – независимость от чужого мнения и его любовь к чистому персидскому языку. Письма Джандаки адресованы людям различных сословий, от принцев до простых сограждан и его сыновей. В зависимости от цели письма, он использует тот или иной стиль. Большинство его писем написаны с явным намерением доказать возможность полностью обходиться без иноязычных лексических заимствований, хотя встречаются и письма на традиционном языке с использованием арабизмов. Более подробно пуристическая деятельность Ягма Джандаки рассмотрена в работе «Зарождение языкового пуризма в Иране и место Ягма Джандаки в этом процессе» [1].

Джандаки не только сам писал на чистом ПЯ, но и призывал к этому учеников и детей, так, обращаясь к своему сыну Мирзе Ахмад Сафаи, писал: «это стиль людей, познавших науки и искусства, <…> Многие из Казвина и Рея, некоторые из Исфахана подготовили почву для этого стиля и крепко встали на этот путь, написали глубокие рассказы и сотворили удивительные дворцы» [6, с. 166]. «کاش تو هم با آن مایه گرفتاری و کار و گرانباری و تیمار، از راه آزمون، خم اندر پشت و خامه در انگشت میکردی» - продолжает он своё обращение, полное образности, поэтики, но лишённое арабизмов [1, с. 104 ; 6, с. 166-167].

В середине XIХ века к чистому персидскому языку обратились и представители правящей династии. Фархад Мирза Каджар был одним из многочисленных сыновей шаха Ирана Фатх-Али-шаха Каджара, однако ему удалось хорошо проявить себя на государственной службе, за что был даже удостоен титула «Мотамед-од-доуле». Его перу принадлежит «История династии Каджаров», написанная чистым персидским языком. Это произведение было единственным подобным из множества, оставленного Фархад Мирзой Каджаром, что даёт основание рассматривать его как исключение из правил, а выбор чистого персидского языка в качестве языка изложения может быть объяснён только стилистическими соображениями и желанием придать содержанию особый национальный колорит. Это произведение занимало всего несколько страниц и было адресовано для ограниченного числа лиц.

Значительно больший вклад в распространение чистого персидского языка внёс Джалалааддин Мирза Каджар, который по праву считается самым ярким сторонником чистого персидского языка в XIX веке. Он был ещё одним сыном Фатх-Али-шаха Каджара (55-ым ребёнком из 260). Свой талант писателя Дж. Мирза направил на написание 3-томного произведения - «Книги царей» (نامه خسروان) на чистом персидском языке [3]. Во вступлении к первому изданию (1868 г.) Дж.Мирза писал: «в один из дней мне пришла мысль - как так получилось, что мы, иранцы, забыли язык наших предков и, хотя персы в стихосложении стали легендой для всего мира, у нас нет ни одного сочинения, написанного на [чистом] персидском (پارسی). Мне было жаль, что не осталось языка иранцев, вскоре мне захотелось самому написать сочинение на [чистом] персидском языке и более достойной темы, чем повествование о правителях я не нашёл. Поэтому своё произведение я назвал «Книга царей» и постарался излагать языком простым и знакомым, чтобы у читателя не возникли сложности» [5, с. 113-114].

«Книга царей» Дж.Мирза Каджара проникнута духом национализма, автор в восторженных тонах преподносит историю древнего Ирана и зороастризма, как основную идеологию того времени. Сквозь все три тома книги красной нитью проходит тема осуждения всего, что связано с исламом и имеет отношение к арабам. Главным достоиством книги является её вклад в развитие движения за очищение языка. Прежде сочинения на чистом персидском языке имели довольно скромный объём и были ориентированы на ограниченный круг читателей.

Простота и изящность стиля этой книги сразу привлекла к себе внимание. Вслед за «Книгой царей» стали появляться многочисленные произведения на чистом персидском языке, но ни одно из них уже не имело той привлекательной простоты слога, присущей «Книге царей» Дж. Мирзы Каджара.

В ХХ веке пуристические тенденции в персидском языке получили государственную поддержку, была создана Академия Ирана, в функции которой вошла защита персидского языка от излишнего иноязычного влияния и создание неологизмов на основе собственных языковых ресурсов. Примечательно, что хотя борьба за очищение языка в Иране была выведена на общегосударственный уровень, новые произведения на чистом персидском языке стали редкостью. Из их числа стоит упомянуть работы Ахмеда Кесрави 1940-х годов [7], [8], непримиримого борца за социальную справедливость, убитого своими идеологическими противниками прямо во время заседания суда. Он не был представителем академических кругов, но справедливо считается одним из самых ярких сторонников чистого персидского языка ХХ века.

Таким образом, мы видим, что на протяжении последних десяти столетий в Иране регулярно появляются произведения на чистом персидском языке. Однако мотивы их авторов различны и варьируются от желания продемонстрировать индивидуальное богатство языка (умение обходиться без многочисленных арабизмов) до идеологических причин (желание доказать богатый потенциал чистого персидского языка). При этом, по мере распространения пуристических настроений количество произведений на чистом персидском языке снизилось, что может быть объяснено общим отходом от радикальных форм пуризма и принятием многих иноязычных заимствований не только арабского происхождения, но и европейского.


Список литературы

1. Сухоруков А.Н. Зарождение языкового пуризма в Иране и место Ягма Джандаки в этом процессе // «Людина як суб’єкт міжкультурної комунікації: сучасні тенденції у філології, перекладі та навчанні іноземних мов» Матеріали міжнародної науково-практичної конференції: м. Львів, 27-28 грудня 2013 року. – Львів: ГО «Наукова філологічна організація «ЛОГОС», 2013. - С. 102-105
2. Сухоруков А.Н. Элементы раннего языкового пуризма в Иране (до сер. 19 в.) // Учёные записки Таврического национального университета. Т.26 (65) №1, Ч.1 Серия «Филология. Социальные коммуникации» - Симферополь, 2013. – С.424-431
3. جلال الدين ميرزا قاجار، نامه خسروان، تهران : پازینه ، 1389 . – 122 ص.،
4. حکمت،علی اصغر ، سخنان پارسی: نگارش جناب آقای علی اصغر حکمت: نامه پارسی از نویسنده وصاف / آموزش و پرورش (تعلیم و تربیت) ، خرداد و تیر 1320 - شماره 179و 180 . – ص.1-8
5. صدری نیا، باقر پیشینه تاریخی و مبانی نظری سره نویسی / مجله دانشکده ادبیات و علوم انسانی تبریز ، سال 17، شماره 65 پاییز 1377 ص. 99-127
6. عطرفی علی اکبر، افرازنده منیژه ، سره گرایی در تاریخ ادب فارسی / فصلنامه تاریخ ، ادیبات ، شماره مسلسل 64 (3) ، ص.161-188
7. کسروی احمد ، در پاسخ بدخواهان ، چاپ دوم ، 1324 . - 54 ص
8. کسروی احمد ، زبان پاک ، چاپ نخست ، 1322 . - 56 ص

Расскажите о нас своим друзьям: