Социальная психология | Мир педагогики и психологии №8 (37) Август 2019

УДК 159.9.01

Дата публикации 31.08.2019

Теоретические подходы к проблеме одиночества: от «патологии» к ресурсу

Шикина Александра Андреевна
магистрант психологического факультета, Самарский национальный исследовательский университет имени академика С. П. Королева, РФ, г. Самара, alshikina@yandex.ru
Айдарова Эльмира Наильевна
магистрант психологического факультета, Самарский национальный исследовательский университет имени академика С. П. Королева, РФ, г. Самара, elmira.aidarova@yandex.ru

Аннотация: В статье рассматриваются теоретические подходы к проблеме одиночества, изложены основные концепции, в рамках которых изучается данный феномен, в том числе современные. Главная идея статьи – рассмотрение истории изучения феномена одиночества от идей о негативном влиянии этого переживания на личность в целом до концепции позитивного переживания одиночества. В статье приводятся результаты опроса для выявления контекста, в котором люди чаще всего используют слово «одиночество». На основе полученных результатов были выделены 3 самые часто употребляемые темы: «время», «отсутствие кого-то» и «я/сам/себе». В заключении авторы приходят к выводу о несоответствии объема теоретических данных по проблеме и реальных представлениях об одиночестве у человека: о причинах появления, процессе переживания и последствиях одиночества.
Ключевые слова: одиночество, уединение, позитивная психология, личностное развитие, рефлексия

Theoretical approaches to the problem of loneliness: from "pathology" to the resource

Shikina Alexandra Andreeva
master student of psychology faculty, Samara University, Russia, Samara
Aidarova Elmira Nailevna
master student of psychology faculty, Samara University, Russia, Samara

Abstract: The article discusses the theoretical approaches to the problem of loneliness, outlines the basic concepts within which this phenomenon is studied, including modern ones. The main idea of the article is to consider the history of the study of the phenomenon of loneliness from the ideas of the negative impact of this experience on the personality as a whole to the concept of positive experience of loneliness. The article presents the results of a survey to identify the context in which people most often use the word "loneliness". On the basis of the obtained results was selected 3 most frequent topics: "time", "the absence of someone" and "I/myself/itself." In conclusion, the authors come to the conclusion about the discrepancy between the volume of theoretical data on the problem and real ideas about loneliness in humans: the causes, the process of experiencing and consequences.
Keywords: loneliness, privacy, positive psychology, personal development, reflection


В русской культуре у слова «одиночество» превалирует негативный подтекст. Самые известные словари толкуют это понятие как отрицательно окрашенный феномен, используя в определениях слова, указывающие на отсутствие чего-либо. Толковые словари Ожегова, Ушакова определяют одиночество как состояние одинокого человека. Под одиноким человеком Д.Н. Ушаков понимает «отделенный от других подобных, без других, себе подобных» [14, с. 445], а С.И. Ожегов – «без близких; не имеющий семьи» [13, с. 365].

Интересный этимологический анализ слова «одиночество» предлагает В.В. Виноградов. «Одиночьство» - древнерусский аналог слова «одиночество», встречается оно ещё в «Поучении» Владимира Мономаха. Судя по всему какое-то время слова «одиночество» и «одиначество» являлись синонимами, поскольку в словарях Академии Российской «одиначество» трактуется как состояние, в котором находится человек, удаленный от общества, не имеющий семьи. Только в конце XVIII – начале XIX в. значения этих слов были разведены: «одиначество» определяется как старинное слово, а «одинокий» приобретает два значения: как человек, живущий совсем один, и как человек, не имеющий семьи [2].

Представления об одиночестве вне зависимости от концепции носят в большинстве своём негативные оценки. Представители психодинамического направления считают, что одиночество  - патологическое явление, которое может оказывать на личность только негативное влияние. Сторонники психоаналитической школы говорят о комплексе «одиночества», который развивается как следствие наличия у личности таких черт как нарциссизм, мания величия и агрессивность [4]. Г. Зилбург, являясь последователем психоанализа, придерживается взглядов З. Фрейда на источник возникновения одиночества, но что самое важное, он четко разграничивает понятия «одиночества» и «уединенности», считая последнее нормальным преходящим состоянием [7].

Противоположным психодинамическому подходу можно считать социологический: причины одиночества лежат вне личности, в социуме. Это направление видит причины одиночества в ослаблении связей в семье или группе, заменяющей ее; в неудовлетворенности семейной жизнью; в увеличении социальной мобильности [8].

Когнитивисты при рассмотрении проблемы одиночества обращаются к сознанию индивида. По мнению представителей когнитивного подхода, одиночество может переживаться человеком только в тот момент, когда он осознаёт несоответствие между желаемым уровнем социальных контактов и имеющимся у него на данный момент времени. Новая идея, которую формулирует когнитивное направление, заключается в следующем: одиночество − это переживание, которое носит субъективный характер, даже наличие всех очевидных для других людей внешних факторов, указывающих на состояние одиночества, не означает, что человек столкнулся с этой проблемой. Лишь осознав себя одиноким, индивид может почувствовать это состояние. Рассуждая о возможных причинах возникновения одиночества, сторонники когнитивного направления выделяют характерологические, ситуативные факторы и влияние как настоящего, так и прошлого опыта [7].

Ещё одной важной фигурой в истории изучения одиночества является Роберт Вейс, представитель интеракционистского подхода, который детерминантами переживания одиночества считает совокупность ситуативных и личностных аспектов. Другими словами, одни люди более склоны к одиночеству, чем другие, кроме того существуют ситуации, которые способствуют возникновению переживания одиночества. Р. Вейс выделяет два основных  типа одиночества: социальное и эмоциональное [1]. Эти типы отличаются по природе возникновения и аффективным проявлениям. Первый тип − социальное одиночество − возникает, когда индивид чувствует нехватку социальных контактов: отсутствие друзей или хороших знакомых. Такая ситуация часто возникает в результате переезда в другой город, страну, при смене места работы или в ситуации, когда человека исключают из какой-то значимой для него социальной группы. Как пишет Корчагина, данный вид одиночества проявляется «... во всевозрастающем чувстве  собственной маргинальности» [3, с. 40]. Другими словами, человек переживает  неустойчивость своего положения в обществе, он словно находится в промежуточном положении, не видя «своих» среди окружающих его людей. Второй тип − эмоциональное одиночество − результат отсутствия у человека тесной привязанности к кому-либо, интимной привязанности. Если предыдущий тип одиночества характеризовался неудовлетворенностью человеком количеством своих социальных контактов, то второй тип возникает из-за недовольства  качеством этих контактов.

Феноменологическая модель рассматривает одиночество как следствие несовпадения навязанным обществом идеалом межличностных отношений и их реальным состоянием. Карл Роджерс, как представитель феноменологической концепции, видит причину одиночества в противоборстве истинного «Я» человека и того, что он представляет обществу [7].  Взрослея, индивид усваивает нормы общества, не всегда интериоризируя их, вследствие чего возникает рассогласование между тем, как хочет поступить сам человек, и тем, что требует от индивида общество. В ситуации, когда человек поступает в соответствии с нормами и требованиями социума, он игнорирует собственные ценности, своё истинное «Я». Человек примеряет на себя огромное количество масок, становясь всё дальше и дальше от себя настоящего. Одиночество как переживание возникает из-за страха непринятия другими себя настоящим.  Ирония состоит в том, что находя в себе смелость быть самим собой, человек также обрекает себя на одиночество, поскольку являясь «собой» индивид становится далек от общественного идеала. Это приводит к появлению логичного вопроса: действительно ли так необходима искренность в межличностном общении или доля «истинного себя» должна определяться готовностью к переживанию одиночества?

Экзистенциальный подход, пожалуй, единственный, где переживание одиночества рассматривается с позитивной точки зрения. Для представителей этого направления одиночество есть необходимое условие формирования и развития личности. В процессе становления личностью индивид всеми силами пытается доказать свою уникальность и неповторимость, свою «самость». В этой концепции патологическим является скорее коллективизм, который обезличивает человека, растворяя его в социуме.

Ирвин Ялом в своей книге «Экзистенциальная психотерапия» говорит о трёх видах изоляции: межличностная, внутриличностная и экзистенциальная. Межличностную изоляцию часто называют одиночеством: человек изолирован от других людей. Причинами возникновения данного вида изоляции могут являться различные факторы: недоразвитая коммуникативная компетенция, наличие сильно выраженных акцентуаций, мешающих межличностному взаимодействию или обычная географическая изоляция. При описании этого вида изоляции И. Ялом говорит о «межличностном отчуждении», которое в современном обществе нарастает из-за упадка поддерживающих близость институтов семьи, брака, церкви и так далее [9]. Внутриличностная изоляция связана с психологическими механизмами защиты: о данном виде изоляции можно говорить при любой форме фрагментации «Я».

Все типы изоляции похожи между собой, кроме того границы этих типов частично проницаемы. В основе межличностной и внутриличностной изоляций часто лежит более глубокая изоляция, которая сохраняется даже при удовлетворении социальных потребностей  и при сохранении конгруэнтности внутреннего и внешнего, − экзистенциальная изоляция.

У экзистенциалистов понятие «экзистенциальной изоляции» тесно связано с понятием «смерти». В момент, когда человек по-настоящему задумывается о конечности своей жизни, он в полной мере осознаёт трагичность своего конца: нет более одинокого момента в жизни человека, чем смерть, поскольку никто не может разделить с ним это мгновение.

Карл Мустакас разделяет истинное одиночество и «суету одиночества» [7]. С истинным одиночеством человек сталкивается в моменты переживания ситуаций, которые в определенной степени можно назвать экзистенциальными кризисами: смерть, рождение, падение устойчивых ценностей и норм и др. «Суета одиночества» связанна с бегством человека от экзистенциальных вопросов, которыми он сам же и задаётся, но на которые пока не может ответить или не готов. Всё это проявляется в выстраивании различных социальных контактах, в имитировании плодотворного общения.

Бен Миюскович как представитель экзистенциального направления также считает, что одиночество присуще человеку как базовая характеристика. По его мнению одиночества человек боится больше смерти, а точнее в смерти человека страшит именно бесконечное одинокое существование. Как только человек удовлетворяет свои биологические потребности, актуальной становится потребность в уменьшении переживания одиночества [5].

Завершить рассмотрение подходов к понятию одиночества мы хотели бы современной теорией, получившей распространение в начале XXI века. Речь идет об эволюционной теории одиночества Джона Качиоппо [11]. Согласно концепции американского психолога и создателя социальной нейронауки [10], одиночество мотивирует людей искать социальное взаимодействие. Этот процесс можно сравнить с удовлетворением потребности в избавлении от невыносимого состояния. Результатом такого удовлетворения является шанс на выживание человеческого рода.

Эта концепция позволяет посмотреть на феномен одиночества с совершенно новой точки зрения: возможность переживания одиночества заложено в нас генетически. Д. Качиоппо предполагает, что в головном мозге человека существуют нейроны, стимулирование которых способно вызвать негативные переживания, которые человек трактует как состояние одиночества. В одном из последних исследований Эллиот Лейден и Джон Качиоппо установили, что переживание одиночества заставляет человека увеличивать межличностную дистанцию, что противоречит предположению о том, что данное переживание можно уменьшить увеличением социального взаимодействия и выстраивания близких и доверительных отношений. Но полученные результаты согласуются с эволюционной теорией одиночества, согласно которой это переживание сигнализирует человеку об отсутствии помощи и заботы со стороны других людей, что в свою очередь усиливает механизмы самосохранения [12].

Разнообразие теоретических подходов к проблеме одиночества способствует созданию многогранной модели этого феномена в нашем сознании. Но что думает об одиночестве не ученый, а среднестатистический человек? Для определения преобладающего контекста употребления слова «одиночество» мы провели небольшой опрос, в котором просили дать несколько ассоциаций этому слову. Инструкция разрешала использование как отдельных слов (различных частей речи), так и словосочетаний и даже целых предложений. В результате опроса было получено 118 ассоциаций от 28 человек (пол, гендер и возраст не учитывался). Самыми часто встречающимися стали следующие слова: тоска (6%), грусть (4%), тишина (4%), ненужность (3,5%) и спокойствие (3,5%). Несколько раз встречались следующие фразы: «необитаемый остров» и «возможность побыть собой».

Позитивно окрашенные слова/фразы встречались намного реже и совсем не повторялись. Кроме малого количества «хороших» слов присутствовала проблема субъективности их позитивной окрашенности. Поэтому в качестве примера мы решили привести слова/фразы, смысл которых определенно положительный: «радость», «наслаждение», «новые возможности» (что представляет собой всего 2,5% от общего количества полученных ассоциаций).

Среди написанных предложений/фраз мы выделили следующие темы, которые встречались чаще других:

  • время («время бесконечно», «хвататься за все подряд, имея большое количество времени, не успевать ничего»);
  • отсутствие кого-то («никто не пристает и можно делать то, что хочется», «не с кем поделиться своими мыслями»);
  • Я/сам/себе («у меня есть я - вместе мы справимся», «сам себе хозяин», «надежда только на себя»).

На основе данного анализа мы пришли к заключению, что современный человек крайне скудно осведомлен о позитивных аспектах одиночества. Что же такое позитивное одиночество?

В психологии принято разделять понятия «одиночество», «изоляция» и «уединение». Чаще всего изоляция рассматривается как внешне обусловленная ситуация. С.Г. Корчагина пишет: «Изоляция в большей степени связана с физической, пространственной и временной локализацией человека по отношению к социальному окружению...» [3, с. 16]. Одиночество может сопутствовать изоляции, в таком случае данное переживание человека будет похоже на социальное одиночество (Р. Вейс), которое возникает в результате утраты (по какой-либо причине) привычного окружения. Но изоляция может и не сопровождаться переживанием одиночества, кроме того изоляция может быть добровольной.

Уединение отличается от других понятий временным ограничением. Это всегда добровольное действие, которому могут сопутствовать различные эмоциональные состояния.

«Позитивное одиночество» не является синонимом ни к одному из вышеперечисленных понятий. Часто позитивное одиночество отождествляют с уединением, аргументируя это наличием в обоих феноменах позитивного эмоционального компонента. Однако мы считаем, что уединение не есть позитивное одиночество, поскольку является совершенно иным родовым понятием. Уединение — это действие, процесс или ситуация, когда человек остается на какой-то промежуток времени без общения с другими людьми, в то время как одиночество (в любом эмоциональном контексте) — состояние, переживание или чувство.

Мы считаем, что слово «позитивный» в отношении одиночества относится не к эмоциональной окраске, свойственной данному переживанию, а скорее характеризует последствия, с которыми может столкнуться личность. Поэтому даже «позитивное одиночество» может сопровождаться тягостным эмоциональным состоянием.

Концепция позитивного одиночества возникла на основе теории самоактуализации личности. Гуманистический подход рассматривает такие позитивные возможности переживания одиночества как личностный рост, развитие, творчество и непосредственно самоактуализация.

К негативным последствиям одиночества относятся такие проявления как сопутствующие тягостные состояния (вплоть до депрессии), дезорганизация отношений и жизни в целом, психосоматические заболевания и т.д.

С.Г. Корчагина главным условием возможности позитивного проявления одиночества считает психологическую устойчивость. «Психологическая устойчивость — это осознанное поддержание динамического равновесия идентификации и отчуждения, что, безусловно, связанно с воспитанием человека, в особенности — с нравственным, развитой рефлексией и способностью к саморегуляции» [3, с. 72].

О связи способности к переживанию позитивного одиночества и рефлексии пишут Е.Н. Осин и Д.А. Леонтьев в статье, посвященной «Дифференциальному опроснику переживания одиночества» [6]: для личности с высокими показателями позитивного одиночества при низких показателях зависимости от общения и переживания одиночества характерны высокие показатели системной рефлексии и низкие результаты по самокопанию и квазирефлексии.

Способность к рефлексии особенно полезна для понимания различий одиночества, изоляции и уединения. Несмотря на то, что уединение, как мы писали выше, добровольное действие, которое не обязательно должно сопровождаться негативными переживаниями, некоторыми людьми оно переносится крайне тяжело. Может ли это обстоятельство объясняться экстраверсией, ведь человеку, ориентированному на общение, будет сложнее переносить его отсутствие? Секрет скорее в особенностях этих черт темперамента. Одной из черт, отличающих интровертов от экстравертов, является способность к рефлексии, интроспекции. Ведь все люди вне зависимости от интроверсии / экстраверсии могут переживать одиночество, возникновение и интенсивность этого переживания никак не зависит них. Но, возможно, именно благодаря способности к рефлексии, которая позволяет дифференцировать одиночество и уединение, интроверты менее тревожно переживанию последнее. И это позволяет им видеть в одиночестве возможности для самореализации и саморазвития.

Для экстравертов разница между этими явлениями не видна: в силу своей ориентации на других людей, собственные переживания зачастую остаются без внимания, что приводит к отсутствию возможности дифференциации этих понятий даже в эмоциональном плане.

Таким образом, позитивное одиночество характеризуется благоприятными последствиями для личности: личностным ростом, развитием, творчеством и непосредственно возможностью самоактуализации. Переживание этого состояния становится возможным благодаря развитой способности к рефлексии, которая позволяет человеку различать переживаемые им эмоции и чувства и как следствие разграничивать состояния одиночества и уединенности.

Анализ подходов к проблеме одиночества, рассмотренных в настоящей статье, позволяет увидеть путь теоретического осмысления данного феномена: от «патологического» представления в умах представителей психодинамического направления, которые считали одиночество следствием нарциссизма, мании величия и агрессивности, до концепции «позитивного одиночества», рассматривающей данное переживание как ресурс личностного развития и творчества. Такой широкий спектр теорий, рассматривающих одиночество, позволяет увидеть это переживание во всем многообразии его истоков, причин, проявлений и последствий.


Список литературы

1. Вейс, Р.С. Вопросы изучения одиночества // Лабиринты одиночества. М.: Прогресс, 1989. С. 114-128.
2. Виноградов, В.В. История слов [Электронный ресурс] / В.В. Виноградов. – URL: http://etymolog.ruslang.ru/vinogradov.php?id=odinotschestvo&vol=3 (дата обращения: 15.06.2019).
3. Корчагина, С.Г. Психология одиночества: учебное пособие / С.Г. Корчагина. − М.: Московский психолого-социальный институт, 2008. − 228 с.
4. Лабиринты одиночества / Пер. с англ., сост., общ. ред. и предисл. Н.Е. Покровского. – М.: Прогресс, 1989. – 624 с.
5. Миюскович, Б. Одиночество: междисциплинарный подход // Лабиринты одиночества. М.: Прогресс, 1989. С. 52-87.
6. Осин, Е.Н. Дифференциальный опросник переживания одиночества: структура и свойства / Е.Н. Осин, Д.А. Леонтьев // Психология. Журнал Высшей школы экономики. − 2013. − Т. 10. − №1. − С. 55-81.
7. Перлман, Д. Теоретические подходы к одиночеству / Д. Перлман, Л.Э. Пепло // Лабиринты одиночества. М.: Прогресс, 1989. С. 152-168.
8. Психология одиночества / П.Г. Гасанова, М.К. Омарова. – Киев: ООО «Финансовая Рада Украины» (Киев), 2017. – 76 с.
9. Ялом, И. Экзистенциальная психология / И. Ялом. − М.: РИМИС, 2008. − 608 с.
10. Cacioppo, J.T. Social Neuroscience / J.T. Cacioppo // Cambridge University Press. – 2016. − P. 45-48. URL: https://doi.org/10.1017/CBO9781316422250.011 (дата обращения: 19.05.2019).
11. Cacioppo, J.T. The growing problem of loneliness / J.T. Cacioppo, S. Cacioppo // The Lancet. – 2018. – Vol. 391. – P. 426. URL: https://doi.org/10.1016/S0140-6736(18)30142-9 (дата обращения: 20.06.2019).
12. Layden, E.A. Loneliness predicts a preference for larger interpersonal distance within intimate space / E.A. Layden, J.T. Cacioppo, S. Cacioppo // PLoS ONE. – 2018. – Vol. 3. –e0203491. URL: https://doi.org/10.1371/journal.pone.0203491 (дата обращения: 10.06.2019).
Список источников
13. Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка: Ок. 100 000 слов, терминов и фразеологических выражений / С.И. Ожегов; Под ред. проф. Л.И. Скворцова. – 27-е изд., испр. – М.: Издательство АСТ: Мир и образование, 2018. – 736 с.
14. Ушаков, Д.Н. Большой толковый словарь русского языка. Современная редакция / Д.Н. Ушаков. – М.: ООО «Хит-книга», 2017. – 960 с.

Расскажите о нас своим друзьям: