Общая психология, психология личности, история психологии | Мир педагогики и психологии №1 (30) Январь 2019

УДК 159.9.072

Дата публикации 18.01.2019

Психологические факторы здорового образа жизни: возрастной аспект

Петраш Марина Дмитриевна
кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры психологии развития и дифференциальной психологии Санкт-Петербургского государственного университета, m.petrash@spbu.ru

Аннотация: В статье представлены результаты исследования взаимосвязи психологических характеристик с параметром здорового образа жизни у людей, не имеющих серьезных заболеваний. В исследовании участвовали 400 человек в возрасте от 17 до 65 лет: 116 мужчин и 284 женщины. Для изучения здорового образа жизни использовался опросник HPLP-II (Walker) русскоязычная версия и общая анкета. Были изучены параметры ЗОЖ в возрастных группах, построены регрессионные модели, исследована выраженность типов отношения к болезни у людей, не имеющих проблем со здоровьем. Описана специфика проявления психологических факторов в структуре ЗОЖ в возрастном аспекте. Анализ регрессионных моделей выявил значимую роль процессов саморегуляции поведения. Выявлена роль факторов «большой пятерки» и психологического благополучия. Показано значение социальных ожиданий при формировании здорового поведения у представителей юношеского периода, средней и поздней взрослости. Описана специфика включенности типа отношения к болезни в контексте здорового образа жизни.
Ключевые слова: здоровый образ жизни, тип отношения к болезни, психологические факторы, юность, взрослость, саморегуляция, регрессионная модель

Psychological factors of a healthy lifestyle: the age aspect

Petrash Marina Dmitrievna
PhD in Psychology, docent, Associate Professor at the Department of developmental psychology and differential psychology, Saint Petersburg State University

Abstract: The article presents the results of studies of the relationship of psychological characteristics with the parameter of a healthy lifestyle in people who do not have serious diseases. The study involved 400 people aged from 17 to 65: 116 men and 284 women. To explore the healthy lifestyle, HPLP-II (Walker, S. et al., 1987, 1996) questionnaire the Russian version and a general questionnaire were. The parameters of healthy lifestyles in age groups were studied, and regression models of predictors of healthy lifestyles were built. The specificity of the manifestation of psychological factors in the structure of healthy lifestyles in the age aspect is described. The analysis of regression models revealed a significant role of the processes of self-regulation of behavior. The role of the factors of the "big five" and psychological well-being is revealed. The importance of social expectations in the formation of healthy behavior among representatives of the adolescent period, middle and late adulthood is shown. The specificity of inclusiveness of the type of attitude to the illness in the context of a healthy lifestyle is described.
Keywords: healthy lifestyle, type of attitude to the illness, psychological factors, adolescence, adulthood, self-regulation, regression model


Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, проект № 16-06-00315-ОГН-А

В качестве общей тенденции в современном обществе, можно отметить возрастающий интерес к вопросам, касающимся взаимосвязи здоровья и образа жизни. Анализ отечественной литературы, посвященной данной проблематике показал, что под здоровым образом жизни (далее ЗОЖ) чаще понимается отказ от вредных привычек (табакокурения, употребления алкоголя, несоблюдение режима сна, отсутствие физической активности и т.д.) [4]. Эмпирические исследования ЗОЖ, проводимые отечественными учеными, осуществляются в двух направлениях. В рамках первого изучается поведение человека, связанное с оздоровительными мероприятиями, позволяющее сохранить и укрепить свое здоровье. В рамках второго внимание акцентируется на поведении, которое связанно с проявлением активности самого  человека, часто обозначая его как самосохранительное поведение. Большинство зарубежных исследований ЗОЖ проводится в плоскости медико-профилактических мероприятий. Отдельного внимания заслуживает подход, разработанный профессором S. N. Walker и группой исследователей [14,15], т.к позволяет оценить сопутствующие факторы, влияющие на поведение, направленное на сохранение здоровья.

Известно, что ЗОЖ связан с множеством факторов, например: образование, уровень финансового благополучия, структуру семьи, возраст, физические способности и др. В зависимости от их соотношения будут выделены свои специфические способы отношения к своему здоровью. Одной из важнейших для медицинской  психологии подсистем отношений личности человека, у которого возникли проблемы со здоровьем, является отношение к болезни [6]. Рассмотрение отношения в концепции В.Н.Мясищева [3] основано на представлении о трех компонентах отношения: эмоциональном (отражает весть спектр чувств и переживаний, связанных с болезнью); поведенческом (выработка стратегии поведения в контексте заболевания) и когнитивном (осознание и понимание роли заболевания, а также влияния на жизненное функционирование). Мы полагаем, что как личностная характеристика, тип отношения к болезни является важной при изучении здорового образа жизни. Тип отношения к болезни определяет поведение человека в ситуации возникновения проблем со здоровьем, следовательно, влияет на ЗОЖ. В этой связи представляется важным изучение типа отношения к болезни и здорового образа жизни у людей, не имеющих серьезных проблем со здоровьем.

Исследователи все больше осознают, что люди, не имеющие хронических заболеваний, могут подвергаться риску нездорового поведения. В современной научной литературе тип отношения к болезни исследуется в контексте определенных заболеваний. Изучение способа реагирования в случае проблем со здоровьем и адаптации к новому состоянию у здоровых людей остается нераскрытым. Мы считаем, что изучение типа отношения к болезни позволит расширить представление о здоровом поведении, а также предполагаем о существовании специфических особенностей формирования ЗОЖ в зависимости от возраста. Цель исследования заключалась в выявлении факторов, детерминирующих формирование здорового образа жизни у людей в периоды юности, ранней, средней и поздней взрослости, не имеющих серьезных заболеваний.

Методы исследования

В исследовании приняли участие 400 человек (116 мужчин и 284 женщины), не имеющих на момент проведения исследования, серьезных заболеваний; проживающих в г.Санкт-Петербурге, занятых в различных сферах профессиональной деятельности. Для реализации поставленных задач и достижения цели исследования, нами был подобран соответствующий комплекс методического инструментария. Изучение здорового образа жизни проводилось с помощью опросника «Профилактика здорового образа жизни»  – Health-Promoting Lifestyle Profile – HPLP-II (вариант для взрослых) [14] с разрешения авторов методики. Опросник включает 6 шкал: ответственность за здоровье (Health Responsibility), физическая активность (Physical Activity), питание (Nutrition), внутренний рост (Spiritual Growth), межличнос тные отношения (Interpersonal Relations), управление стрессом (Stress Management). Мы использовали русскоязычную версию [5]. Дополнительно, в общей анкете, мы использовали вопросы, направленные на выявление пристрастия к вредным привычкам (алкоголь и курение), соблюдение режима сна и отдыха, а также культуры питания и оценку своего здоровья. Для выявления психологических факторов, нами использовались методики: «Big-5» [7]; «Стиль поведенческой активности» [2]; «Шкала психологического благополучия» К.Рифф в адаптации Трошихиной Е.Г., Жуковской Л.В. (сокращенная версия) [1]; «Тип отношения к болезни» (ТОБОЛ) [6]. Статистическая обработка данных проводилась с помощью пакета программ SPSS 20.

Результаты исследования

Изучение психологических факторов, определяющих ЗОЖ у представителей разных возрастных категорий, проводилось в четырех группах: юношеский период от 17 до 19 лет; ранняя взрослость 20 – 29 лет; средняя взрослость 30-44 года  и поздняя взрослость 45-65 лет. В группы вошли люди с разным уровнем общего показателя ЗОЖ. Данные представлены в таблице 1.

Таблица 1. Представленность участников с разным уровнем выраженности параметра ЗОЖ в возрастных группах (данные в процентном соотношении)*

Уровень общего показателя ЗОЖ

Возраст

17 – 19 (N=181)

20 – 29 (N=63)

30 – 44 (N=83)

45 – 65 (N=73)

Низкий

32,6 (8,1)

12,7 (3,2)

27,7 (7,0)

21,9 (5,5)

Средний

20,4 (5,1)

23,8 (5,9)

21,7 (5,4)

26,0 (6,5)

Выше среднего

24,3 (6,1)

27,0 (6,8)

20,5 (5,1)

28,8 (7,2)

Высокий

22,7 (5,7)

36,5 (9,1)

30,1 (7,5)

23,3 (5,8)

*Примечание: процент высчитывался для каждой группы в отдельности и относительно всей выборки (в скобках процент по выборке).

Сравнительный анализ по выраженности параметров ЗОЖ вывил незначительные различия между группами (табл.2). Показано, что  параметры «питание» и «управление стрессом» имеют наименьшую выраженность у представителей первой группы, а «внутренний рост» у респондентов старшей возрастной группы (45-65 лет). По данным дисперсионного анализа с использованием апостериорного множественного сравнения по методу Шеффе, было показано, что представители первых двух групп отмечают свой внутренний рост и саморазвитие, верят в будущееи ставят перед собой цели, они открыты для нового опыта (0,01≤р≤0,05).

В контексте межличностных отношений, участники исследования, вошедшие во вторую группу (22-29 лет), отмечают значимость социального окружения: они стараются находить время для общения с друзьями, находят понимание и чувствуют поддержку со стороны своего окружения (р≤0,05). Следует отметить значимость межличностного общения и для самых молодых участников нашего исследования, особенно в части поддержки и установления доверительных отношений (р≤0,05).

Таблица 2. Уровневые показатели здорового образа жизни в возрастных группах

Параметры ЗОЖ

Возраст

 

F

 

p=

17-19 (n=181)

20-29 (n=63)

30-44 (n=83)

45-65 (n=73)

M

SD

M

SD

M

SD

M

SD

Ответственность за здоровье

19,4

4,7

20,2

4,3

20,0

5,5

19,9

4,3

0,63

0,597

Физическая активность

16,7

5,6

18,3

5,7

17,2

6,2

16,6

5,6

1,46

0,225

Питание

21,4

4,8

23,2

5,3

22,7

4,5

23,3

4,9

3,73

0,011

Внутренний рост

27,4

4,3

28,4

3,8

27,1

4,8

25,4

4,2

5,51

0,001

Межличностные отношения

28,9

4,6

29,8

4,1

28,5

4,6

27,9

3,9

2,17

0,091

Управление стрессом

18,5

4,0

20,0

4,2

20,0

4,4

19,7

3,9

3,82

0,010

Общий показатель

132,4

19,5

139,8

17,3

135,6

22,4

132,9

17,9

2,51

0,058

В части культуры питания, большинство отмечают несоблюдение определенной диеты (подсчитывания порций, необходимых для ежедневного рациона). К сбалансированному питанию обращаются, время от времени (48,8%) или редко (20,3%), только когда возникает необходимость. Наименее благоприятная ситуация отмечается у представителей студенчества.

Для формирования антистрессороного иммунитета и мобилизации своих психофизиологических ресурсов, человеку необходимо соблюдать режим сна и отдыха. Большинство наших испытуемых не используют специальные техники для контроля стресса и не отводят время для медитативных практик ежедневно; ложатся спать за полночь (60,8%). В результате - не высыпают количество времени, необходимое для восстановления психофизиологических ресурсов. Наиболее неблагоприятная ситуация в этом плане - у молодежи.

Следует заметить, что во всех группах отмечается средняя выраженность ответственности за свое здоровье. Качественный анализ позволил выявить тот факт, что участники нашего исследования не имеют привычки заниматься самообследованием тела на предмет опасных изменений или угрожающих признаков для здоровья; у них отсутствует привычка интересоваться у врачей о мероприятиях, необходимых для поддержания здоровья, а также посещать специальные программы по здоровью. А в случае возникновения проблем со здоровьем, они предпочитают лечиться самостоятельно (49,5%) и продолжают ходить на работу / учебу (25%). Также отмечаются незначительные «провалы» в части занятий определенными видами активности (плавание, танцы, езда на велосипеде, силовые упражнения), особенно в старшей возрастной группе.

С помощью регрессионного анализа мы изучили вклад психологических характеристик в формирование ЗОЖ (табл.3; рис.1). В число психологических характеристик мы включили параметры стиля саморегуляции поведения, т.к. данные характеристики позволяют произвести оценку общей способности человека к самоорганизации, выделить специфические индивидуальные стратегии саморегуляции поведения. По результатам зарубежных исследователей, различные факторы «Большой Пятерки» могут оказывать влияние на здоровый образ жизни [10,13], однако результаты западных исследователей противоречивы, также нет однозначного взгляда на природу таких связей в отечественных источниках. В последнее время особое внимание исследователями уделяется вопросам психологического благополучия. Данный конструкт рассматривается в качестве мощного ресурса в разных проблемных областях. Нас интересует роль психологического благополучия в структуре поведения, направленного на сохранение и поддержание своего здоровья. Также нами было решено включить опросник для диагностики типов отношения к болезни (ТОБОЛ), т.к. считаем, что последние могут вносить свой вклад в стратегии «здорового» поведения. На наш взгляд, независимо от наличия или отсутствия хронических заболеваний или каких-либо морфофункциональных особенностей, требующих постоянного медицинского наблюдения, каждый человек обладает определенным отношением к болезням, а также имеет некую идеальную модель того, как он поведет себя в случае заболевания, т.е. отношение к болезни отражает индивидуальный, или личностный уровень.

Таблица 3. Данные модели предикторов компонента «поведение» в структуре ЗОЖ в возрастных группах

Возраст (лет)

Предикторы

β

B(SE)

p=

17-19

Общий уровень регуляции (ССПМ)

0,436

1,603(0,256)

0,000

Самостоятельность (ССПМ)

-0,185

-1,923(0,723)

0,009

Самосознание (Big-5)

0,273

0,965(0,257)

0,000

Сотрудничество (Big-5)

0,200

0,723(0,281)

0,011

Открытость опыту (Big-5)

0,184

0,663(0,274)

0,017

Самопринятие (ШПБ)

0,333

2,797(0,575)

0,000

Жизненные цели (ШПБ)

0,255

2,171(0,584)

0,000

Дисфорический тип (ТОБОЛ)

-0,370

-1,327(0,295)

0,000

Апатический тип (ТОБОЛ)

-0,321

-1,016(0,222)

0,000

Паранойяльный тип (ТОБОЛ)

0,194

0,752(0,317)

0,019

20-29

Планирование (ССПМ)

0,366

2,923(1,096)

0,010

Самосознание  (ССПМ)

0,379

0,986(0,308)

0,002

Психологическое благополучие (ШПБ)

0,353

0,770(0,261)

0,004

Дисфорический тип (ТОБОЛ)

-0,462

-1,127(0,277)

0,000

30-44

Общий уровень регуляции (ССПМ)

0,707

3,152(0,605)

0,000

Самостоятельность (ССПМ)

-0,282

-3,351(1,345)

0,016

Планирование (ССПМ)

-0,308

-3,804(1,630)

0,023

Эмоциональная стабильность (Big-5)

0,315

0,946(0,318)

0,004

Открытость опыту (Big-5)

0,291

0,932(0,327)

0,006

Экстраверсия (Big-5)

0,240

0,912(0,409)

0,029

Психологическое благополучие (ШПБ)

0,725

2,009(0,450)

0,000

Автономность (ШПБ)

-0,359

-4,393(1,356)

0,002

Жизненные цели (ШПБ)

-0,319

-3,333(1,354)

0,016

Личностный рост (ШПБ)

0,273

2,705(1,176)

0,024

Меланхолический тип (ТОБОЛ)

-0,285

-1,332(0,498)

0,009

45-65

Оценка результата (ССПМ)

0,368

5,258(1,953)

0,010

Гибкость (ССПМ)

0,280

2,766(1,349)

0,047

Психологическое благополучие (ШПБ)

0,653

1,427(0,255)

0,000

Автономность (ШПБ)

-0,274

-2,684(1,142)

0,022

Дисфорический тип (ТОБОЛ)

-0,372

-1,568(0,464)

0,001

В качестве общей тенденции и, следует отметить отсутствие в структуре ЗОЖ всех возрастных групп доминирующих типов отношения к болезни, характерных для нашей выборки: эргопатического (26,0%) и анозогнозического (51,2%).

Положительный вклад в здоровый образ жизни молодежи (17-19 лет) вносят личностные характеристики «самосознание», «сотрудничество», «открытость опыту»; шкалы психологического благополучия «жизненные цели» и «самопринятие»; общий уровень саморегуляции поведения и паранойяльный тип отношения к болезни. С отрицательным знаком в структуру ЗОЖ вошли регуляторно-личностное свойство «самостоятельность», апатический и дисфорический типы отношения к болезни. Можно предположить, что формирование ЗОЖ у молодежи обеспечивается развитостью волевых характеристик с высокой мотивированностью поведения, высоким уровнем социальной культуры; стремлением к самосовершенствованию, подкрепленное наличием жизненных целей и принятием своих положительных и отрицательных качеств. Высокий уровень сформированности индивидуальной системы осознанной саморегуляции также выступает в качестве предиктора ЗОЖ. Регрессионный анализ показал, что крайняя подозрительность и настороженность к своему здоровью в молодом возрасте способствует обращению к поведению, направленному на сохранение своего здоровья. Отсутствие негативных модальностей в настроении, вялости и апатии в поведении с одной стороны и зависимость от мнения и оценок окружающих с другой, также способствуют формированию ЗОЖ.

В группе ранней взрослости (20-29 лет) выявлено наименьшее количество психологических характеристик, способствующих формированию ЗОЖ. В качестве предикторов можно отметить «самосознаниие», регуляторный процесс «планирование», общий показатель психологического благополучия и дисфорический тип отношения к болезни, который вошел с отрицательным знаком. Развитость волевого компонента, высокий уровень сформированности осознанного планирования деятельности и высокий уровень психологического благополучия, а также отсутствие гневливо-мрачного, озлобленного настроения, являются важными составляющими при формировании ЗОЖ в ранней взрослости.

Рисунок 1. Модель предикторов компонента «здорового образа жизни» в возрастных группах

Примечание: типы отношения к болезни: П–паранойяльный; А–апатический; Д–дисфорический, М–меланхолический; параметры стиля саморегуляции поведения: ОУ-общий уровень регуляции, Г-гибкость, С–самостоятельность, Пл–планирование, Ор-оценка результата; шкалы психологического благополучия: Авт.-автономность, Смпр-самопринятие, ЛР-личностный рост, ЖЦ-жизненные цели, ПБ-общий показатель психологического благополучия; личностные характеристики: Э-экстраверсия, СС-самосознание, СГ-сотрудничество, ЭС-эмоциональная стабильность, ОО-открытость опыту. ____положительные связи; _ _ _ отрицательные связи.

 

У представителей периода средней взрослости (30-44 года), положительный вклад вносят: «общий уровень саморегуляции»; личностные характеристики «открытость опыту», «экстраверсия» и «эмоциональная стабильность»; общий показатель психологического благополучия и «личностный рост». С отрицательным знаком входят: регуляторный процесс «планирование», регуляторно – личностное свойство «самостоятельность», шкалы психологического благополучия «жизненные цели», «автономность» и меланхолический тип отношения к болезни.  Другими словами, можно предположить, что высокий уровень сформированности индивидуальной системы осознанной саморегуляции поведения, высокий уровень социальной культуры общения, стремление к реализации своего потенциала и самосовершенствованию, а также высокая эмоциональная стабильность позволяют формировать «здоровое поведение» в контексте ЗОЖ. С другой стороны, обращение к ЗОЖ в средней взрослости усиливаются социальным давлением, но без пессимистического взгляда на жизнь.

Положительный вклад в «здоровый образ жизни» представителей поздней взрослости (45-65 лет) вносят: регуляторный процесс «оценка результата», регуляторно-личностное свойство «гибкость» и общая шкала психологического благополучия. Шкала «автономность» и дисфорический тип отношения к болезни образуют отрицательную взаимосвязь.  Развитость и адекватность самооценки, а также оценки результатов своей деятельности, высокий уровень сформированности регуляторной гибкости, высокий уровень психологического благополучия способствуют формированию поведения, направленного на сохранения своего здоровья. С другой стороны, обращение к здоровому поведению, в данной группе, определяется социальным давлением («автономность» с отрицательным знаком), а также отсутствием негативных (озлобленных) модальностей в настроении.

Обсуждение результатов

В нашем исследовании проведен анализ выраженности здорового образа жизни у представителей разных возрастных групп, не имеющих на момент исследования серьезных проблем со здоровьем. Основная цель заключалась в изучении вклада психологических характеристик, способствующих формированию ЗОЖ в зависимости от возраста. Нами выявлены различия не только по количеству психологических характеристик опосредствующих здоровый образ жизни в возрастных группах, но и различия в качестве их вклада. В исследовании показано, что общий уровень саморегуляции поведения вносит существенный вклад в формирование ЗОЖ у представителей средней взрослости и юности. Саморегуляция связана со способностью людей думать о будущем, ставить цели, разрабатывать планы для их достижения и регулировать свое поведение, что имеет решающее значение для решения проблем со здоровьем. Данный факт был отмечен зарубежными исследователями при изучении отношения к своему здоровью [9]. Нами было выявлено, что регуляторный процесс «планирование» выступает в качестве предиктора ЗОЖ в ранней взрослости (20-29 лет), а в группе средней взрослости отмечается нарушение адекватного планирования целей. Процесс оценивания результатов действий вносит положительный вклад в «здоровое поведение» у респондентов старшей возрастной группы (45-65 лет). Также следует отметить положительный вклад регуляторной гибкости в старшей возрастной группе и нарушение регуляторной автономности у представителей юности и средней взрослости. Зависимость от мнения и оценок окружающих является мощным фактором в формировании определенного поведения, как негативного, связанного с вредными привычками, так и поведения, направленного на сохранение своего здоровья. О влиянии социальных факторов, приводящих к возникновению того или иного типа поведения, существуют данные в зарубежных исследованиях [8] Авторами было отмечено, что социальное давление со стороны сверстников у подростков, может приводить к возникновению вредных привычек (например, табакокурению), а также и к защитным мерам в отношении здоровья. С учетом исследуемой выборки мы можем предположить, что в группе молодых участников четко прослеживается факт социального влияния со стороны сверстников, связанный с «модой» на ЗОЖ. Следует отметить, что большинство молодых людей из числа нашей выборки не имеют вредных привычек (не курят 86,2%) и стремятся к физической активности.

Нами было показано, что личностный фактор «открытость опыту» вносит положительный вклад в ЗОЖ у представителей средней взрослости и юности. Можно сказать, что стремление к самосовершенствованию определяет соответствующее поведение в отношении своего здоровья. У молодых участников исследования, в качестве предикторов ЗОЖ добавляются личностные факторы «самосознание» и «сотрудничество», а в группе средней взрослости (30-44 года) – «экстраверсия» и «эмоциональная стабильность». Самосознание вносит свой вклад в формирование ЗОЖ и у представителей ранней взрослости (20-29 лет). В поздней взрослости факторы «Большой пятерки» не вошли в регрессионную модель. Выявленные связи частично пересекаются с данными зарубежных исследований. Было выявлено, что экстраверсия связана с высоким качеством жизни и благоприятной оценкой своего здоровья, а низкая эмоциональная устойчивость с ухудшением своего здоровья и низким качеством жизни [13]. В отношении сотрудничества выявлен факт «токсичного компонента» в поведении, когда грубость и отсутствие согласия в общении приводят к возникновению ишемической болезни сердца [10]. В соответствии с данными, полученными в зарубежных исследованиях, самосознание является ключевым фактором в понимании личности и здоровья [13]. Исследователями было показано, что высокий уровень самосознания способствует укреплению физического здоровья, а выраженность факторов «экстраверсия» и «открытость опыту» - снижению нарушения поведения у лиц с физическими заболеваниями. В области психического здоровья клиницисты придерживаются мнения, что пациенты, с выраженной характеристикой «открытость опыту» более восприимчивы для получения новой информации в части терапии. Именно такие люди, по мнению специалистов, склонны обращаться к нетрадиционным методам лечения [13]. Возможно, для таких людей ЗОЖ выступает в качестве своеобразной альтернативы, способствующей решению проблем со здоровьем.

В качестве предиктора ЗОЖ выступает общий показатель психологического благополучия, который опосредствует соответствующее поведение у представителей трех групп: ранней, средней и поздней взрослости. Позитивный вклад психологического благополучия связан с позитивным функционированием человека [12], что вполне соотносится со «здоровым поведением». Среди компонентов психологического благополучия, в группе молодых участников исследования, предикторами ЗОЖ выступают шкалы «самопринятие» и «жизненные цели», положительный вклад которых отражает целенаправленные, осознанные действия, основанные на принятии своих положительных и отрицательных личностных качествах. Стремление к самосовершенствованию и развитию своего потенциала (шкала «личностный рост») способствует выработке поведения, направленного на сохранение своего здоровья у представителей средней взрослости. Следует отметить отрицательные связи шкал «жизненные цели» и «автономность» в третьей группе (30-44 года) с параметром ЗОЖ. Также выявлена обратная зависимость автономности с параметром ЗОЖ в старшей группе. Выявленные тенденции заставляют задуматься. Возможно, ведение здорового образа жизни требует от взрослого человека больших усилий, поскольку ЗОЖ требует перестройки самого образа жизни. Усилия, вкладываемые в формирование «здорового поведения», связаны не только с внимательным отношением к своему здоровью, физической активностью, соблюдением культуры питания, но и с формированием гармоничных отношений, саморазвитием, управлением стрессом - все это требует времени, сил, контроля. Возможно, в какой-то мере, стремление к ЗОЖ подменяет людям реальный смысл жизни. Все силы уходят не на содержательную часть жизни, а на ту, которая должна соответствовать некоему внешне заданному эталону. В результате у человека не остается времени не только на осуществление глобальных целей, но, возможно, даже на их осознание.

Изучение типа отношения к болезни у людей, не имеющих серьезных заболеваний на момент исследования, а также включенность «типов» в структуру ЗОЖ показало интересные взаимосвязи. Дисфорический тип вносит отрицательный вклад в формирование ЗОЖ представителей ранней, поздней взрослости и юношеского периода. Можно сказать, что отсутствие агрессивных модальностей в настроении способствуют здоровому поведению. В группе молодых участников такой вклад вносит апатический тип, а в средней взрослости - меланхолический, что свидетельствует об отсутствии безразличия к своей жизни в первом случае и пессимистического взгляда на жизнь во втором. Другими словами можем сказать, что оптимистический взгляд на жизнь способствует формированию ЗОЖ. Факт положительной связи оптимизма со «здоровым поведением» был показан и зарубежными исследователями [11].

Выводы

Таким образом, наше исследование позволило выявить свои специфические особенности в формировании ЗОЖ для представителей разных возрастов. Выявлена роль личностных факторов «большой пятерки» в формировании здорового поведения, значимость осознанной саморегуляции поведенческой активности. В этой связи возрастает значимость обучения навыкам саморегуляции поведения в отношении своего здоровья. Косвенно выявлен эффект социальных ожиданий, который по-разному проявился в периодах юности, средней и поздней взрослости. Необходимо также учитывать роль социально-экономических, профессиональных, экологических факторов, а также наличия семьи. Для более корректной оценки факторов, формирующих ЗОЖ, необходимы дальнейшие исследования в данном направлении на расширенной выборке.


Список литературы

1. Жуковская Л.В., Трошихина Е.Г. Шкала психологического благополучия К. Рифф // Психологический журнал. 2011. Т. 32. № 2. С. 82–93.
2. Моросанова В.И. Индивидуальный стиль саморегуляции: феномен, структура и функции в произвольной активности человека. М.: Наука, 2001.192 с.
3. Мясищев В.Н. Психология отношений : избранные психологические труды / В.Н. Мясищев ; Ред. А.А. Бодалев. – 4-е изд. – Москва.: МПСИ; Воронеж: МОДЭК, 2011. – 400 с.
4. Петраш М. Д., Муртазина И. Р. «Понятие «здоровый образ жизни» в психологических исследованиях // Вестник Санкт-Петербургского университета. Психология и gедагогика. 2018. Т. 8. Вып. 2. С. 152–165. https://doi.org/10.21638/11701/spbu16.2018.204
5. Петраш М.Д., Стрижицкая О.Ю., Муртазина И.Р. Валидизация опросника «Профиль здорового образа жизни» на российской выборке // Консультативная психология и психотерапия. 2018. Т. 26. № 3. С. 164—190. doi: 10.17759/cpp.2018260309
6. Психологическая диагностика отношения к болезни: пособие для врачей / Л.И. Вассерман, А.Я. Вукс, Б.В. Иовлев, Э.Б. Карпова. – СПб.: Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева. 2005. Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева. 2005. [Электронный ресурс] http://www.medpsy.ru/library/library122.pdf./ (Дата обращения 25.08.18).
7. Яничев Д.П. Когнитивные аспекты самовосприятия личностных черт у пациентов с невротической и неврозоподобной симптоматикой. Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук. СПб., 2006. 181 с.
8. Carmody, T. (2007). Health-related behaviours: Common factors. In S. Ayers, A. Baum, C. McManus, S. Newman, K. Wallston, J. Weinman, et al. (Eds.), Cambridge Handbook of Psychology, Health and Medicine(pp. 102-109). Cambridge: Cambridge University Press. doi:10.1017/CBO9780511543579.023
9. Cheng, C-H. E., Weiss, J. W., & Siegel, J. M. (2015). Personality traits and health behaviors as predictors of subjective wellbeing among a multiethnic sample of university-attending emerging young adults. International Journal of Wellbeing, 5(3), 21-43. doi:10.5502/ijw.v5i3.2
10. Goodwin, R. D., & Friedman, H. S. (2006). Health Status and the Five-factor Personality Traits in a Nationally Representative Sample. Journal of Health Psychology, 11(5), 643–654. https://doi.org/10.1177/1359105306066610
11. Mc.Gregor, B. A., Bowen, D. J., Ankerst, D. P., Andersen, M. R., Yasui, Y., & McTiernan, A. (2004). Optimism, Perceived Risk of Breast Cancer, and Cancer Worry Among a Community-Based Sample of Women. Health Psychology, 23(4), 339-344.http://dx.doi.org/10.1037/0278-6133.23.4.339
12. Ryff C.D., Keyes C.L.M. The structure of psychological well-being revisited // Journal of Personality and Social Psychology. 1995. Vol. 69 (4). P. 719—727. doi:10.1037/0022-3514.69.4.719
13. Stephanie V. Stone, Robert R. McCrae Personality and health // Cambridge Handbook of Psychology, Health and Medicine Second edition Ayers S., et all. Cambridge University Press, 2007. P.151-155
14. Walker, S. N., Schrist, K. R. & Pender, N. J. The health-promoting lifestyle profile: development and psychometric characteristics. Nursing Research, 1987; 36, 76—81.
15. Walker, S.N., & Hill-Polerecky, D.M. Psychometric evaluation of the Health-Promoting Lifestyle Profile II. Unpublished manuscript, University of Nebraska Medical Center 1996. P.120-126.

Расскажите о нас своим друзьям: