Социальная психология | Мир педагогики и психологии №9 (38) Сентябрь 2019

УДК 159.9.07

Дата публикации 30.09.2019

Личностная зрелость и взаимоотношения с родителями молодых людей, проживающих с ними или отдельно

Бондарева Олеся Вячеславовна
канд. психол. наук, доцент кафедры психологии личности и общей психологии, Кубанский государственный университет, РФ, г. Краснодар, conseousness@rambler.ru
Маслова Наталия Евгеньевна
студент 4 курса Кубанского государственного университета, РФ, г. Краснодар, nataliya1297@mail.ru

Аннотация: В данной статье рассматривается проблема взаимоотношений молодых людей с родителями и процесса сепарации от них. Анализируются такие характеристики личности, как личностная зрелость и суверенность психологического пространства. В результате эмпирического исследования выявлено, что у молодых людей, проживающих отдельно от родителей, более близкие и доверительные отношения с ними, а также обнаружена связь суверенности психологического пространства личности с опытом сиблинговых отношений у респондентов и связь показателей личностной зрелости с самостоятельным проживанием и наличием работы у молодых людей.
Ключевые слова: личностная зрелость, суверенность психологического пространства личности, сепарация, детско-родительские отношения

Personal maturity and relationships with parents of young people living with them or separately

Bondareva Olesya Vyacheslavovna
candidate of psychological sciences, associate professor, Department of personality psychology and general psychology, Kuban State University, Russia, Krasnodar
Maslova Nataliya Evgenievna
4 year student of Kuban State University, Russia, Krasnodar

Abstract: This article discusses the problem of the relationship of young people with parents and the process of separation from them. It analyzes such personality characteristics as personality maturity and sovereignty of the psychological space. As a result of an empirical study, it was found that young people living separately from their parents had a closer and trusting relationship with them, as well as a connection was found between the sovereignty of the psychological space of the individual and the experience of sibling relationships among respondents, a connection between personality maturity indicators and separate living and the presence of work.
Keywords: personality maturity, sovereignty of the psychological space of the individual, separation, parent-child relationships


Сепарация – важный процесс обретения автономии, самостоятельности и независимости в жизни каждого человека. Б. Мур и Б. Файн отмечают, что на каждом возрастном этапе решаются свои специфические задачи, связанные с обретением ребёнком автономии и независимости [4]. Таким образом, сепарация – процесс длительный и характерный для всех возрастных этапов.

Особое место в нём занимает переезд молодых людей из родительской семьи и начало самостоятельного отдельного проживания. Чаще всего этот важный шаг совершают именно в молодости.  Причем, как отмечает Т.И. Сытько [8], сепарация подразумевает не только факт физического расставания и отделения, но и перестройку самих детско–родительских отношений. Взаимоотношения с родителями в этот период переходят на новый уровень, однако не всегда последние оказываются к этому готовы, а в ряде случаев они, сознательно или нет, оттягивают момент расставания с повзрослевшим ребёнком. Это, на наш взгляд, может оказывать влияние на формирование личностной зрелости молодых людей.

В нашем исследовании мы будет рассматривать данное понятие в рамках конструкта «зрелая личность – инфантильная личность», где под личностной зрелостью понимается соответствие личности нормативному уровню развития в контексте актуальных социальных ожиданий и требований к ней [3].

В содержание конструкта личностной зрелости, по А.В. Микляевой, входит широкий спектр характеристик, отражающих регуляторные, когнитивные, рефлексивные и нравственные особенности человека [2]. К ним относятся адекватная самооценка, способность к саморегуляции, опора на собственный жизненный опыт и ценность этого опыта и другие характеристики. Маленкова А.Ю. и Потапова Ю.В. утверждают, что зрелой личностью может считаться только человек, гармонично завершивший процесс сепарации [1].

С.К. Нартова-Бочавер процесс сепарации личности от значимого другого рассматривает в контексте обретения личностью суверенности. Софья Кимовна совместно с коллегами определяет психологическую, или личностную, суверенность как «способность человека контролировать, защищать и развивать своё психологическое пространство, основанную на обобщённом опыте успешного автономного поведения» [6]. В одной из своих статей она делает важный вывод о том, что суверенность психологического пространства личности можно рассматривать также как один из критериев личностной зрелости [5]. Согласно автору, формирование суверенности психологического пространства происходит в конфликтном взаимодействии со взрослыми, противостоянии их давлению, что подразумевает постепенное обособление и отделение от них, т.е. сепарацию, для обретения независимости и автономии [7].

Таким образом, личностная зрелость и суверенность психологического пространства личности тесно связаны с процессом сепарации и в целом с взаимоотношениями с родителями. Важность вопросов формирования зрелости и суверенности психологического пространства личности, а также неизбежность и значимость сепарационных процессов в жизни молодых людей определяют актуальность нашего исследования.

В своей работе мы задались вопросом, различаются ли у молодых людей, проживающих совместно или отдельно от родителей, такие личностные характеристики, как суверенность психологического пространства личности и личностная зрелость. Поиск ответа на данный вопрос и является целью исследования.

Гипотеза исследования заключается в том, что существуют различия в показателях личностной зрелости и суверенности психологического пространства личности у молодых людей, проживающих раздельно или совместно с родителями.

Объект исследования: личностная зрелость и суверенность психологического пространства личности молодых людей.

Предмет исследования: различия степени личностной зрелости и суверенности психологического пространства личности молодых людей, проживающих раздельно или совместно с родителями.

В исследовании приняли участие 27 студентов в возрасте от 20 до 30 лет, среди которых 13 (11 девушек и 2 парней) проживают совместно с родителями и 14 (11 девушек и 3 парней) проживают отдельно от родителей.

Для исследования уровня личностной зрелости студентов была использована методика «Шкала самооценки личностной зрелости» А.В. Микляевой, для исследования психологического пространства личности применялся опросник «Суверенность психологического пространства» С.К. Нартовой–Бочавер, а также анкета, включающая в себя общие сведения об испытуемом, вопросы о раздельном либо совместном проживании с родителями, о взаимоотношениях с ними и с сиблингами, об отношении к родительским методам воспитания и другие.

В результате исследования были обнаружены значимые различия по уровню когнитивной зрелости студентов, проживающих совместно или отдельно от родителей (p≤0,05). Из этого следует, что проживающие отдельно от родителей молодые люди более ответственны и обязательны, гибко используют свой интеллект в различных ситуациях. Они более адекватно воспринимают окружающую действительность и принимают адекватные решения, опираясь на собственный жизненный опыт и его субъективную ценность. Можно предположить, что факт отдельного проживания респондентов развивает их навыки самообслуживания, а значит и чувство ответственности. Необходимость самостоятельно искать выход из различных ситуаций заставляет быть более гибкими и рациональными в своих решениях. Всё это расширяет их багаж жизненного опыта, на который они могут опираться в дальнейшем, в отличие от молодых людей, которые ещё не прошли этот этап сепарации.

Также была обнаружена тенденция к различиям по уровню суверенности временных привычек у данных групп респондентов (p≤0,1). Результаты говорят о том, что молодые люди, проживающие отдельно от родителей, лучше умеют сохранять и отстаивать свои временные границы. В их детстве, скорее всего, редко бывали ситуации, когда внезапно нарушался их привычный режим дня. В связи с этим они более склонны выбирать отдельное проживание в молодом возрасте, т.к. это позволяет им лучше защищать свои границы, не подстраиваться под режим, поведение и привычки других.

Интересно, что уровни суверенности личных вещей различаются у респондентов, имеющих или не имеющих опыт сиблинговых отношений. Так, у молодых людей, проживающих с родителями и не имеющих братьев и сестер, этот показатель выше (p≤0,05). Это может быть связано с тем, что часто в семьях с несколькими детьми им приходится делиться игрушками друг с другом,  личными вещами, одеждой. Причем порой от них требуют этого, а отказ делиться с братом или сестрой может понести за собой наказание либо осуждение. Таким образом, в психологическое пространство вещей ребёнка в семьях с несколькими детьми периодически «врываются», нарушая личностные границы, в то время как в семьях с одним ребёнком такого не происходит, т.к. он имеет больше прав и возможностей самостоятельно распоряжаться своими вещами и больше уверенности в том, что к ним без его ведома никто не притронется.

У молодых людей, проживающих с родителями и являющихся единственным ребенком в семье, выше уровень суверенности социальных связей (p≤0,1), что говорит об их более развитой способности создавать, поддерживать и развивать близкие, глубокие, интимные межличностные отношения, чувствовать и принимать ответственность за другого и за отношения с ним. У этих респондентов в детстве было больше возможностей проводить время со значимыми другими, друзьями и детьми, которые были им интересны. Это можно объяснить тем, что им не нужно было в детстве делить внимание близких с братьями и сестрами, не приходилось вмешивать сиблинговые отношения в отношения с друзьями. В результате они научились создавать крепкие связи с другими, в связи с чем не боятся отдаляться от родителей, обретать автономность, т.к. обладают уверенностью в надежности имеющихся у них связей с близкими людьми.

При этом у молодых людей, проживающих отдельно от родителей и имеющих братьев и сестёр, выше показатели суверенности физического тела (p≤0,1). Это может быть связано с тем, что в семьях с несколькими детьми выше частота физических контактов, различных прикосновений, объятий и иных тактильных взаимодействий. Поэтому молодые люди, имеющие братьев или сестер, привыкли к контактам подобного рода и не считают их вмешательством в своё пространство и нарушением границ. Можно сказать, что их физические границы сужены, поэтому непроизвольные прикосновения не вызывают у них негативных переживаний, они относятся к этому проще и снисходительнее. К тому же в связи с тем, что в семье несколько детей, внимание родителей распределяется между ними, поэтому попытки родителей, если таковые имелись, заставить ребёнка что–то сделать, надеть, съесть и т.п. имели меньшую интенсивность, а порой могли и вовсе не реализовываться до конца из–за того, что родители отвлекались на другого ребёнка и не успевали полностью контролировать каждого.

В то время как молодые люди, не имеющие братьев и сестер, в детстве были полностью в центре внимания своих родителей, которые могли жестко их контролировать в выполнении своих требований, в том числе связанных с суверенностью физического тела, например, заставлять ребёнка доедать невкусную пищу, жестче следить за положением его тела, походкой, осанкой, заставлять кого–то обнимать при встрече и т.д.

Интересные тенденции обнаружены также в сравнении выборок молодых людей, проживающих отдельно от родителей, в связи с наличием или отсутствием у них работы. Так, у работающих молодых людей выше уровни общей личностной зрелости и нравственной зрелости в частности (p≤0,1). Это означает, что живущие отдельно от родителей и работающие молодые люди более обязательны, ответственны, ориентированы на правила и нормы. Это может быть связано с тем, что на работе они вынуждены придерживаться определенных правил поведения, трудового распорядка, в связи с чем они более дисциплинированны. Они осознают свою ответственность перед собой и другими людьми, способны предвосхищать последствия своих действий, понимают важность и необходимость соблюдения правил как на работе, так и в обществе, в межличностных отношениях.

При этом у них более низкий уровень суверенности социальных связей (p≤0,1). Это говорит о том, что для них более характерно чувство отстраненности, отчужденности. Они менее склонны к поддержанию надежных, глубоких доверительных отношений с другими. Это может быть связано с отсутствием таких отношений в детстве, в результате чего выработалась неуверенность во взаимоотношениях с другими людьми, в их прочности.

Для исследования взаимоотношений молодых людей с родителями были использованы вопросы анкеты о характере взаимоотношений с ними, удовлетворенности этими отношениями, а также вопросы о том, какие стратегии и особенности поведения родителей молодые люди готовы перенять, а какие ни за что не будут использовать при воспитании своих детей.

По результатам заполнения респондентами анкеты можно заключить, что в целом большая часть молодых людей, как проживающих отдельно, так и совместно с родителями, утверждают, что они удовлетворены отношениями с ними (80%). В основном свои взаимоотношения с родителями молодые люди оценивают как близкие, доверительные, теплые, хорошие, дружеские, при этом некоторые отмечают, что отношения с матерью у них складываются лучше, чем с отцом.

В ответах на вопросы о стилях воспитания родителей молодые люди отвечали, что переняли бы у родителей заботу, поддержку, любовь, свободу выбора, дисциплинированность («Делу – время, потехе – час»), поддержку и дружеские взаимоотношения с детьми. Они не желают перенимать такие стратегии воспитания, как критика, применение физической силы, запреты, унижения и оскорбления, манипуляции и гиперопека. Некоторые отмечали отсутствие родителей в их жизни в психологическом плане (7%).

При этом молодые люди, проживающие отдельно от родителей, в половине случаев утверждали, что нет таких методов воспитания, которые они бы отказались перенимать у своих родителей. Они высоко оценивают свои взаимоотношения с родителями, уважают и ценят их стили родительского поведения, говорят о дружественной атмосфере в родительской семье и о том, что в своей хотят создать такую же. Среди молодых людей, проживающих вместе с родителями, лишь четверть дали подобные ответы.

По итогу качественного анализа анкетных данных можно заключить, что у молодых людей, проживающих отдельно от родителей, более доверительные и близкие взаимоотношения с ними. Это может свидетельствовать о том, что теплые, дружеские отношения с родителями дают молодым людям необходимую опору и поддержку для совершения такого важного шага на пути сепарации, как переезд и начало самостоятельной жизни.

Таким образом, по итогу проведенного исследования были получены следующие результаты:

у молодых людей, проживающих отдельно от родителей, выше уровень когнитивной зрелости, а также есть тенденция к более высокому уровню суверенности временных привычек;

среди молодых людей, проживающих совместно с родителями, у единственных детей в семье, выше показатель суверенности личных вещей, а также присутствует тенденция к более высоким показателям суверенности социальных связей по сравнению с молодыми людьми, проживающими вместе с родителями и имеющими сиблинговые отношения;

среди молодых людей, проживающих отдельно от родителей, у единственных детей в семье есть тенденция к более низким показателям суверенности физического тела;

среди молодых людей, проживающих отдельно от родителей, у работающих, выше уровни общей личностной и нравственной зрелости, а также имеется тенденция к более низкому уровню суверенности социальных связей;

у молодых людей, проживающих отдельно от родителей, более близкие и доверительные отношения с ними.

В целом можно сделать вывод, что при сравнении личностной зрелости и суверенности психологического пространства молодых людей, проживающих совместно или отдельно от родителей, имеется больше тенденций, чем значимых различий.

Данное исследование обнаружило связь суверенности психологического пространства личности с опытом сиблинговых отношений у респондентов, связь показателей личностной зрелости с самостоятельным проживанием и наличием работы у молодых людей. Полученные результаты могут быть полезны как самим молодым людям и их родителям для лучшего понимания ситуации и выстраивания наиболее благоприятной стратегии взаимоотношений, так и практикующим психологам, специализирующимся в вопросах семьи и воспитания, личностного роста и развития.


Список литературы

1. Маленова А.Ю., Потапова Ю.В. Феномен сепарации: определение проблемного поля исследования / А.Ю. Маленова, Ю.В. Потапова // ОмГУ. 2013. №2. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/fenomen-separatsii-opredelenie-problemnogo-polya-issledovaniya (дата обращения: 18.06.2019).
2. Микляева А.В. Зрелость и инфантилизм личности в социальных представлениях различных поколений // АНИ: педагогика и психология. 2016. Том 5. № 4 (17). С. 473-477.
3. Микляева А.В. Шкала самооценки личностной зрелости: опыт разработки и апробации / А.В. Микляева// СИСП. 2017. №2. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/shkala-samootsenki-lichnostnoy-zrelosti-opyt-razrabotki-i-aprobatsii (дата обращения: 15.06.2019).
4. Мур Б. Психоаналитические термины и понятия / Б. Мур, Б. Файн. – М.: Класс, 2001. – 304 с.
5. Нартова-Бочавер, С. К. Психологическая суверенность как критерий личностной зрелости / С. К. Нартова-Бочавер // Феномен и категория зрелости в психологии / под ред. А. Л. Журавлева, Е. А. Сергиенко. М., 2007. С. 149–173.
6. Нартова-Бочавер, С. К. Психологическая суверенность личности: генезис и проявления : автореф. дис. … докт. психол. наук. / Нартова-Бочавер Софья Кимовна. – М., 2005.
7. Нартова-Бочавер С.К. Человек суверенный: психологическое исследование субъекта в его бытии / С.К. Нартова-Бочавер. – СПб.: Питер, 2008. – 400 с.
8. Сытько Т.И. Структура и типы родительско–детских отношений в процессе семейной сепарации : дис. … канд. психол. наук (19.00.05) / Сытько Тамара Ивановна – Москва, 2014. – 213 с.

Расскажите о нас своим друзьям: