Общая психология, психология личности, история психологии | Мир педагогики и психологии №5 (34) Май 2019

УДК 159.923.2

Дата публикации 22.05.2019

Сравнение образа «Я» в реальной жизни и сетевом пространстве

Куликова Екатерина Вячеславовна
Магистр кафедры общей и социальной психологии, Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского, РФ, г. Нижний Новгород, KuKat42@yandex.ru

Аннотация: Целью статьи является анализ различий в образах «Я» человека в реальной жизни и сетевом пространстве с помощью теста Куна-Макпартленда «Кто «Я?» и его модификации «Кто «Я» онлайн?» у пользователей социальных сетей. Определены наиболее часто встречающие самоописания «Я» пользователей в реальном и виртуальном пространствах, и сферы, на которые пользователи делают акцент при описании своего «Я». Выдвигаются предположения о том, из каких характеристик состоят образы реального и виртуального «Я» пользователей социальных сетей.
Ключевые слова: Я-концепция, образ «Я», личность, самоописания, сетевое пространство

A comparison of the image "I" in the real world and network space

Kulikova Ekaterina Vyacheslavovna
Master of general and social psychology department, National Research Lobachevsky State University, Russia, Nizhny Novgorod

Abstract: The purpose of the article is to analyze the differences in the images of the “I” of a person in real life and network space using the Kuhn-Mupartland test “Who I?” And its modifications “Who Am I online?” among users of social networks. The most frequent self-descriptions of the “I” of users in real and virtual spaces, and areas that users emphasize when describing their “I” are identified. Assumptions are made about the characteristics of the images of real and virtual "I" users of social networks.
Keywords: I-concept, image of “I”, personality, self-description, network space


Введение. Современный мир неразрывно связан с новыми информационными технологиями, которые стали пронизывать повседневную реальность и сферу жизнедеятельности огромного числа людей. Как отмечают исследователи, «Интернет – это не только новое информационное поле, это еще и новое коммуникационное пространство, новые социальные практики, а если говорить шире – совершенно новый особый мир» [1, с. 27].

На данном этапе развития Интернет включил в себя многие виды социального взаимодействия, а также в связи со своими конструктивными особенностями породил новые виды деятельности.

Распространение таких технических устройств как персональные компьютеры или мобильные телефоны, позволяет получить доступ в сеть в любом месте, что в свою очередь позволяет быть включенным в сетевое пространство постоянно.

Одной из особенностей сетевого пространства является сложность проверки информации, которую пользователи предоставляют о себе. Что в свою очередь предоставляет ряд возможностей по конструированию образа своего представления в сетевом пространстве, которыми пользователи могут воспользоваться.

Методологическая основа

В рамках психологической науки, изучая представления человека о себе, о своём образе «Я», появилось понятие идентичности, введённое Эриком Эриксоном, представляющей из себя выражение внутренних процессов, сложный психологический феномен, который включает в себя представления о собственной личности, ее ценностных ориентациях и мотивационных компонентов, а также механизмов обеспечения целостности и тождественности [2]. В рамках её изучения Е.П. Белинская, учитывая разработанную К. Роджерсом «Я-концепцию», более полно описала образ «Я» человека как его представление о себе через ролевые, статусные, психологические характеристики [3].

С развитием сетевых технологий жизнь человека плавно перетекает в сетевое пространство, в котором формируется его виртуальная личность. В своих работах Е.П. Белинская, обобщая опыт своих зарубежных коллег, проводит анализ особенностей этой виртуальной личности или же виртуального образа «Я». Так она описывает существование двух миров – социального и информационного, где социальный мир традиционно относительно жестко объектен и структурирован, он исходно задает человеку достаточно определенные рамки для самокатегоризации, ограничивая его как социальный объект, а в свою очередь информационный принципиально безграничен. И для информационного мира она определяет два пути создания виртуального «Я» – перенос уже известных и наработанных в социальном мире символов (пола, возраста и пр.), то есть через виртуальную реконструкцию социальной идентичности или через осмысление ценностных ориентиров и формирование себя в виртуальном пространстве [4].

В своей статье «Сетевая и реальная идентичность: сравнительное исследование» А.Е. Войскунский, А.С. Евдокименко и Н.Ю. Федунина проводят сравнительный анализ сетевой и реальной идентичностей на основе материалов шкалы «Аспекты идентичности» (Дж. Чик и др.), выявляя различия между ними в показателях по разным шкалам [5].

Подробным изучением идентичности в сетевом пространстве также занималась Т.А. Фленина. В своём диссертационном исследовании «Смысловая структура сетевой идентичности личности современной молодежи» она занималась изучением смысловой структуры сетевой идентичности российской молодёжи, выделяя в ней компоненты и уровни содержание которых зависит от личностных характеристик и жизненного опыта [1]. Также в своей статье «Воздействие информационной и медийной сред на формирование образов реального и виртуального «Я» у современной молодежи» она делает выводы о взаимопроникновении образов реального и виртуального «Я» и о существовании инвариантной части, которая присутствует и в том и в другом образе [6].

В рамках данной работы ставится целью изучение различий между реальным и виртуальным «Я», т.е. различия в восприятии человеком самого себя в реальной жизни и в сетевом пространстве, посредством проведения теста Куна-Макпартленда «Кто я?» (Модификация В.И. Юрченко) [7] и модификация «кто Я онлайн?». Методика «Кто я?» представляет собой нестандартизированное самоописание с открытой формой и количеством ответов. Методика была опубликована в 1954 году М. Куном и Т. Макпартлендом и имеет несколько модификаций на русском языке. Тест создан на основе «Я-концепции» Манфреда Куна. Теоретической основой методики служат концепции социальных ролей и ролевого поведения, в рамках которых задается и способ самовосприятия человека как носителя этих ролей.

В течение февраля 2019 года пользователям сети Интернет предлагалось дистанционно заполнить созданную нами google-форму с методикой «Кто Я?». Ссылка на форму была размещена на различных площадках социальных сетей и других ресурсах. В результате была получена выборка испытуемых в возрасте от 13 до 50 лет в количестве 188 человек, из них 176 женщин и 12 мужчин.

Результаты исследования

В процессе исследования пользователям Интернета предлагалось ответить на вопросы «Кто Я?» и «Кто Я онлайн?», необходимо было дать до 20 определений на каждый из вопросов. Методика используется для получения данных о содержательных характеристиках идентичности личности. Сам вопрос непосредственно связан с характеристиками восприятия человеком самого себя, т.е. его образом «Я».

Проанализировав ответы, полученные от респондентов, мы выделили 1487 самоописаний для реального «Я», общее количество которых составило 3266. И для виртуального «Я» нами выделено 1440 самоописаний при общем количестве 2857. Среди данных самоописаний 482 самоописания совпадают, что составляет 32% от описаний реального «Я» и 33% от виртуального «Я».

В процессе анализа полученных данных мы выделили наиболее часто употребляемые самоописания для ответов на каждый из вопросов. Они представлены в таблице 1.

Таблица 1. Самоописания «Кто Я?» и «Кто Я онлайн?»

Кто Я?

Количество

Кто Я онлайн?

Количество

человек

83

общительная

38

девушка

57

друг

30

студент

40

веселая

30

дочь

36

человек

29

друг

36

добрая

28

добрая

35

писатель

26

ленивая

31

читатель

26

умная

30

умная

24

писатель

29

вежливая

23

художник

29

открытая

23

ответственная

27

девушка

22

читатель

26

активная

20

мечтатель

25

дружелюбная

18

веселая

25

ленивая

18

Так, исходя из полученных самоописаний, можно выделить характеристики собственного «Я». К ним можно отнести личностные качества и особенности характера, социальные и семейные роли, особенности коммуникации, физические параметры, интересы и увлечения, способности.

Во многом полученные самоописания схожи между собой. Так анализ идентификационных характеристик показывает, что самоописания, вошедшие в ответы на оба вопроса, относятся к рефлексивному «Я»: личностные качества, особенности характера и стиля поведения (добрый 19% и 15%, весёлый 13% и 16%, спокойный 8% и 10%), и способности (умная 16% и 13%, глупая 5% и 3%, образованная 2% и 1%). Вполне естественно, что данные характеристики, присущи людям в любой ситуации и, как правило, не изменяются под воздействием внешних факторов. Поэтому они попадают в ответы на оба вопроса.

В то время как на вопрос «Кто Я?» часто встречается описание семейного положения и социальной или учебно-профессиональной роли (жена 9%, художник 15%, студент 21%, ученик 9%), субъективное описание своих физических данных и внешности (красивая 7%, привлекательная 1%, некрасивая 3%, неуклюжая 2%). Мы предполагаем, что при ответе на данный вопрос, респонденты пытались описать себя через окружающие их объекты, такие как семья, работа и учёба, и через привычные внешние описания.

А на вопрос «Кто Я онлайн?» самоописания коммуникативных качеств и особенностей взаимодействия с людьми (друг 16%, общительная 20%, вежливая 12%, открытая 12%, дружелюбная 10%), а также большое количество самоописаний связанных с интересами и увлечениями (читатель 14%, писатель 14%, меломан 8%, геймер 9%). Это можно обосновать прежде всего тем, что большое количество людей использует Интернет для общения, это наглядно видно по количеству пользователей социальных сетей. А также Интернет предоставляет большое количество развлекательного контента такие как музыку, фильмы, книги и т.п.

Теперь проведём анализ самоописаний, которые встречаются только при ответе на вопрос «Кто я?» или «Кто я онлайн?» и отсутствуют в другом вопросе.

При анализе самоописаний для реального «Я» мы можем отметить большое количество негативных самоописаний, характеризующих жизненные трудности (сомневающаяся 4%, опустошенная 2%) или негативные черты характера респондентов (лентяй 5%, зануда 6%, злопамятная 2%, трус 2%), а также плохое настроение (тревожная 2%, хмурая 2%) и самочувствие (сонная 3%, больная 2%).

В то время как для виртуального «Я» преобладают описания положительных личностных черт (уверенная в себе 2%, юморист 2%, воодушевлённая 1%) и стилей поведения в сети, как агрессивного (резкая 2%, дерзкая 2%, придирчивая 2%), так и спокойного (толерантная 4%, ненавязчивая 1%). Помимо этого, можно выделить две противоположные группы людей, одна из которых не видит разницы между реальным и виртуальным «Я» (такой же как в жизни 4%), а другая целенаправленно конструирует виртуальное «Я» отличным от реального «Я» (фейк 2%, другая 2%, притворщик 2%).

В целом, самоописания для реальной идентичности во многом характеризуют сосредоточенность людей на своих проблемах и жизненных сложностях, в то время как сетевое пространство не редко позволяет им абстрагироваться от проблем и даёт возможность сосредоточится на скрытых и подавляемых чертах личности, а также изменить свой стиль общения и поведения или и вовсе создать несколько своих виртуальных «Я» с разными характерами. Отражение данных процессов можно встретить и в статье «Сетевая и реальная идентичность: сравнительное исследование» А.Е. Войскунского, А.С. Евдокименко и Н.Ю. Федуниной, где, например, приводится мнение многих респондентов о негласном ограничении на представление слишком личной информации, к чему можно отнести реальные проблемы и переживания [5].

Мы же в свою очередь можем предположить, что такая сосредоточенность людей на своих проблемах характеризуется высокой важностью того, что с ними происходит и что они физически ощущают в момент описания себя реального. Возможно, они много времени уделяют поиску решения данных проблем, а потому они занимают все их мысли. При этом вполне вероятно, что нерешённость данных проблем может приводить к негативному отношению к самому себе, что проявляется в описании отрицательных черт характера. Или же такие самоописания могут возникнуть из-за конфликта между собственными возможностями и общепринятым эталоном успеха.

Сетевое пространство позволяет найти группы по интересам, доступ к которым может отсутствовать в реальной жизни человека, что даёт возможность реализовывать неудовлетворённые потребности, как в информации, так и общении на интересующие его темы.  Некоторые отличия в восприятии виртуального «Я», возможно, связаны с особенностями коммуникации в сетевом пространстве, которое не только позволяет расширить свой круг общения и тем самым проявить себя в необычных ситуациях и обсуждениях, но также и убирает фактор физического присутствия собеседника или объекта взаимодействия, что повышает психологический комфорт общения. Но так же за счёт сложности проверки информации, предоставляемой пользователями, возможно конструирование своего образа, во многом вызванное желанием некоторых людей примерить на себя роль другого человека, изменить привычный порядок вещей и продемонстрировать своё новое амплуа другим пользователям. Одновременно с этим некоторые пользователи не разделяют своё «Я» на реальное и виртуальное, поскольку вполне возможно круг их интересов в реальном и сетевом пространствах полностью совпадает, они могут общаться с теми же людьми, заниматься привычной деятельностью или они настолько плотно взаимодействуют с сетевым пространством, что оно, возможно, является весомой частью их жизни. Данные выводы, в целом, совпадают с исследованием «Воздействие информационной и медийной сред на формирование образов реального и виртуального «Я» Т.А. Флениной, где говорится о наличии инвариантной области самосознания, включающей в себя характеристики личности, проявляемые как в реальной жизни, так и сетевом пространстве.

Выводы

Современные технологии предоставляют каждому человеку доступ к обширным возможностям сетевого пространства: общение с людьми в разных тематических группах, информация на любую интересующую тему, возможность удалённой работы или учёбы и многое другое. В связи с этим формируется новый образ «Я» человека, который может как совпадать, так и не совпадать с его реальным «Я».

Проведя анализ полученных данных, мы можем строить предположения о том, что:

1. Общими для реального и виртуального «Я» являются личностные качества, особенности характера и стиля поведения, а также способности.

2. В образе реального «Я» больше внимания уделяется таким параметрам как социальные и учебно-профессиональные роли, физические данные и описания внешности.

3. В свою очередь образ виртуального «Я» акцентируется на описании коммуникативных качеств человека и его увлечений и интересов.

4. Значительные различия в образах реального и виртуального «Я» мы можем определить из того, что в реальном мы видим большое количество негативных самоописаний различного плана, в то время как в виртуальном люди сосредоточены на описании своих стилей поведения и общения в Интернете, агрессивного или спокойного.

Данные особенности могут быть связаны с различными причинами такими как зацикленность на собственных проблемах, навязанных стереотипах и образах успеха в реальном, так и технологическими особенностями сетевого пространства, желанием попробовать себя в новой роли или в новых типах деятельности в виртуальном.


Список литературы

1. Фленина Т. А. Смысловая структура сетевой идентичности личности современной молодежи: Дис ... канд. психол. наук: 19.00.01 / Т. А. Фленина; РГПУ им. А. И. Герцена. – Санкт-Петербург, 2016. – 169 с.
2. Идентичность: социально-психологические и социально-философские аспекты: коллективная монография / К. В. Патырбаева, В. В. Козлов, Е. Ю. Мазур, Г. М. Конобеев, Д. В. Мазур, К. Марицас, М. И. Патырбаева; Перм. гос. нац. иссл. ун-т. – Пермь, 2012. – 250 с.
3. Белинская Е. П. Идентичность личности в условиях социальных изменений: Дис ... канд. психол. наук: 19.00.05 / Е. П. Белинская; Московский государственный ун-т. – Москва, 2006. – 479 с.
4. Белинская Е. П. Интернет и идентификационные структуры личности: [Электронный ресурс] / Е. П. Белинская. – http://cyberpsy.ru/articles/belinskaya-internet-i-identifikatsionnye-struktury-lichnosti/ . – вход свободный. – Загл. с экрана. – Опубликовано 2017-02-28, Источник: Киберпсихология.
5. Войскунский, А.Е. Сетевая и реальная идентичность: сравнительное исследование / А.Е. Войскунский, А.С. Евдокименко, Н.Ю. Федунина // Журнал Высшей школы экономики. – 2013. – Т. 10. – № 2. – С. 98–121.
6. Фленина Т.А. Воздействие информационной и медийной сред на формирование образов реального и виртуального «Я» / Т.А. Фленина // Письма в Эмиссия. Оффлайн. – 2018. – №2.
7. Тест Куна-Макпартленда / Энциклопедия психодиагностики [Электронный ресурс] / URL: http://psylab.info/Тест_Куна_-_Макпартленда, вход свободный (дата обращения: 28.01.2019).

Расскажите о нас своим друзьям: